Подводить итоги ушедшего года — слишком неинтересное занятие для тех, кто смотрит в будущее. «Теории и практики» попросили уважаемых и умных людей поделиться мнением на счет того, чем закончится следующий год.

© Варя Веденеева

Борис Акимов, контент-директор сайта Snob.ru


К концу 2011 года окончательно станет ясно, что никакой планеты Земля не существует, кроме той, что мы видим в Фейсбуке, ну может еще в Твиттере и ЖЖ. Слова из фильма Матрица «ложки не существует» окончательно станут характеристикой всей человеческой жизни.

К концу 2011 года в России — и конечно в фейсбук-России — обнаружит себя дискуссия на тему Большой идеи для страны. Идеи, способной объяснить коротко и ясно, что такое бренд «Россия». Что этот бренд предлагает миру. И с чем именно идентифицируют себя носители бренда — они же граждане России: молодые люди с московских окраин, дагестанцы, сибиряки, калмыки и хакасы. Создание национальной идеи или маркетинговой стратегии для отечества перестанет быть исключительно литературными упражнениями Пелевина и перейдет в плоскость проблемы выживаемости страны. Вряд ли уже в 2011 году родится внятная и рабочая концепция такого проекта. Но дискуссия будет — и она не будет уже уделом исключительно маргиналов, юродивых или чиновников.

Игорь Гладкобородов, технический директор T&P


Фейсбук благодаря лайкам, шарингу и Facebook Connect проникает во все сайты, переводя социальную составляющую интернета на новый уровень. Сайты перестают быть островами, разделенными океаном, Фейсбук соединяет их и становится нервной системой интернета. Цукерберг становится Стивом Джобсом веба, запасаемся попкорном и ждем, какой айпад интернета он для нас в следующем году покажет.

Нас ждет возрождение stand alone блогов. Сейчас, благодаря фейсбуку и твиттеру, появилась, наконец, возможность анонсировать изменения в блоге так, чтобы это было удобно для пользователей. Нажать на Follow гораздо легче, чем подписаться на RSS. Ну и немаловажный фактор: у людей теперь есть что сказать, накопилось. Хипстеры начали интересоваться политикой. Идеология малых дел ждет своего продолжения: сделай свой уголок красивым, защити его и помоги другому это сделать. В мире, где интернет все больше набирает влияние на оффлайн, блог становится активом, ценностью.

Складывается ситуация, обратная утечке мозгов: утечка тел. Административные барьеры и налоговое законодательство не позволяют легально зарабатывать деньги головой. А произвол милиции и зигующая гопота ставит под вопрос ее сохранность. Поэтому проще свалить и жить на Бали, при этом продолжая работать на русских заказчиков и делая русские проекты: интернет это позволяет.

Александр Морозов, политолог


2011 год будет годом общественности. Весь 2010 год нарастал темп активности — Охта-центр, Химки, Кадаши. И все это лишь усилится, потому что это год выборов в Госдуму и последний год президентства Д.Медведева. Это значит, что в зоне общественной дискуссии окажется и «Единая Россия». Будущее этой партии под вопросом: она все меньше имеет отношение к «вертикали», да и вертикаль на наших глазах расползается. Спор о Кавказе будет неумолимо нарастать — кавказская политика окончательно зашла в тупик.

Три темы будут оставаться весь год в повестке дня: милиция (поскольку должен вступить в силу закон о ее реформе), образование — а его нынешней организацией после многочисленных реформ недовольны все, и это недовольство только нарастает. Третья тема: территориальное развитие. Все возможные ресурсы для развития каждого региона — уже посчитаны, взвешены и признаны слишком легкими. В отличие от 90-х и первой половины нулевых — уже нет наивных надежд на больших новых инвесторов. Ни у кого нет средств на дороги, коммунальную инфраструктуру и даже уборку снега. Все безнадежнее судьба моногородов и муниципалитетов, которые расположены за пределами 60-километровой зоны вокруг регионального центра. Поэтому 2011 год — это год дискуссии о территориальном развитии. Внимание будет приковано к Перми, Калуге и еще двум-трем регионам, в которых происходит что-то позитивное в этом плане.

В сфере СМИ главная новость 2011 года — запуск ежедневной 16-полосной газеты «Московские новости», которой предстоит конкурировать в группе Коммерсантъ-Ведомости-Известия.

Окончательно развалится концепт «страны БРИК», возникший почти десять лет назад. Китай ушел из этой группы. Россия стремительно отстает от Бразилии, и, очевидно, остается один на один со своими «обстоятельствами неодолимой силы». Они не дают ей не то что «развиваться»: нам бы не вылететь из второго дивизиона в третий. Это очень печально.

Но это не препятствует яркому расцвету искусств и общественной жизни. Ведь в начале ХХ века все это великолепно цвело в Петербурге и Вене. Поэтому 2011 год — это год бурных дискуссий о поэзии, документальном кино, публичных лекций, фестивалей, потока свежих переводов французской и британской гуманитарной литературы. Одним словом, мы вступаем в десятые годы, в Серебряный век.

Алексей Аметов, редакционный директор Look At Me


Интернет станет еще быстрее и дешевле. В регионах он будет стоить также, как в Москве. Рынок рекламы будет расти на фоне относительной стабильности российской экономики. При этом доли бюджетов на интернет-рекламу возрастут и у некоторых брендов достигнут 30%. А вот мобильная и видео-реклама будут развиваться постольку-поскольку. 2011 год — это еще и год легитимизации контента. Появится много сервисов, позволяющих недорого или в обмен на просмотр рекламы смотреть фильмы и слушать музыку.

iPad поможет глянцевой прессе бороться с интернетом, но именно на планшетах появится настоящая угроза для журналов. Социальные сети окончательно изменят понятия людей о приватности, а wikileaks-подобные сайты изменят представление о секретах государственного уровня. Ящик пандоры уже открыт. В России появится несколько стартапов с молодыми и профессиональными командами, которые будут делать не клоны, а проекты, способные конкурировать на мировом уровне.

Илья Мерензон, экономист


В 2011 году актуализируются изменения организации труда. Почти все будут работать или стремиться работать в качестве фрилансеров. Фрилансеры, то есть высококвалифицированные индивидуальные предприниматели, объединяющиеся в группы под специальные проекты, по моему мнению — это новая сущность рынка труда. Причин несколько. От структурных (желание управлять своим временем, нежелание доверять работодателю, высокие корпоративные налоги, возможность работать удаленно) до психологических и экономических. 2011 и далее — время фрилансеров.

Изменение рынка труда в 2011 году изменит и остальные пласты общества, в котором мы живем. Появится безумное количество сервисов, ориентированных на фрилансеров (повышение продуктивности, способы повышения квалификации, биржи проектов, способы перевода денег). Изменится форма поиска сотрудников. В сотрудниках будут искать не «должность», а решение задачи.

Государства (сперва западные, а Россия — вдогонку) изменят социальные гарантии, чтобы они учитывали интересы фрилансеров (страховка, пенсионные накопления).

Экономики станут иначе переживать кризисы. Даже в кризис безработица будет оставаться низкой (ведь все и так индивидуальные предприниматели, увольнять никого не нужно), но спрос будет падать сильнее чем раньше. Банки будут учиться давать мини-кредиты без залога.

Нойз МС, рэпер


Лично я от 2011 года ожидаю, в первую очередь, всевозможных провокаций — впереди выборы, наверняка нам захотят наглядно продемонстрировать, в каких мы все-таки сильных и надежных руках находимся сейчас. Что касается культурной жизни, то очень бы хотелось, чтоб начало нового десятилетия наконец повлекло за собой какие-то идейные изменения в музыке и литературе: гламур, цинизм и торжество маркетинга в искусстве, характерные для нулевых, уже в печенках сидят, если честно. Но это уже не прогноз, правда, а скорее открытое письмо Деду Морозу.

Юрий Сапрыкин, редакционный директор журнала «Афиша»


Городская жизнь 2011-го будет во многом определяться мобами — летучими молодежными бандами, организованными по этническому признаку. Цены на недвижимость, а также состояние магазинов, ресторанов и прочей инфраструктуры в тех или иных частях города будут серьезно зависеть от того, насколько удается обеспечить безопасность на районе. Мобы станут важным фактором политической и деловой жизни: основным их бизнесом станет выполнение заказов по запугиванию конкурентов. Вся культурно-светская жизнь переместится в гетто — Никитский бульвар, промзона на Курской («Арма»-«Винзавод»-Artplay), и, в первую очередь, «Красный октябрь». В креативных гетто будет развиваться инфраструктура, позволяющая их обитателям свести к минимуму выход за их пределы, здесь появятся кинотеатры, булочные и прачечные, на «Октябре» возникнет движение за то, чтобы сделать прилегающие к острову мосты разводными. Тихо будет и на Остоженке, поэтому самые интересные выставки будут проходить в новом свибловском музее: москвичам даже придется выучить его название.

Возникнут глубоко законспирированные домашние клубы, на базе снятых в складчину больших квартир в тихом центре. Дизайнеры и иллюстраторы сразу по окончании лета на «Стрелке» будут искать возможности переехать в Сколково или Завидово — где Марат Гельман собирается построить большой дизайнерско-издательский комплекс на деньги тверского губернатора. Место лекций и круглых столов займут конференции — то есть, те же лекции и столы, но оптом. Предвыборный год пройдет под аккомпанемент речей о том, что Россия окружена врагами, оппозиция работает на ЦРУ, стране необходима твердая рука. В сущности, ничего не изменится.