В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходах к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Анна Сиприкова отучилась в МАРХИ и на «Стрелке», а потом уехала по стипендии Фулбрайта в Штаты, где изучает городское и региональное планирование и мечтает придумать инструмент, делающий городскую жизнь лучше.

— Где и чему ты учишься?

— Я учусь в магистратуре по городскому и региональному планированию в Университете Оклахомы.

— Как ты туда поступила? Что для этого потребовалось? Было сложно?

— После четвертого курса, когда я получила диплом бакалавра, у меня уже была мечта учиться не в России, но финансовые возможности не позволяли. Я плохо разбиралась в возможных стипендиях — до тех пор, пока не узнала о программе Фулбрайта. Одно из условий программы заключается в том, что организаторы сами выбирают университет.

К 15 мая надо подать заявку, к которой прикладываются personal statement и study objectives на английском и русском языке и три рекомендательных письма. В США особая культура или код по написанию рекомендательных писем: то, что кажется похвалой в русском языке и в нашей культуре, не всегда будет воспринято так североамериканской ментальностью. Тут с детского сада культивируются лидерские качества и волонтерство. Настроиться на правильную волну при написании заявки мне помогла статья про преподавателя Кембриджа Владимира Орлова и опыт посещения Гарварда и МIТ. Думаю, успех зависит от того, насколько хорошо вы понимаете нюансы учебного процесса в США, знаете ли ведущих профессоров в вашей области и можете ли найти применение этим знаниям в России.

В конце августа я узнала, что прошла первый тур, и начала готовиться к TOEFL и GRE. С GRE пришлось попотеть (подробную инструкцию о том, как пройти GRE, не являясь носителем языка, можно прочитать здесь (http://theoryandpractice.ru/posts/7013-instruktsiya-kak-spravitsya-s-gre-ne-yavlyayas-nositelem-yazyka). — Прим. T&P). После собеседования в конце декабря от меня уже ничего не зависело — я прошла в финал, и оставалось ждать решения офиса в Нью-Йорке и распределения. Письмо про Университет Оклахомы упало мне на почту 23 апреля, то есть спустя почти год после подачи заявки.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Я окончила МАРХИ со специализацией «реставрация и реконструкция в архитектуре». После второго курса хотела бросить, потому что кроме истории искусства и архитектуры полезного было мало. Преподаватели ожидали, что все студенты — из семей архитекторов, и таким, как я (меньшинству), пришлось тяжело и не хватало прикладных навыков. С третьего курса началось перераспределение в более узкие группы. Мне повезло: я попала к практикующим архитекторам — Евгению Полянцеву, Кириллу Городову и Светлане Головиной. Они приносили дорогие иностранные книги, которые мы не могли себе позволить купить (а в библиотеке их было не найти), вдохновляли ходить на лекции звезд архитектуры и учили критическому мышлению.

В 2011 году я поступила на «Стрелку» — это было сравнимо с поездкой на учебу за рубеж. Один из наших филдтрипов организовали в США, и тогда я окончательно поняла, что хочу научиться подходу к работе и продуктивности у американцев. После «Стрелки» у меня появилось острое желание менять мир и делать невозможное, и это было созвучно тому, что ожидает от своих стипендиатов фонд Фулбрайта.

— Как проходит твой стандартный учебный день?

— Как правило, я прихожу каждый день в университет к 8.30 утра — у меня есть мое рабочее место, где лежат книжки и можно на замок закрыть ноутбук, — и ухожу в 6–9 вечера в зависимости от количества работы. Иногда я остаюсь до 6 утра — как правило, перед сдачей проекта, когда все студенты-архитекторы сидят в компьютерной лаборатории и спят урывками на диванах в холле. Доступ в здание у меня 24/7 — это очень удобно, особенно учитывая, что тут все оборудовано: макетная мастерская, компьютерная лаборатория, широкоформатная и обычная печать. Чтобы отвлечься от учебы, я два раза в неделю хожу на занятия в университетский спортзал, чего никогда не делала в Москве.

Case studies — основа моей магистратуры. На каждый проект преподаватели или кафедра стремятся найти клиента и реальную задачу. В США чуть больше свободы в выборе предметов, но ее не слишком много: есть core classes — предметы, обязательные для всех, составляющие около 60% всей программы. В США нет понятия «от сессии до сессии», потому что есть мидтермы (промежуточные экзамены в середине семестра) и итоговая оценка за предмет — это сумма оценок за задания, посещаемость, активность на семинарах и экзамены. Финальный экзамен — только 30% от того, что пойдет в транскрипт.

— Кто твой самый любимый профессор? Почему?

— Фернандо Коста — он professor of practice, то есть у него нет ученой степени, но он заместитель мэра города по финансовым вопросам. Он один из самых строгих, особенно к иностранным студентам, так как сам в 6 лет приехал с родителями из Кубы. На своих семинарах он делится самыми актуальными данными.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Я прохожу стажировку в Institute for Quality Communities, где помогаю с проектами для небольших городов, и делаю исследование про русскоязычное население в штате Оклахома. С момента переезда в США я пишу отчеты в «Инстаграме» — сейчас это переросло в публикацию интересных английских слов и страноведческих заметок.

В первый год учебы я была членом студенческой ассоциации планировщиков-урбанистов. В этом году меня выбрали ее сопрезидентом. Я хожу на совещания студенческого совета и профессоров, погружаюсь в организацию учебного процесса изнутри. Это очень интересно: получение грантов на исследования, публикации, набор новых студентов — теперь я другими глазами смотрю на организацию учебы в моем колледже.

— Какое главное знание или умение тебе удалось вынести во время учебы в в Америке?

— Надо всегда делать больше, чем просят. Для хорошей учебы и работы тут недостаточно просто выполнить задание. Основной навык — это управление временем и четкость в работе. Тут все по делу и никакой душевности. Еще Оклахома — очень консервативный штат, и, когда видишь невежество других людей, начинаешь стараться искоренять его в себе.

— Какие у тебя впечатления от города и вашего кампуса? Как ты искала жилье? Какие бонусы есть для студентов?

— У меня очень красивый кампус: с 50 парками, 30 фонтанами и тысячами белок. Здание основной библиотеки входит в список исторического наследия США: она открыта до двух часов ночи для студентов, и в ней есть все — от «Старбакса» до оригинала манускриптов лекций Галилео Галилея. В моем колледже есть отдельная архитектурная библиотека и здание с макетной мастерской. Компьютерные лаборатории расположены по всему кампусу — в них есть все последние версии компьютерных программ. В 2004 году университет потратил 125 миллионов долларов на реконструкцию стадиона, который теперь вмещает около 82 000 человек. Часто это делается за счет пожертвований выпускников. Меня уже предупредили, что через три года после окончания мне начнут звонить с просьбами помочь альма-матер.

С поисками жилья университет не помогал, но я через «Фейсбук» нашла фулбрайтовцев из Украины и из Таджикистана, и они помогли найти соседку и снять жилье на первый год. Сейчас я уже освоилась и снимаю однокомнатную квартиру в 5 минутах от кампуса, чтобы не тратить время на дорогу.

Оклахома — один из самых дешевых штатов в США. Тут недорогой бензин и электричество. Аренда жилья стоит существенно ниже, чем в России (например, я плачу $445 за квартиру 60 кв. метров), зато дороже еда и электричество (отопление от $20 летом до $100 в месяц зимой). Я стараюсь укладываться в свою стипендию — $1320 в месяц, но половина сразу уходит на ежемесячные счета. Для студентов здесь бесплатный общественный транспорт, с той лишь оговоркой, что он очень неудобен, а автобусы ходят раз в час только в будни. Некоторые магазины дают скидку 10%, а сайт Amazon предоставляет бесплатную доставку на полгода.

Кстати, в университетах США во время учебы в магистратуре можно работать помощником преподавателя или ассистентом при исследовании (graduate assistant and research assistant), и помимо зарплаты (около 1100 долларов в месяц) университет делает вам 100%-ную скидку на оплату учебы. Вы платите только сборы около $1000–2000 в зависимости от колледжа, а не полную стоимость, которая достигает $15000–20000 в семестр.

— Планируешь ли ты вернуться в Россию и почему?

— После окончания учебы я планирую остаться в США на год поработать — это максимум, что позволяет моя виза. Если я захочу иммигрировать в США, то сначала должна буду прожить два года в России — таковы правила гранта. Я слежу за тем, что происходит в России в моей сфере. Если будет интересный проект, я не задумываясь вернусь — все-таки там моя семья и друзья, а еще столько талантливых людей, которым нужно помочь.

Для меня важно не останавливаться в своем развитии. В английском есть такое слово «complacent» — когда ты доволен тем, что имеешь, и не хочешь двигаться дальше. Я не хочу такого ощущения. Я планирую и дальше заниматься количественными исследованиями градостроительной политики и визуализацией. Хочется придумать инструмент, делающий городскую жизнь лучше. Верю, что аналитика данных этому поможет.