В ожидании краха нынешнего мироустройства под тяжестью курсов валют, санкций и неуверенности в завтрашнем дне знания и опыт экспертов — единственное, что может помочь сохранить рассудок. Особенно если вы задумали собственный проект. T&P узнали у экономистов, инвесторов и самих предпринимателей, почему не страшно, можно и даже нужно начинать бизнес в сложные времена, то есть прямо сейчас.

Герман Каплун

директор по стратегическому развитию инвестиционного фонда TMT-Investments

«С одной стороны, кризис — это всегда сокращение возможностей, с другой — открытие новых ниш. Получить финансирование будет в пять раз тяжелее, а проекты с очень долгим горизонтом инвестирования вовсе становятся малореалистичными, если только вы сами не имеете средств на весь инвестиционный период. Никто не верит в долгие перспективы, все хотят прибыль здесь и сейчас, а значит, новым проектам нужно понимать, чего хотят инвесторы, которые начинают смотреть не столько на рост, сколько на текущую окупаемость.

В кризис хорошо в ситуациях, когда вы способны привлечь деньги или если ваш проект не требует значительных вложений. Высоким спросом в кризис пользуется то, что быстро уменьшает клиентам затраты. И если удается найти подобное решение, то остается только показать эффект, и инвесторы найдутся. Некоторым преимуществом является то, что новых игроков станет меньше, но и вырасти будет тяжелее. Стоимость раскрутки проекта уменьшается, себестоимость вообще глобально падает, и если у проекта есть деньги, то есть шанс вырасти настолько, что конкуренты не успеют догнать.

Всем остальным будет в разы тяжелее, но это не значит, что мы не увидим потрясающих историй успеха. Кризис раскрывает мозги креативным людям и направляет их идеи в новые русла. Инвестиции в кризис не пропадают, просто получить деньги становится тяжелее, ведь риски в кризис всегда больше».

Гульнара Биккулова

член правления, директор департамента инновационных рынков ОАО «РВК», кандидат политических наук

«Одновременно плюс и минус экономического кризиса, который мы сейчас переживаем, в том, что он касается абсолютно всех. Резко снижается рынок потребления, уменьшается объем доступного капитала для развития бизнеса, растет неопределенность по поводу будущего. Неизвестно, насколько долгим будет кризис, но хорошая новость в том, что он обязательно закончится. И, как показывают абсолютно все исследования, на этапе выхода экономики из кризиса роль маленьких инновационных компаний становится ключевым. Они создают новые отрасли или меняют правила игры в традиционных индустриях, создают своего потребителя, становятся более жизнеспособными. Поэтому компании в кризис создавать не просто можно, а нужно.

Во-первых, кризис — период резко сократившихся ресурсов, что заставляет всех конкурировать более активно. Как следствие, компании, которые появляются в кризис, более креативны в бизнес-идеях и способах поиска источников капитала, потому что для них это вопрос выживания. Часто в этот период компания зарабатывает не на своем ключевом бизнесе, а за счет небольших проектов, которые раньше казались нерентабельными и неинтересными. Так конкуренция становится частью ДНК новых компаний и позволяет быть успешными в любые времена.

«Текущий кризис характерен тем, что дает хорошие возможности для российских стартапов выстроить отношения с заказчиками, которые сейчас активно ищут российских поставщиков услуг и продуктов».

Во-вторых, кризис — период обновления команды. Обычно в это время компанию покидают те, для кого деньги и стабильность являются основными мотиваторами, а остаются те, кто вместе с основателями компании готов двигаться дальше и придумывать новые способы выжить в тяжелое время. Одновременно кризис — это возможность привлечь в команду новые кадры, оказавшиеся в свободном плавании и ищущие новые карьерные возможности. Важность периода в истории компании, когда создается ядро ее команды, сложно недооценить. Кроме того, кризис — время проверки не только бизнеса, но и человеческих качеств. Предприниматель по умолчанию умеет брать ответственность за себя, свою команду и дело жизни. Часто трудная ситуация впервые дает человеку возможность проверить, так ли это или стоит отказаться от собственных иллюзий. Чем раньше это случится в жизни каждого человека, тем больше в нашей стране будет счастливых людей и предпринимателей, которые занимаются бизнесом по велению души, а не потому, что это модно, так хотят родители, требует окружение и так далее.

В-третьих, текущий кризис характерен также тем, что дает хорошие возможности для российских стартапов выстроить отношения с крупными корпоративными заказчиками, которые сейчас активно ищут российских поставщиков услуг и продуктов. Осознавая недостаточную степень зрелости подавляющего большинства российских стартапов, они готовы идти навстречу по условиям сотрудничества.

Хочется надеяться, что поколение, которое в сложной экономической ситуации в силу своего возраста окажется, возможно, впервые, выйдет из нее с новыми и интересными бизнесами, которые со временем станут такими же известными компаниями, как «Лаборатория Касперского», 1С, «Яндекс», Parallels и др. Они начинали в сложные 90-е: очень экономили, по несколько раз были на грани закрытия из-за нехватки средств. В этом смысле кризис был основным драйвером роста этих компаний. Ну и удача в виде первого серьезного контракта, которая случилась с ними всеми».

Паша Романовский

управляющий партнер Socialist Group

«Кризис, так же как и экономический рост, дает новые возможности, поскольку бизнес-среда меняется более динамично, чем в ситуации обычной экономики. Изменения происходят как с точки зрения поведения потребителя, так и готовности разных компаний к экспериментам. Компании хотят понимать эффективность денег, которые они во что-то инвестируют, поэтому маленьким бизнесам и подвижным командам, способным быстро адаптироваться к ситуации, кризис может дать преимущество. Они могут неплохо вырасти с точки зрения роста бизнеса и места на рынке, потому что часто во время кризиса лидеры рынка меняются.

Сейчас кризис уже чувствуется, но он проявляется не сколько в курсе доллара или уровне роста инфляции, что, конечно, очень важно, а в том, что многие правила игры становятся непрозрачными. Если говорить не о рекламе, а о параллельной ей категории медиа, там произошли существенные регуляторные изменения, например, ограничения в виде 20% западного капитала. Дело не в том, что это произошло, а в том, что это было непредсказуемо и непрозрачно, ведь одна из главных задач предпринимателя — уметь оценить риски.

Экономические риски прогнозируемы, а неэкономические прогнозировать сложно. Другая история, которая сейчас не очень понятна, — будут ли в России сделки с не российскими инвесторами. Внутри страны много денег и стратегов, поэтому обидно, если западные компании не входят на какой-то рынок по причинам, не связанным с экономикой.

Кризисы всегда способствуют появлению новых технологий, так же как и хоронят уже существующие. Безусловно, будут развиваться сервисы, которые дают больше возможностей, позволяют управлять какой-то частью жизни: транспорт, покупки и так далее. В это же время становится намного сложнее инвестировать в компании, связанные с географическими рисками: когда прибыльность связана с той или иной страной, а не с технологией или масштабированием».

Михаил Хомич

руководитель Ассоциации менторов бизнес-школы «Сколково», директор по развитию бизнес-инкубатора МГУ, кандидат экономических наук

«Хороших времен не бывает, особенно для предпринимателей. Кризис, не кризис — надо брать и делать дела. Конечно, санкции никому не помогают, но в то же время они дают возможности импортозамещения, как бы смешно это ни звучало. Та же российская моцарелла — неплохой пример.

А вообще, главный пример успешной работы в кризис для меня — Студия Артемия Лебедева. Пока критики захлебываются в слюне на тему «откаты, подлиза мэра и прочее», человек реально работает. И неважно, нравится вам его дизайн или нет».

Мария Подлеснова

CEO Rusbase, интернет-площадки, объединяющей предпринимателей и инвесторов

«Никогда нельзя сделать что-то стоящее, если ты находишься в зоне комфорта. Работа на дядю, получение бонусов, отпускных и уверенность в завтрашнем дне лишает любого полета фантазии и желания выживать. В состоянии стабильности у человека нет мотивации экономить, искать альтернативные пути, делать дешевле, быстрее или круче. Кризис — это время, когда у него нет выхода, нужно карабкаться, придумывать новое.

Кроме того, кризис проверяет любой проект на прочность. Когда рынок переполнен, на нем огромное количество платежеспособных клиентов, так или иначе можно считать всех классными. Во время кризиса понимаешь, кто классный на самом деле. Журналист и молодой предприниматель Нир Иал любит спрашивать коллег: вы кто: лекарство или витаминка? В свое время «Инстаграм» и «Фейсбук» можно было назвать витаминками, сейчас же первый можно назвать лекарством от неуверенности в себе, а второй — лекарством от одиночества. Кризис отвечает на вопросы, кто вы, может ли ваш клиент прожить без вас, жизнеспособна ли ваша бизнес-модель, хватит ли у вас способностей и так далее.

В кризис все точно формируют, что им нужно, никто уже не хочет чего-то просто for fun, все хотят зарабатывать, поэтому не будет зарплат по 500 тысяч за просто так. Я считаю, что рынок IT дико перегрет: мне не нравится, когда приходит выпускник и рассказывает, что стоит сто тысяч рублей, потому что он только что закончил ВУЗ. Я объясняю, что его цена — 30–40 тысяч. Для меня непонятно, когда пиарщик стоит 200 тысяч. Это неоправданно высокие зарплаты, кризис как раз поможет экономить: рабочая сила не будет заламывать за себя такие цены».

Алексей Соловьев

управляющий директор венчурного фонда Prostor Capital

«Кризис — это время, когда капиталы перетекают от больших и богатых к умным и быстрым. Это известный факт: в период кризиса часто создаются новые компании, которые оказываются более успешными, чем те, которые родились в спокойные времена. С одной стороны, потому, что всегда в тонусе и бегают быстрее, с другой, — в силу ряда возможностей, которые открываются именно в кризис. Что это за возможности?

Во-первых, найти уникальную, супервостребованную нишу. Думайте, вынюхивайте, внимательно следите за событиями и трендами, предлагайте альтернативу. Например, в кризис многие остаются безработными. Что делают эти люди? То, на что раньше не хватало времени: заботятся о здоровье, учат иностранный язык, осваивают новые профессии. Это не означает, что нужно срочно бежать открывать новый фитнес-центр или бизнес-школу. Но почему бы не предложить что-то перпендикулярное: например, перевести занятия спортом и изучение английского в онлайн? Разработать сервис, предлагающий онлайн-курсы, или портал для любителей здорового образа жизни?

Во-вторых, стартовые затраты. В кризис они обычно снижаются. Стоимость аренды площадей меньше (можно найти выгодный вариант и заключить долгосрочный контракт), а качественных и недорогих кадров гораздо больше (в тихое время вы бы днем с огнем их не нашли).

В-третьих, порог входа на рынок в целом ниже. Многие большие компании во время кризиса отказываются от непрофильных для их бизнеса функций и передают их на аутсорсинг. В этот период они более лояльны по отношению к небольшим и не очень известным компаниям, так как их больше всего волнует цена. Хорошая возможность войти в «ближний круг».

И, наконец, бросить все: стабильную работу, хорошую зарплату и уверенность в завтрашнем дне в гораздо проще, если всего этого у вас на данный момент нет (или оно слишком зыбко). Как никогда, у вас гораздо больше решительности завязать с рутиной и начать новую жизнь. Много известных на венчурном рынке предпринимателей пришли в бизнес из солидных корпораций, как во время кризиса, так и сразу после него. В их числе Виктор Лысенко, Елена Масолова, Камиль Курмакаев и многие другие».

  • Виктор Лысенко В 2009 году, будучи доцентом МФТИ, создал проект GdeRabotaem.ru. В том же году вместе с Еленой Масоловой запускал Cheap&Daily, переросший в Groupon. В 2011 уволился и создал виртуальный банк RocketBank.
  • Камиль Курмакаев В 2007 году все бросил, уехал учиться в Стенфорд и уже на первом курсе вместе с другом Максимом Фалдиным создал онлайн-молл WikiMart. Теперь в компании работают более 400 человек.
  • Елена Масолова В 2009 году основала сервис Cheap&Daily, который очень скоро перерос в Darberry. Спустя два месяца после запуска контрольный пакет Darberry приобрел лидер международного рынка — Groupon, принеся в проект миллионы долларов инвестиций.