Весной этого года запустился новый сервис Brainify, где эксперты помогают пользователям выстроить личную образовательную траекторию. Многие уже усвоили концепцию life-long learning и пытаются самостоятельно наверстать пробелы в университетском образовании. Но как сориентироваться в информационных потоках и понять, какие книги, видеолекции и стажировки действительно помогут получить знания и навыки, которые стопроцентно пригодятся в работе? T&P поговорили с основателем сервиса Михаилом Мироновым о спросе на советы по самообразованию, работе с экспертами, геймификации и трендах будущего.

Михаил Миронов, CEO сервиса Brainify


— Как вам пришла в голову идея проекта? Почему вы выбрали такой формат?

— Изначально концепция родилась из понимания того, что есть большой разрыв между университетским образованием и реальными требованиями рынка. Раньше, в индустриальную эпоху, вузы давали знания, адекватные внешней ситуации, а сейчас мир слишком быстро меняется, и вся информация быстро устаревает. При этом в вузах нет механимов, позволяющих быстро адаптировать к этим изменениям. Мы с друзьями начали думать, как можно решить эту проблему и решили построить экспертное сообщество, состоящее из профессионалов, и спрашивать людей напрямую, какие навыки востребованы в той или иной специальности и где их можно получить.

Когда забиваешь в Google запрос «лучшая книга по маркетингу», он выдает около миллиона результатов. Поэтому мы уверены, что многие люди предпочтут получать меньше информации, — но зато отфильтрованной согласно их личным потребностям. Вся информация, которая есть на Brainify6, — это продукт тщательного отбора. Если человек работает в маркетинге 10 лет, он понимает, какой контент по этой теме заслуживает внимания и может дать действительно ценные советы.

Идею придумал я, но докручивали ее уже вместе с ко-фаундерами. Мы с Ириной Агафоновой раньше работали с проектами, связанными со студенческой организацией AIЕSEC, много общаясь со студентами и работодателями. Саша Передерей, в свое время основал одну из лучших веб-студий в Томске, я пригласил его как CTO. Саша собрал техническую команду, а мы с Ирой стали отвечать за поиск экспертов, менеджмент и маркетинг.

Мы придумали концепцию где-то в начале 2013-го, периодически встречались и обсуждали эту тему и возможности реализации, в августе сделали базовую версию сервиса, посмотрели на нее и поняли, что с этим можно работать. Я походил по инвесторам, и через два с половиной месяца удалось найти бизнес-ангела. В ноябре-декабре мы собрали команду, а с апреля 2014 года запустился сайт.

— Можешь подробнее рассказать о бизнес-модели?

— Мы предлагаем услуги экспертного сообщества, которое помогает пользователю выстроить свою траекторию самообразования, — из книг, статей, видеолекций, стажировок и посещения разных мероприятий. Сейчас у нас работает 8 разделов, часть связана с определенными профессиями (например, маркетинг, финансы и HR), а часть — с самоопределением и soft skills. Бесплатно можно подписаться только на одно направление, а для тех, кто хочет большего, есть платная ежемесячная подписка. Мы постарались сделать справедливую систему — в рамках определенного тарифа пользователь может назначить любую цену на свой выбор. Кроме того, можно подключить опцию «Achiever», которая позволяет отслеживать прогресс. Это to-do лист и система напоминалочек — на почту будут приходить уведомления: «Вы собирались почитать то-то и то-то, но пока не сделали». Еще можно подключить услугу «Личный помощник» — сотрудник Brainify созвонится с клиентом и поможет распланировать программу обучения на месяц вперед. Более дорогая подписка включает сервис Bookmate — там можно сразу читать все рекомендованные книжки. Ну и еще у нас есть краудфандинговый формат подписки «I love Brainify» — если пользователям понравился сайт, они могут заплатить нам чуть больше, и эти деньги пойдут на развитие проекта. В будущем мы планируем сделать и мобильное приложение.

Стартовый капитал у нас был совсем небольшой — мы потратились только на прототип сайта. Я не могу раскрывать подробности об инвестициях, потому что связан обязательствами о неразглашении. Но признаюсь честно — мы еще не вышли на безубыточность. Помимо платной подписки, мы начинаем зарабатывать на B2B — контекстных публикациях вакансий и платных образовательных возможностей, в также на онлайн-мероприятиях, посвященных развитию и карьере.

Сейчас в команде 6 человек: четверо сфокусированы на разработке, а двое — работают с контентом и общаются с пользователями, экспертами и партнерами. Пока наши клиенты предпочитают в основном пользоваться предоставленными на сайте материалами и не очень часто обращаются к нам с вопросами, но очевидно, что по мере масштабирования нам понадобится больше человек в штате. На аудиторию мы выходили через соцсети, кроме этого, стараемся выступать на разных молодежных мероприятиях.

— Как вы работаете с экспертами?

— Первыми экспертами стали наши хорошие знакомые из разных компаний — те, кому мы доверяем в профессиональном плане. Как правило, это люди с достаточно большим опытом в своей области. Сейчас мы активно ищем экспертов сами, дружим с несколькими бизнес-школами и стараемся привлекать их выпускников. Но иногда специалисты приходят к нам с предложениями. Нам очень важно качество контента, так что всех новых экспертов мы проверяем, изучаем их резюме и опыт работы. Сейчас у нас около 120 экспертов, но мы будем расширяться, потому что планируем запустить еще несколько направлений — в том числе по IT и инженерии.

Сейчас мы движемся в сторону более персонализированных образовательных траекторий. Пока наш сервис дает достаточно общие рекомендации, но мы продолжаем работать над деталями и алгоритмами выдачи контента. Например, недавно мы провели круглый стол с экспертами по HR , чтобы выделить узкие области знаний внутри этой сферы и понять, какие знания и навыки будут нужны для конкретных специализаций. Мы стараемся подтягивать рекомендации экспертов по более конкретным запросам. Например, приходит к нам человек и говорит: я хочу стать классным рекрутером. И мы ему объясняем, что для этого ему нужны такие-то и такие-то знания и навыки, а чтобы их получить, нужно сходить на такие-то курсы, почитать такие-то книги и послушать такие-то лекции.

Уже сейчас пользователи могут задавать дополнительные вопросы экспертам, но это общение не с человеком лично, а с сообществом. Если клиент не нашел ответ на свой вопрос в рекомендованных материалах, он может написать нам письмо, и мы в течение трех дней постараемся предоставить ему нужную информацию. Но на данном этапе мы не делаем peer-to-peer в чистом виде, потому что экспертов всегда меньше, чем желающих с ними пообщаться.

— Что ты вообще думаешь об институте экспертизы? Широкие массы получили больше доступа к знаниям — значит ли это, что наше представление об экспертном мнении будет меняться?

— В том, что экспертиза становится более широкой, нет ничего страшного. Сейчас много говорят о том, что адаптивность — это очень важная компетенция, и чтобы сориентироваться в условиях большой неопределенности и постоянных изменений, людям надо стать более гибкими и развиваться в разных направлениях. Но всегда остаются специалисты, которые глубоко знают свою сферу (и могут еще больше наращивать знания как раз за счет открытости информации). Я обычно сравниваю это с поездкой в большой шумный город — допустим, вы прилетаете в Мехико-Сити, выходите из аэропорта и можете попробовать как-то самостоятельно сориентироваться в городе с бумажной картой. Возможно, у вас получится, но большинство людей предпочитают взять такси, которое сможет быстро привезти их в нужную точку. Помощь экспертов — это что-то вроде такого такси, она экономит время и силы.

— Какой тематический раздел сервиса оказался самым популярным?

— Самоопределение. Треть пользователей на него подписаны, хотя многие из них пользуются и другими разделами. В этом нет ничего удивительного — есть вопросы, которые очень важны для развития личности и карьеры, но на них не помогают ответить ни школа, ни университет. Тебе не подсказывают, какие у тебя таланты и не спрашивают чего ты хочешь от жизни. Ты выходишь из вуза с каким-то набором навыков, но не знаешь, что тебе близко. Поначалу люди очень мало внимания обращают на это — им достаточно того, что их взяли на первую работу. Но спустя какое-то время они чувствуют неудовлетворенность и начинают искать себя.

— Боюсь, у нас среди родителей все еще сильна традиция отправлять ребенка учиться профессии, «которая точно прокормит», а не той, которая ему действительно интересна.

— Я сам не занимаюсь вопросами профориентации в школе, но у меня есть знакомые, которые работают в этой сфере. И проблема действительно есть — родители школьников мало говорят с ними о том, чего они хотят, что им нравится, что интересно. И существует в каком-то смысле собственническое отношение к ребенку: «У него все должно состояться в жизни, потому что если успешен ребенок, то я буду успешен как родитель, а чтобы он был успешен, он должен учиться на экономиста или на юриста» — так они часто себе это представляют. И не очень следят за тем, как меняется рынок и какие новые возможности появляются.

— Как сервис будет развиваться в дальнейшем?

— У нас в разработке еще две важные опции. Первая связана с карьерой — мы хотим, чтобы люди могли видеть карьерные возможности, которые связаны с их профилем. Пока мы работаем напрямую с работодателями, без посредничества. И еще один проект — Zeitgeist — про большие тренды: хочется, чтобы эксперты делились личными прогнозами о том, как изменится мир. Чтобы у пользователя была возможность осознать важные процессы, происходящие вокруг него и найти свое место.

Еще мы развиваем свой R&D — с одной стороны, много думаем над тем, как построить алгоритм выдачи советов и материалов, исходя из знаний о пользователе, а с другой — как пробудить в человеке интерес к самообразованию. Большинство существующих сервисов это упускают — не считая отдельных приемов геймификации, которые используются некоторыми ресурсами. Но в основном образовательные онлайн-проекты рассчитаны на людей, которых не надо дополнительно мотивировать — хотя пример «Курсеры» (имеется в виду печальная статистика по пользователям, которые прошли хоть один курс до конца — 6%. — Прим. T&P) показывает, что эта надежда на сознательность пользователя не очень работает. Мы стараемся грамотно выстроить диалог с юзерами, и примеры экспертов тоже стимулируют — начинаешь думать над тем, как известный специалист добился успеха и что надо сделать, чтобы получить похожий результат. Еще мы работаем над инструментами рефлексии — чтобы человек не просто отложил на полочку прочитанную книгу или статью, но и поразмыслил над полученной информацией. Поэтому мы просим пользователей делиться впечатлениями — буквально пару-тройку фраз написать после прочтения статьи. Такие записки со временем превратятся в дневник прогресса.