Японский формат событий PechaKucha (что в переводе значит «бла-бла-бла») на удивление стойко прижился в Москве: Аня Гилева, Дима Абрамов, Катрина Меньшикова и Виталий Панков уже 5 лет проводят умные вечеринки, на которых каждому выступающему выдается по 20 секунд на каждый из 20 слайдов. В преддверии юбилейной «Печи-кучи», которая пройдет сегодня в DI Telegraph, «Теории и практики» поговорили с организаторами о том, как исследовать повседневность методом шестиминутной презентации.

— Сегодня «Печа-куче» 5 лет. Зовете селебрити, чтобы отметить юбилей?

Дима Абрамов: Важное отличие «Печа-кучи» от многого, в том числе от TED, с которым нас чаще всего сравнивают, заключается в том, что мы не зовем селебрити, и не нужно быть селебрити, чтобы выступить у нас. «Печа-куча» — это демократичный формат, который во многом придуман еще и для того, чтобы обычный человек, которого не приглашают каждый день на ток-шоу и не берут интервью, мог выступить перед большой аудиторией, поделиться своими идеями и мыслями.

— Такой способ альтернативной психотерапии?

Дима Абрамов: Это и психотерапия, безусловно, тоже. Внутри команды мы распределяем, кто какого спикера готовит к презентации, и в основном работа идет тет-а-тет. Ты работаешь с человеком по переписке, обсуждаешь, меняешь угол зрения человека на то, чем он обычно занимается и как он об этом привык рассказывать. В итоге воодушевление, которое наполняет спикера после выступления, связано не только с тем, что он получил дозу адреналина и внимания публики, но и с тем, что человек очень часто получает опыт, которого у него раньше не было.

— А зачем вообще человеку выступать на «Печа-куче»?

Аня Гилева: С одной стороны, есть люди, которые являются носителями узкоспециальных знаний. Например, кто-то сидит, смотрит в микроскоп или изучает что-то дико интересное, но совсем прям специфическое. Наша задача — найти такого человека и побудить его рассказать о том, что он делает, общедоступным языком, то есть перевести с научного на публичный. Это работает еще и как привлечение внимания к важным, иногда по-настоящему фундаментальным научным проблемам. С такими спикерами трудно работать, их трудно искать, но это важная задача.

С другой стороны, есть цель сделать так, чтобы рождалось какое-то новое содержание. То есть чтобы человек выступал не с пересказом общеизвестных фактов, а сделал попытку посмотреть на привычные вещи с неожиданной стороны и пришел бы к парадоксальным выводам. Например, педиатр рассказывал о своей работе через описание сериала «Игра престолов», ставил героям сериала диагнозы. Объяснял, как им можно было помочь, если бы дело происходило в наше время и в нашей реальности, и что бы он с такими пациентами делал.

«Зачем же мы вообще так долго это делаем? Наверное, это такой эскапизм наоборот. Ты не уходишь в себя, а формируешь сообщество, в которое тебе интересно погружаться».

А еще это интересное упражнение — попробовать свое сообщение уместить в формат «Печа-кучи». Как правило, сообщение от этого не страдает — наоборот, формат позволяет сконцентрироваться, выделить ключевые идеи и без лишней воды их донести, а потом услышать, что думает публика, потому что после выступления всегда идут вопросы и ответы. Некоторые города отказываются от вопросов и ответов после выступления, мы стараемся не отказываться, потому что это интересно: человек может увидеть реакцию на свои мысли, поиграть в интеллектуальный футбол с аудиторией.

— Как вы находите героев? Любой человек может выступить?

Аня Гилева: Критерий один — если человеку есть что сказать, он всегда может выступить на «Печа-куче». С одной стороны, существует входящий поток — это заявки, которые к нам приходят. Иногда среди них попадаются интересные, но в последнее время, в связи с ростом нашей популярности, к нам приходит довольно много запросов от всяких бизнесов. Они рассматривают «Печа-кучу» как промо-площадку, и их очень сложно свернуть с пути, который они наметили. Поэтому мы с такими заявками не работаем. Пытались, но получается плохо. Нам не хочется, чтобы у нас вещал представитель компании, гораздо интереснее, когда человек представляет самого себя.

Виталий Панков: Пусть он рассказывает о какой-то своей экспертной области, о проблемах, с которыми он столкнулся в жизни, о том, как он их решал. А в этих заявках от бизнеса сразу понятно, что человек придет к нам продавать какой-то продукт. Если что-то похожее проскальзывает, то наша аудитория это чувствует, и дальше по тону и характеру вопросов, которые они начинают ему задавать, сразу видно: «Чел, мы тебя не любим. Ты рассказал нам ерунду, ты нам впаривал».

Аня Гилева: Другой источник выступающих — это сами выступающие, то есть люди, которые выступили на «Печа-куче», а потом советуют своих друзей, знакомых, коллег в качестве спикеров, и мы вступаем с ними в переписку, и так родилось довольно много удачных презентаций. Иногда мы думаем, что вот, хорошо бы пригласить вот этого интересного человека, пишем ему и дальше действуем по обстоятельствам.

— А как сами для себя люди объясняют желание выступить у вас?

Аня Гилева: Кто-то сознательно выступает в роли просветителя, как бы громко это ни звучало. Например, у нас есть один друг, врач-педиатр, кандидат медицинских наук, руководит центром детской иммунологии и аллергологии. Он несколько раз выступал — например, описывал мифы о размере мужского достоинства на «Печа-куче» для взрослых, рассказывал об актуальных проблемах медицины (и заодно о теме своей диссертации), иллюстрируя это кадрами из «Южного парка». Периодически он приходит к нам и говорит: «Ребята, я понял, с чем я хочу выступить на следующей «Печа-куче». Нужно рассказать всем, что такое стволовые клетки». Или — «Нужно рассказать, что такое гомеопатия, я изучил вопрос, вокруг него столько вранья». И это очень ценная для нас история — когда носитель специального знания переводит его на общедоступный язык и помогает нашей аудитории разобраться в теме.

© Вика Богородская

© Вика Богородская

Еще у нас как-то литературный критик Лев Данилкин рассказывал про книжные магазины мечты — а потом мы поняли, что надо же все время искать какие-то неожиданные повороты и, может, даже запрещать рассказывать о профессиональном. Делать так, чтобы спикеры рассказывали о неожиданных вещах: например, Данилкин мог бы рассказать о любимых сортах пива как большой ценитель и эксперт в этой области. Но вот конкретно Лев Данилкин отказался про это рассказывать, он сказал: «Никому не интересно, что там я в себя вливаю». А, например, основатель ABBYY Давид Ян на второй «Печа-куче» выступал с рассказом не о принципах компьютерной лингвистики, а делился своей концепцией счастья. Но вообще, чтобы искать неординарные темы, нужно больше времени на продакшн, а мы этим занимаемся в свободное от работы время.

Дима Абрамов: Кстати, это важно. «Печа-куча» — это некоммерческий проект, которым мы занимаемся по 4–5 лет. Мы находим для этого время, хотя у нас есть фул-тайм работы.

Виталий Панков: При том, что они у нас весьма неплохие и довольно интересные…

Дима Абрамов: Зачем же мы вообще так долго это делаем? Наверное, это такой эскапизм наоборот. Ты не уходишь в себя, а формируешь сообщество, в которое тебе интересно погружаться. В круговорот этого проекта постоянно вовлекаются интересные люди. И получается, что благодаря этим людям ты по-другому смотришь на мир, и, возможно, твой угол обзора дает тебе возможность видеть мир объемнее.

«Во время прошлого кризиса появились мысли о том, что можно ходить на бесплатные лекции обо всем на свете, и хипстеры ломанулись в Политехнический музей. Это стало мощнейшим легитимным социальным явлением».

Аня Гилева: Мы стараемся, чтобы наши вечеринки были местом встречи самых разных людей, которым больше никак не пересечься. Где врач разговаривает с дизайнером, слесарь с туроператором, милиционер с учителем и так далее.

— Чтоб они обменивались междисциплинарными флюидами и вместе двигались к прогрессу?

Аня Гилева: Типа того. Говоря шершавым языком, мы хотим развивать горизонтальные связи в обществе. Потому что объективно этого не хватает, и, собственно, нам бы хотелось, чтобы это было не про креативные индустрии, не про дизайнеров и журналистов, не только про наш ближний круг, а чтобы это и правда было местом встречи разных людей, чтобы они имели возможность дружить, общаться, а как минимум — иметь возможность посмотреть на мир другого человека.

Дима Абрамов: Просто узнать о том, что он существует. Мы, а некоторые из нас в прошлом журналисты, привыкли, что существует миллиард профессий, а в них еще есть всякие ниши. А тут приходит человек, который двадцать четыре часа в сутки думает о какой-то своей области, допустим, он ученый. Он не очень тусовый человек, вся жизнь крутится вокруг работы. И тут он случайно приходит на мероприятие, потому что там выступает его коллега или он сам выступает, или выступает человек, который ему интересен. И тут же калейдоскопом, альманахом он видит еще семь людей, которых в обычной жизни вообще не видит и даже не думает, что они существуют, или не очень представляет, чем они занимаются. Например, как устроена работа психолога, который работает на телефоне доверия. Или зачем фэшн-дизайнер экспериментирует с химическим составом тканей. Или ученый, предположим, не очень часто думает, из чего состоит повседневная жизнь куратора галереи современного искусства.

На «Печа-куче» ты видишь несколько вариантов вселенной. У врача она будет вот такая, у фэшн-дизайнера — другая. Мы все равно в рамки себя загоняем, мы словно в какой-то коробочке — у кого-то она меньше, у кого-то больше. А когда ты видишь, как эти коробочки перед тобой раскрываются, ты можешь сделать определенные выводы: «О, наверное, можно в музей сходить! Там вот такие страсти кипят».

Аня Гилева: Человек понимает, что мир гораздо шире и прекраснее, чем он о нем думает. И что у нас всех очень много общего, у самых разных людей. Я вспомнила, у «Большого города» была рекламная кампания со слоганом «Нас больше, чем кажется». И там было, например, про то, сколько москвичей готовят завтрак голыми или поют в душе. Это общечеловеческие вещи, и мне кажется, что «Печа-куча» в каком-то смысле — история про то, что нас больше, чем кажется.

— Мне нравится мысль про исследование повседневности, звучит довольно убедительно. А какой может быть следующий уровень развития у «Печа-кучи»?

Дима Абрамов: Если говорить о том, растем ли мы как профессионалы, делающие развлекательно-образовательный проект, — нет, наверное, мы уже не растем. Мы уже знаем, как все это делать и как вывести это на следующий уровень, просто в силу того, что мы не хотим или не готовы сейчас делать это коммерческим проектом, мы не делаем этого.

Аня Гилева: С другой стороны, если совсем узко на это ответить, то у нас есть идея поэкспериментировать с форматом: например, сделать презентацию в виде песни, или сделать изображение на слайдах с помощью света и тени, или вообще на глазах публики вырезать слайды из дерева. У нас есть идея интерактивной «Печа-кучи», когда стендап-комик в ритме формата взаимодействует с аудиторией. Но тут, повторю, требуется дополнительный продакшн. А мы, конечно, немножко устали. Да, это не коммерческий проект, мы это делаем в свободное от работы время, иногда собственные деньги вкладываем, не очень большие, но тем не менее. Начинали мы с частоты раз в месяц, сейчас делаем раз в сезон, но перед нами часто встает вопрос, на который Дима уже ответил. Конечно, можно заниматься этим проектом как основым делом жизни, зарабатывать им, но мы по разным причинам этого не делаем. Можно искать спонсора, но нам никогда не хватало на это ни времени, ни настойчивости.

Дима Абрамов: А давайте попробуем взглянуть на вещи немного шире и вспомним, как в Москве появилось то, что сейчас называется словом edutainment. Вот ты идешь на лекцию после работы, а думать вообще уже не хочется, особенно если это лекция по твоей работе, а ты дико устал и тебя все достало. А «Печа-куча» стоит в том же ряду, что и кино, театр и сериал дома. Это мероприятие для всех. И это больше развлечение, хотя и интеллектуальное.

Кстати, и «Теории и практики», и московская «Печа-куча» появлялись в эпоху кризиса, когда у людей денег было мало, и был запрос на бесплатные или недорогие развлечения и форматы. Началась новая волна квартирников, домашних вечеринок, — 2009 год. Тогда же появились мысли о том, что можно ходить на бесплатные лекции обо всем на свете, и хипстеры ломанулись в Политехнический музей. «Теории и практики» эти настроения подхватили и оформили, и это стало мощнейшим легитимным социальным явлением.

«На «Печа-куче» ты видишь несколько вариантов вселенной. У врача она будет вот такая, у фэшн-дизайнера — другая. А в обычной жизни мы словно в какой-то коробочке — у кого-то она меньше, у кого-то больше».

А если вернуться к московской «Печа-куче» — кажется, что долго делать один и тот же формат, бить в одну точку — это сложнее и важнее, чем просто время от времени устраивать модные тусовки. Потому что, если ты делаешь его долго, в процесс вовлекаются новые люди. Есть известная шкала — новаторы, ранние последователи, раннее большинство… Так вот, даже раннее большинство вовлечь — это огромная работа. И «Печа-куча» в Москве эту работу сделала. Вопрос: можем ли мы позднее большинство вовлечь? Можем мы выйти на массовую аудиторию, и нужно ли это? Мы в процессе, мы думаем.

— Бывает страшно, что не получится?

Дима Абрамов: Этот страх есть всегда — у меня по крайней мере. Сейчас делаем пятилетие: «А если люди не придут? А если спикеры заболеют?». Пятилетие мы хотим повеселее, чем обычную «Печа-кучу», сделать. У «Печа-кучи» же слоган «thinking and drinking», но никто же не оговаривал в процентах, сколько должно быть drinking. У нас как раз явный перекос в сторону thinking, и, может, на пятилетие можно как раз про drinking подумать.

— А кто будет выступать сегодня?

Аня Гилева: Начну чуть издалека. Первая «Печа-куча» была в первом книжном магазине «Додо» на Рождественском бульваре (сейчас там кофейня Les, если не ошибаюсь, а головное гнездо «Додо» переехало на Солянку), и тогда к нам пришли 200 человек, которые, естественно, в этом помещении, рассчитанном на пятьдесят, не поместились. Люди стояли на улице и друг на друге, Женя Казачков носился в ближайший магазин за пакетами вина и как-то пытался разливать, чтобы народ не ушел разочарованным. Далеко не все тогда увидели выступления спикеров, а выступала в том числе и создатель сети магазинов «Додо», переводчик и издатель Шаши Мартынова. Она периодически выступает на темы «Как надо жить, чтобы быть счастливым», и делает это, на мой взгляд, очень изящно и содержательно. Если на первой «Печа-куче» она рассказывала о четырех подходах к идеальному эскапизму, то на этот раз ее тема называется «Семь подлинных целей. Выдержки из личного природоведения».

Дима Абрамов: Будет наш друг Влад Сорокин, который попросил не называть его корпоративным рабом и не говорить, что он работает в «Яндексе». Мы его представили так: «Мечтатель и исследователь». Его выступление — о том, как разговаривать со Вселенной, а именно: как чувствовать космос, слышать квантовую пену, принять принцип неопределенности и разобраться в том, что Юнг больше полувека назад назвал синхронией.

Виталий Панков: К нам придет Миша Янович, который придумал дружественный формат «Курилка Гутенберга», он расскажет о том, почему система образования нерелевантна нашей нейрофизиологии и какими должны быть новые образовательные продукты. Создатель сервиса Brainify Михаил Миронов поможет разобраться в том, чего мы на самом деле хотим, а Женя Казачков, автор идеи проводить «Печа-кучу» в Москве, покажет класс в импровизационной «Печа-куче» — есть у нас и такой аттракцион.

— Удалось ли вам за вcе это время сделать что-то новое?

Дима Абрамов: Мне кажется важным, что московская «Печа-куча», которая существует уже пять лет, повлияла и на развитие этого формата вообще в России. Если говорить про какие-то радости, то летом случился запуск хабаровской «Печа-кучи», которую мы консультировали, написали другу миллион писем и тысячу раз созвонились в скайпе, успокаивали, убеждали, что все получится и все будет хорошо. На первую «Печа-кучу» в Хабаровске пришло около трехсот человек, все СМИ, это было событие для города. Недавно запустилась «Печа-куча» во Владивостоке. Я был во Владивостоке в марте, провел там воркшоп, на котором объяснил, почему это стоит делать и почему это не так страшно, как кажется со стороны. Прошла первая «Печа-куча» в Челябинске, по-моему, в октябре, совсем недавно. Они тоже консультировались с нами, спрашивали, что и как, просмотрели кучу наших видео, прочитали посты, в которых мы рассказываем, как это делать. И это далеко не все города, которые последовали нашему примеру.

Аня Гилева: Иногда нас приглашают в качестве экспертов по презентациям, мы выступаем на конференциях и проводим воркшопы для разных аудиторий. К этому у меня сложное отношение. С одной стороны, приятно, что мы пять лет этой некоммерческой деятельности можем монетизировать. С другой стороны, нам бы не хотелось становиться в ряд тренеров, которые учат тому, как сделать эффективную презентацию, потому что на этом поле и без нас много игроков, да и ответы на вопрос «Как сделать выступление интересным» слишком очевидны. Но при этом бывают задачи, когда на входе есть сырая тема и растерянный спикер, а потом в процессе работы мы приходим к связному, внятному и страстному выступлению. Я склонна сомневаться в себе, поэтому всегда радуюсь и одновременно удивляюсь тому, что это получается.

Дима Абрамов: А недавно по приглашению Университета детей Политехнического музея мы с Аней работали с 12-летними ребятами, учили их искусству презентации. А до этого занимались с детьми, которые участвовали в театральном проекте «Норманск». С детьми работать совсем по-другому и очень интересно.

Виталий Панков: Однажды мы провели в формате «Печа-кучи» даже корпоратив для юридической конторы. От владельца компании был такой запрос, потому что он был очарован форматом и очень хотел, чтобы мы заставили его сотрудников накануне Нового года напрячься, сделать презентации от отделов. Кажется, получилось весело.