На начальных этапах разработки идеи и ее перехода к полноценной бизнес-модели стартапер сталкивается с множеством проблем. Очевидно, что эффективность будущего бизнеса напрямую зависит от его личной продуктивности. Но речь не только о привычных инструментах типа распорядка дня и строгих дедлайнов. T&P поговорили с Татьяной Храмовой, куратором курса «Креативное предпринимательство» БВШД, которая учит студентов правильно тестировать идеи и считает это одной из главных составляющих продуктивности. Как мыслить эффективно и хипстерам, и инженерам тяжелой промышленности — в этом интервью.

Татьяна Храмова

бизнес-фасилитатор, эксперт по адаптации, внедрению технологий дизайн-мышления для бизнеса, совладелец брендингового агентства «Стилистика», куратор интенсива «Креативное предпринимательство» в Британской высшей школе дизайна

Условные зеленые квадратные люди

С понятием продуктивности в бизнесе связаны три большие проблемы. Как это обычно складывается: у человека появляется идея, потом она вырастает в огромное нечто и в итоге не дает видеть, что происходит вокруг. Зачастую стартаперы настолько увлечены, что находят инвесторов, запускают бизнес, а только потом обнаруживают, что нужно было запускать немножко другое. Но время уже прошло, деньги кончились, и вроде как не нужно больше заниматься бизнесом. Так делают очень многие, в том числе и опытные предприниматели.

Во второй проблеме у человека есть понимание, что бы он хотел, но поиски идеи, запуск бизнеса, бухгалтерия, договоры, продажи превращаются для него в аморфное нечто — очень большое и страшное. Третий вариант — когда человек слишком сильно погружен в оперативное управление и теряет ощущение реальности идеи и ее востребованности живыми людьми.

Решения, которые позволяют за очень краткий период обработать все эти больные места, имеют непосредственное отношение к продуктивности. Вместо того чтобы год экспериментировать со всем бюджетом компании, вы можете за несколько дней провести интервью и проанализировать результаты. Если вы видите, что людям не нужно или они не готовы это покупать, вы либо меняете идею, либо совершенно спокойно производите другую и точно также проводите ее тесты. Для меня это и есть продуктивность.

Пока идея находится на стадии идеи, в ней все идеально: сотрудники, управленцы, покупатели — все они счастливые, улыбчивые, очень условные зеленые квадратные люди. А когда начинаешь выпускать это все в реальную жизнь, тут начинается огромное количество проблем. Поэтому идеи лучше изначально тестировать на всех подручных средствах, которые есть. Даже доработанные бизнес-идеи с бизнес-моделью и всем остальным корректируются в процессе работы. Очень часто в попытках реализации люди начинают впадать в ступор и депрессию, потому что нарисованная картина идеального мира упирается в правду. Тестирование и исследования — это очень тяжело, не все к этому морально готовы. Но если у вас есть понимание, что это тест, вы построите бизнес-план таким образом, чтобы минимизировать затраты на первом этапе, но при этом огромное количество усилий приложите для обратной связи по своей идее, откорректируете ее и только после запустите процесс целиком.

Креативное предпринимательство и дизайн-мышление

Я считаю, что креативность — это создание ценностей, чего-то, что действительно нужно и приносит удовольствие лично тебе, а не зеленые волосы и странный внешний вид. Это люди, способные создавать. Все видят столбы и стены, а они — новые возможности. Происходит это, когда вы с искренним интересом относитесь к людям вокруг, то есть постоянно готовы их слышать, понимать, воспринимать их точку зрения. Все это позволяет развить креативный бизнес, который на самом деле бывает совершенно разным. Это не только открытие кофейни или коворкинга, это и инновационное строительство, новые источники хранения информации, энергии, любые проекты, связанные с научными исследованиями.

Дизайн-мышление — это философия или технология, которая позволяет производить реально востребованные решения не только для себя. Каждый человек находится в рамках своих паттернов: у нас есть определенный опыт, морали, принципы, и все, что я могу придумать, укладывается в это все. Если я не знаю, где найти идеи, которые будут интересны другим, то я способен производить идеи только для себя. Поэтому у нас основная часть стартапов — это вещи, связанные с кофейнями и IT. Но есть огромное количество целевых аудиторий, которым не 20 лет и они не хипстеры, у них совершенно другая жизнь. В том числе у них есть огромное количество незакрытых потребностей, с ними тоже можно и нужно работать, это интересный рынок, полный возможностей. Дизайн-мышление учит быть исследователем: понимать других людей, а не делать вид, не ставить им оценки, а действительно принимать их. От этого приходит понимание, что вы можете им предложить. Генерация качественных идей не происходит по принципу «кто громче крикнул, тот молодец». И я ценю процесс дизайн-мышления именно за производство на самом деле востребованных креативных решений.

Улучшать то, что уже есть

Умение посмотреть на существующие вещи с абсолютно другой стороны, не стереотипно — это прорывное мышление: классический вопрос: «А что, если?». Когда вы смотрите на стол, вы больше не думаете, может ли он быть другим: интереснее, функциональнее и не только столом, например. Со времен мануфактурного производства некоторые вещи развиваются определенным образом, потому что просто наследуют какую-то память предыдущих. Почему машины такие? Потому что они изначально такими были. А может, их нужно сделать на трех колесах, а может быть — на воздушной подушке, а может, они не обязательно должны быть такой формы? Возможностей море, просто мы привыкли, что у машины — четыре колеса, и не мыслим дальше. Мы только чуть-чуть меняем форму, но не меняем суть, и это очень видно по автомобилестроению. Зачастую же изменение сути приводит к регуляционным решениям, от которых становится лучше всем: продукт начинает быстрее производиться, дешевле стоить, лучше ездить.

© Olimpia Zagnoli

© Olimpia Zagnoli

Прорывное мышление — возможность улучшать то, что уже есть. То есть вещи, которые кажутся настолько стандартными, что ими не занимается никто. Мы в агентстве экспериментировали с прорывным мышлением на примере светофора: выбрали дубовую вещь, которая всем понятна. Мы обнаружили, что люди, которые не различают цвета, не могут сесть за руль, после огромного количества передвижения по стране нам известно, что ночью на трассе издалека не видно, какой светофор горит по счету, а в тумане вообще не понимаешь, какой там свет. В итоге мы вышли на то, что технологии изменились, и светофор тоже может быть совершенно другим. У нас он получился из одной секции с другим типажом сигналов. Это пример того, как прорывное мышление может работать в реальной жизни. Мы, конечно, отправили нашу идею в ГИБДД, получили шикарный ответ с темой письма «Гы» и очень смеялись. У нас пока нечасто находят отклик подобные проекты, особенно в официальных структурах. Они пугаются, но это вполне понятно, и, думаю, постепенно все изменится: люди привыкнут и станут реагировать иначе.

Решение будущих проблем на начальной стадии

Важно понимать, что все описанные выше процессы — это групповая работа. У нас студенты работают в командах. Вы — один человек. Вы не можете задать себе каких-то вопросов, потому что вы их просто не видите, не можете дать конструктивную критику. Очень сложно размножить себя на несколько человек: это близко к шизофрении.

На этапе перехода к бизнес-модели, к конкретике, обязательно нужна команда от трех до семи человек. Очень хорошо, если люди — совершенно разные, с разным опытом и профессиональной деятельностью, потому что каждый из них привносит тот кусочек восприятия, который не могут принести другие. Когда вы один, наступает определенное «туннелирование»: вы увидели идею, она показалась хорошей, вы провели какие-то исследования, чтобы подтвердить свою идею, а не чтобы получить реальный результат, никто не задал вам дополнительных вопросов, и картина мира получилась хорошей и верной. Когда идея выходит в реальность, ей оказывается все равно, что у вас в голове происходило. Когда есть команда, огромное количество вопросов, которые могут вылезти потом, решаются на начальной стадии. Тогда вместо туннеля под названием «я хочу и буду в это верить» у вас складывается реальная идея, которая действительно готова восприниматься людьми.

Визуализация и топ-менеджмент, инженеры и хипстеры

Для эффективной коммуникации в командах используется визуальная фасилитация — это обрисовка смыслов, которые вы обсуждаете. Обычно происходит синдром кухни: мы сели, поговорили, ты умный, я умный, утром никто ничего не помнит, но все счастливы и довольны друг другом. Но когда рассказ к тому же перекладывается на какие-то образы, это не дает вам обмануть самого себя: вы наглядно видите процесс и во что он упирается. Плюс все члены вашей команды понимают, о чем вы говорите.

Если, например, собирать хипстеров с хипстерами, а инженеров с инженерами, связки идей не происходит, это неправильно. Новые люди привносят в твою картину мира то, что ты сам будешь приносить туда очень долго, а, возможно, вообще не привнесешь никогда. Но двадцатилетней девочке-хипстеру-дизайнеру и сорокапятилетнему главному инженеру завода тяжелой промышленности зачастую сложно договориться, их словарный запас и образы настолько разные, что им гораздо проще использовать для этого визуализацию. Это возможность быстро получить опыт людей, каждый из которых прожил целую жизнь. У меня на одном из проектов был случай: два крепких технаря никак не могли договориться и уже начинали закипать. Я предложила им взять лист и нарисовать. Потом спрашиваю: «И как?» «А мы, — говорят, — одно и то же имели в виду». Это не потому, что у людей что-то не так с головой, а потому, что ты свои образы выдаешь, они кому-то непонятны, а тебе непонятны другие. А рисунок бери и смотри. При этом неважно, два человека у вас в команде или пять: принцип работы абсолютно одинаковый. Просто если в команде пять человек и все они говорят, то это тупо занимает больше времени.

Визуальные инструменты волшебно влияют на работу топ-менеджмента — серьезных дядек в галстуках и костюмах, погруженных в свой статус. У них все хорошо. Они приходят на совещание и начинают по очереди толкать речи, в которых 80% — бессмысленно. Половина из них при этом втихую что-то кому-то пишут или смотрят, все об этом знают, но сохраняют статус. В итоге встреча занимает 3–4 часа, но в конце никто не в курсе, в чем была суть. Я многих клиентов просила провести один и тот же эксперимент: чтобы участники по завершении совещания отложили все и написали на листках повестку, решение, которое было принято, кто ответственный и каковы сроки. Там вообще рядом не получалось одинаковых слов! Это лебедь, рак и щука. Все очень стараются, куда-то двигаются, а телега как стояла, так и стоит, потому что у всех совершенно разный набор слов, опыта и образов в голове. Каждый после таких совещаний думает, что все понял правильно. Когда начинаешь записывать, рисовать, переставая при этом уходить в лирические отступления, нужные только, чтобы показать, какие все серьезные люди, процесс идет в 30 раз быстрее. Но «Боже мой, мы серьезные люди, не для этого я получал три высших образования, чтобы картинки рисовать». Я не думаю, что картинки — панацея, что это должны делать обязательно все, но в любом случае есть возможность посмотреть, как это работает и к каким результатам приводит.

Бизнес-героизм

Все совершают одни и те же ошибки, невзирая на возраст или опыт. Мы свято уверены, что раз мы умные и у нас в голове все сложилось, можно ставить на кон всю свою жизнь. Многие, например, зачастую просто делают то, что умеют, мысля «у меня такое образование, значит, я буду делать что-то, связанное с этим». То есть если вы айтишник, то автоматически занимаетесь IT-проектами. Но вы же живой человек. У вас есть великое множество возможностей получить даже личный какой-то опыт.

Другая очень распространенная проблема — не фиксировать конечных сроков. Через это проходили абсолютно все, кто хоть раз что-то делал. Даже когда люди понимают, что бьют плетью мертвую лошадь, они продолжают бить ее останки. Например, полугода будет достаточно, чтобы либо выйти на что-то, либо пересмотреть подход, если пришла новая информация, либо закрыться.

Бизнес воспринимается у нас как определенный очень важный шанс в жизни, который нельзя упустить. На самом деле — это просто одна из идей, и можно придумать завтра еще три сотни таких же, выбрать одну и прорабатывать дальше. А у людей наступает ощущение, что нужно бороться и кого-то победить. Я думаю, что это лишние героизм и мужество, потому что это просто одно из направлений деятельности. Есть еще личная жизнь, хобби, увлечения, другие проекты, благотворительность и все остальное. Совершенно необязательно сидеть с красными глазами пятый год без еды, воды и света. От этого совершенно никому не становится лучше, и за это время люди с таким желанием действовать могли сделать огромное количество полезных вещей, которые уже бы работали и приносили радость. Есть смысл хорошо делать то, что тебе нравится, что ты умеешь, что хочешь.

Так вот, если в обозначенный период ничего не происходит, нужно просто пожать друг другу руки и брать новую идею. У нас это самый сложный момент. Это в том числе влияет на продуктивность. Вокруг огромное количество вещей, которые можно брать и делать буквально вчера, даже не сегодня и не завтра. Когда ты это понимаешь, ощущение, что жизнь — борьба, наконец уходит.

Менять себя всегда очень тяжело, независимо от того, что ты делаешь. Здесь важен не возраст и опыт в бизнесе, а то, насколько ты хочешь и готов погрузиться в ту реальность, о которой мечтаешь. Многие думают, что мечтают, но самом деле они хотят, чтобы с ними это не случилось никогда. Чтобы эта идея была где-то там, за горизонтом, и горизонт этот пусть никогда не приблизится. Некоторые люди худеют всю жизнь, а потом находят себе интересное дело и через год обнаруживают себя худыми. В этот момент меняется отношение к жизни. Когда вдруг обнаруживаешь, что у тебя появились новые друзья, интересная занятость, проекты, ты можешь и не понимать, как ты на них вышел, ведь ты их толком-то и не искал. Ты просто вошел в поток, в котором уместен, в котором тебе комфортно. Тогда и с идеями, и с бизнесом становится проще».