В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходах к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Отучившись по стипендии на программе MBA, Камилла Газиева снова приехала в Штаты, где готовится стать магистром здравоохранения, помогает разрабатывать технологии для ранней диагностики аутизма и находит вдохновение для собственных проектов.

— Где и чему ты учишься?

— Я учусь в магистратуре по здравоохранению в Университете Бойсе. Программа включает в себя управление и маркетинг в области здравоохранения, продвижение здорового образа жизни, предотвращение развития хронических заболеваний и получение навыков по разработке и проведению научных исследований — насколько я знаю, подобного направления в России нет.

— Как ты туда поступила? Что для этого требовалось?

— Свое первое образование в Штатах я получила на MBA по стипендии Эдмунда Маски. По правилам, сначала приходило уведомление о получении стипендии, и лишь потом ты узнавал, в какой университет тебя распределили. Моим пунктом назначения стал Университет Бойсе в штате Айдахо — я не имела ни малейшего представления, где это, и кинулась открывать карту Google. К моему разочарованию, Айдахо оказался далек от Нью-Йорка или Калифорнии, но зато с фотографий на меня смотрели красивые горы и леса, и я решила: поеду. После двух лет учебы я вернулась в Россию, но за это время мое видение идеального рабочего процесса и представления о ведении бизнеса уже изменились. К тому моменту у меня накопился опыт работы в крупной фармацевтической компании — в отделе, который занимался сахарным диабетом. Недолго думая, я подала документы в магистратуру того же Университета Бойсе.

В пакет документов входили CV, transcripts из бакалавриата, мотивационное письмо, три рекомендации, результаты GRE/GMAT и языкового TOEFL (я сдавала эти экзамены перед MBA, поэтому сидеть над ними снова не пришлось). Наконец, после успешного прохождения собеседования меня зачислили на программу со стипендией graduate research assistantship. Она покрывает обучение и медицинскую страховку, а я обязана работать в университете 20 часов в неделю, за что получаю ежемесячную заработную плату в 1000 долларов.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Я изучала менеджмент в Институте иностранных языков им. Мориса Тереза. Главное, если не сказать единственное, что я вынесла из учебы — это знание английского. Курсы по бизнесу нам преподавали не люди из индустрии, а бывшие военные. Большинство преподавателей не были увлечены тем, что делают: приходили, прочитывали лекцию и сразу же про тебя забывали.

— Как проходит твой стандартный учебный день?

— На первом году обучения занятия проходили три раза в неделю, сейчас, на втором, проходят дважды. Мы изучаем статистику, методы исследований, оцениваем эффективность государственных программ здравоохранения и работу государственного и муниципального секторов, читаем много научных трудов. Активное участие в обсуждениях в классе во многом влияет на финальную оценку. Международных студентов на моем потоке всего пара человек — поначалу мне было сложно перебороть страх, поднять руку и начать говорить. За семестр для каждого класса мы пишем минимум по три работы по 10–15 страниц, делаем групповые проекты и презентации — это не считая тестов и экзаменов. Однажды мне попался профессор, который постоянно придирался к моим письменным работам. К счастью, при университете действует Writing Сenter, в который каждый студент может прийти и бесплатно улучшить свои навыки письма. Там же я нашла себе бесплатного репетитора. Несмотря на всю сложность, этот класс «открыл мне глаза» на то, что все-таки считается хорошими навыками письма в США.

— Кто твой любимый профессор? Почему?

— Его зовут Грег Хилл. Он вел курс, посвященный разработке программ и политик в области государственного управления. Обычно этот предмет проходят за семестр, но наша группа одолела его за три недели, интенсивно занимаясь по выходным. Грег читал часть лекции сам, а часть отдавал студентам, которые разбирали материал и пытались донести до остальных то, что поняли. Но и сам он постоянно включался в повествование. Несмотря на то, что лекции длились с восьми утра до пяти вечера, оживленные дискуссии никогда не давали заскучать.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— У меня было два пути: писать диссертацию или взять большее количество классов. Я выбрала второй вариант — у меня не было четкого представления о том, что я хочу исследовать, а мучить профессора темой, которой я не горю, не хотелось.

По условиям стипендии, в свободное от учебы время я работаю в университете — в Center for Health Policy. Мы исследуем программы, которые внедряются в США в области здравоохранения, или изучаем потребности населения — например, достаточно ли медицинских услуг предоставляется людям с низким доходом.

Как международному студенту, мне запрещается работать вне кампуса. Во втором семестре я узнала о стартапе Behavior Imaging, который разрабатывает технологии для ранней диагностики аутизма. Мне захотелось стать частью команды — пришлось договариваться с профессорами, чтобы они засчитали эту работу за индивидуальный проект и я могла получить за нее оценку. Компания разрабатывает технологии, которые позволяют делать видеозаписи поведения детей, больных аутизмом, и с помощью специального сервиса передавать материал врачам для анализа. Благодаря видео, которое можно снять в домашних условиях, врачи могут увидеть симптомы аутизма, посмотреть, меняется ли поведение людей под действием определенных препаратов. Пока я работаю в этом стартапе 10 часов в неделю.

В Америке я начала заниматься бегом. В 2011 году, вернувшись в Москву после MBA, я присоединилась к беговому клубу Moskva River Runners. Там познакомилась с Миланом Милетичем — сербом, который жил в Москве. Он организовал беговой лагерь в Хорватии и пригласил меня поучаствовать — мне так понравилось, что захотелось развить эти благие начинания. Мы с Миланом основали Unity Run Camp, в котором новички и профессионалы могут совершенствовать технику и наслаждаться активным отдыхом и обществом единомышленников. Сначала организовали выездные лагеря, затем провели несколько в Москве. Сейчас на очереди Питер. Милан занимается разработкой программ и проводит тренировки, а я отвечаю за организацию. Руководить процессом, находясь за океаном, нелегко, но от этого не менее увлекательно. В Москве мне помогают еще пару человек. Без этой команды и их веры в успех ничего бы не получилось. Мы понемногу расширяемся — уже нашли тренера, который будет вести физподготовку, и сейчас в поисках еще одного тренера по бегу в Москве.

— Какие у тебя впечатления от Бойсе и от вашего кампуса? Как ты искала жилье? Какие бонусы есть для студентов?

— Штат Айдахо считается картофельной столицей Америки. Я боялась, что после Москвы город Бойсе с населением в 250 тысяч человек покажется слишком маленьким, но мне здесь понравилось. В первый раз, когда я приехала на MBA, меня приютил один из профессоров университета — мне дали десять дней на то, чтобы найти жилье. Я написала в университетский центр поддержки иностранных студентов и познакомилась с девочкой из Албании, с которой мы поехали подыскивать съемную квартиру. Чтобы снять квартиру, требуется наличие работы и кредитной карты, которой ты регулярно пользуешься. Если бы у моей новой знакомой не было сестры, которая долго жила и работала в Америке (все документы мы оформили на нее), нам ничего не удалось бы найти.

Вариант проще — снять квартиру в университетском кампусе, но нужно подсуетиться, иначе все быстро разберут. Трехкомнатная квартира обходилась нам вместе с коммунальными услугами в 600 долларов. Для сравнения, мой друг в Калифорнии снимал комнату за 700 долларов. Сейчас мы с молодым человеком снимаем дом (аренда дома в Бойсе обойдется в 900–1000 долларов).

Еще здесь никак не обойтись без машины. Для студентов ходит бесплатный автобус по кампусу и ближайшим окрестностям. Действуют скидки на общественный транспорт, но он развит плохо. Что касается других льгот, для студентов есть скидки в кинотеатр и бесплатный спортзал на кампусе. В целом, в Штатах существует большое количество доступных по цене спортивных клубов. Например, действует организация YMCA, у которой есть не только огромная сеть спортзалов по всей стране, но и десятки программ, направленных на предотвращение сахарного диабета, снижение веса, спортивных программ для пожилых людей и людей с ограниченными возможностями. Услуги личного тренера стоят всего 10–15 долларов в час.

— Какие у тебя планы на будущее?

— После учебы я планирую остаться работать в стартапе и поступить на PhD. Я хочу провести исследование на тему того, как различные гаджеты и девайсы влияют на отношение людей к своему здоровью и меняют их поведение, мотивируя больше заботиться о себе.

В прошлом я пробежала три марафона (42 километра) и участвовала в одном ультрамарафоне (50 километров). В декабре опять бегу 50 километров. Такие забеги проводятся в красивейших местах. Будет здорово!