Трудоголики видят смысл в работе, гедонисты — в получении удовольствий. Одни думают: «Какой гедонизм, когда евро — 67» и сидят на работе до полуночи. Для других это повод уехать на дачу до лучших времен с ящиком красного и гигабайтами любимого кино. Однако все в нашем мире неоднозначно, и вы вряд ли встречали в своей жизни «чистых» представителей обоих видов: все так или иначе ищут баланса под этим серым небом, в пробках и вечной необходимости куда-то бежать. T&P спросили о понятиях трудоголизма и гедонизма у психолога и узнали у молодых и успешных, как они соблюдают баланс между работой и получением удовольствий.

Работать свыше 50 часов в неделю

Понятие «трудоголик» было сформировано в начале 70-х. Уже тогда врачи выявили сходство этого явления с другими видами зависимости. Как и другие аддикции, трудоголизм — это бегство от реальности путем постоянной фиксации на работе. Между трудоголиком и человеком трудолюбивым — тонкая грань, которая зависит от поставленных целей. Работа для трудолюбивого человека является частью жизни и способом самовыражения и материального обогащения. Для трудоголика работа — возможность заполнить ей все свое время и мысли. При этом то, что работы не касается, относится к разряду отвлекающих факторов, вызывающих раздражение.

Одной из особенностей этой зависимости является стремление к одобрению. Трудоголик испытывает страх потерпеть неудачу, быть обвиненным в непрофессионализме или лености. Поэтому часто с точки зрения психологического состояния трудоголизм сопровождается чувством тревоги, которое доминирует над всем остальным. Согласно прошлогоднему исследованию ученых Университета Канзаса, трудоголизм связан с ухудшениями физического и психологического состояния. За трудоголиков они считают людей, работающих свыше 50 часов в неделю, несмотря на то, что это не делает их счастливыми. Теория ученых основывается на зависимости «чем больше денег вы зарабатываете, тем больше вы и будете работать», поскольку стоимость ничегонеделания увеличивается. В конце концов все приводит к тому, что у людей не остается времени тратить заработанные деньги. Некоторые трудоголики хотят изменить свой подход к работе, но, как часто бывает, не знают, как это сделать.

Лиа Чакаберия

практикующий семейный и гештальт-психолог

«Трудоголизм принято считать маниакальным состоянием. Его причины в том, чтобы не переживать какое-то сильное переживание. По сути, это дефлексивный способ выскочить из депрессии: полностью уйти в работу и ничего не чувствовать. Дефлексия — избегание, неосознанный уход, направленный на прекращение контакта, защитный механизм. В таком состоянии нужно выстраивать ресурс (силу) внутри себя. Она берется из функции «я»: из знаний о себе, о своих слабых и сильных сторонах. Важны и внешние ресурсы — это получение поддержки от людей, от социума. Рекомендации для трудоголиков в том, чтобы встретиться со своим переживанием, то есть говорить об этом с безопасными людьми. Так как трудоголизм можно отнести к травме потери опоры, важно почувствовать и принять поддержку, получить опыт и по чуть-чуть размораживаться».

Я умный, я красивый

Гедонизм как этическое учение связан с именами древнегреческих философов Аристиппа и Эпикура, но подобные смыслы встречаются еще в древневавилонской версии «Эпоса о Гильгамеше», написанном вскоре после того, как сама письменность была изобретена. Смысл разных ответвлений гедонизма основан либо на желании непосредственно получения удовольствия, либо на осознанном избегании боли. С психологической точки зрения это гипотеза о стремлении человека к радости, удовлетворению, или избеганию разочарований как единственном мотиве всех поступков.

Гедонизм ассоциируется с яркой и насыщенной жизнью. Такие люди живут в моменте, не планируя многое наперед. Люди, склонные к здоровому гедонизму, не безответственны. Они способны выполнять свои обязательства, однако удовольствия ставятся в приоритет. Понятие гедонизма может носить и негативный окрас из-за его крайних форм: к примеру, чревоугодия или лености.

Лиа Чакаберия

практикующий семейный и гештальт-психолог

«Суть гедонизма в избегании страданий. Это нарушение психоэмоционального развития личности, которое может передаваться по наследству как модель сценарного развития. Мать или отец могут вести себя подобным образом, давая установку, что главное — наслаждаться жизнью, едой, общением, праздным образом жизни, что мы рождены для этого. Работать с теми, для кого гедонизм — не просто сценарий протестного поведения, а еще и философия, тяжело. Они считают, что напрягаться не надо, а радости жизни сами должны идти в руки: я умный, красивый, я достоин этого, а работают пусть все остальные».

В поисках гармонии

Трудоголики или гедонисты в крайних их проявлениях встречаются не так часто. Обычно эти подходы смешиваются. Согласно тенденции, миллениалы больше заботятся о соблюдении баланса между жизнью и работой, чем предыдущие поколения. Проявления одного или другого подхода порой сменяют друг друга с течением жизни или оба находят свое проявление, существуя в гармонии.

Юля Елупова

Руководитель студии «Инфографика»

Скорее гедонист.

«У меня нет внутренней потребности работать 24 часа в сутки. Был этап, когда я была жутким трудоголиком. Я тогда училась в университете, и мне казалось, что если я сейчас не буду вкалывать, то никогда не стану крутым журналистом и не буду хорошо зарабатывать. То же было, когда я только начинала бизнес. Это такое странное состояние, когда тебе как-то стыдно просто ничего не делать и сидеть сложа руки, и ты вкалываешь в выходные, праздники, ночью, потому что только так видишь возможность чего-то добиться. Еще такое было, когда случались какие-то особенно интересные для меня проекты, которые захватывали. Это очень крутое чувство, когда ты засыпаешь с мыслью о том, что поскорей бы настало утро, чтобы можно было снова заняться тем самым делом. Но долго в таком состоянии жить нельзя, лично я внутренне изнашиваюсь. Мне в принципе ближе, наверное, подход гедонистов. Так как я считаю, что жить и работать надо исключительно в кайф».

Артем Суслов

Ведущий специалист по внедрению в «Интегратор ИТ»

Не трудоголик, но работает в нерабочее время.

«Я разделяю позицию трезвого взгляда на работу и получение удовольствий от жизни. Для меня работа — это способ саморазвития и самовыражения, достижения поставленных целей и с точки зрения роста профессионального и личностного, и с точки зрения роста доходов. Трудоголиком себя назвать не могу, хотя я зачастую решаю рабочие вопросы в нерабочее время. Но в этом случае я точно знаю, что делаю это для получения наилучшего результата и для дела, и для себя. Гедонизм я понимаю только в том случае, когда он соотнесен с усилиями, затраченными на работу. То есть хорошо работаешь и хорошо отдыхаешь. В других случаях у отъявленных гедонистов редко получается делать что-то достойное. Обычно это или недобизнес, или недоискусство. А гедонистический подход вообще без созидания — это потребительство в чистом виде, которое я в принципе не одобряю».

Саша Гузева

Выпускающий редактор спецпроекта в Russia Beyond the Headlines.

Скорее трудоголик, но старается не превратиться в зомби.

«Мне очень важна моя работа. Я работаю на одном месте три года и действительно ратую за то, чем занимаюсь. Мне интересна моя профессия, я работаю и по выходным, и по вечерам, если это необходимо. При этом я довольно четко осознаю, что превращаться в зомби ни в коем случае нельзя. Нужно уметь расслабляться, снимать стресс, путешествовать, что развивает и вдохновляет, а это и для дела полезно. Я зачастую сталкиваюсь с трудоголиками, которые полностью погружены в работу. Вижу их срывы и уставшие лица. Но вообще думаю, что это зависит от того, чем человек занят. Если он работает на свое дело, то может и после 12-часового рабочего дня быть воодушевленным. Гедонистов я тоже встречаю, но не очень понимаю. Знакомая вот бросила все, накопив немного денег, и уехала отдыхать на Бали на неопределенный срок. Для меня это равно безответственности».

Алексей Карлинский

Менеджер по маркетингу в LG

Ни тот, ни другой.

«Баланс в жизни я соблюдаю очень просто. Я люблю свою работу и как минимум от этого получаю удовольствие. Даже когда работа нудная, а такое бывает, я всегда помню о том, что вся рутина делается ради какого-то общего и хорошего дела. Однако надо понимать, что работа не есть цель, поэтому основа баланса заключается в осознании, что радостные моменты в жизни достигаются путем больших возможностей. А эти возможности мне дает моя работа и доход от нее. Поэтому я не только люблю свою работу, но и люблю зарплату, которую трачу на любимых людей и любимые занятия.

Люди, которые одержимы только одним подходом, на мой взгляд, несчастны. Я знаю достаточное количество и тех, и других. У трудоголиков обычно нет семьи и настоящих друзей. Вся их энергия реализована в работе. А люди, одержимые только стремлением получать удовольствие, не развиваются как личности, потому что в большинстве случаев их удовольствие связано с удовлетворением бытовых потребностей, а не развитием. Ни тот, ни другой тип мне не интересен, так как каждый из них чем-то явно ограничен».

Анна Рогачева

Музыкальный редактор «Радио России. Культура»

Пытается соблюдать баланс.

«Я не трудоголик и не гедонист, мне всегда важно поддерживать гармонию. Думаю, что соблюдать баланс можно так: на работе думать о работе, а дома — о друзьях и близких, хобби и путешествиях. У меня, к большому счастью, это получается. Даже когда случаются авралы или долгие рабочие дни, что бывает на радио не так уж редко. Бывает и наоборот, и тогда я с легким сердцем иду пить кофе с друзьями или домой читать интересную книжку. А утром с удовольствием еду на работу, потому что не устала от нее вчера. C коллегами мне повезло, поэтому, как правило, в нерабочее время мы стараемся не беспокоить друг друга по профессиональным вопросам. В офисе всегда кто-то есть, и, если там могут справиться своими силами, они это делают. Я встречала много трудоголиков и другую их крайность — даже не гедонистов, а людей, которые избегают «рабочих» мыслей, как только шагнут за порог офиса, просто потому что работу свою не любят или, опять же, слишком устают, и их психика просто защищается от лишних мыслей в эту сторону. Такие условия душат любые творческие мысли, без которых, на мой взгляд, не обходятся в работе ни хорошие художники, ни хорошие программисты. А когда нет такого внутреннего запрета, идеи возникают сами собой. Именно поэтому важно поддерживать баланс между всеми сферами жизни, что мне сейчас, кажется, удается».