Смешное как критерий, или как определить истинно верующего

Распространенное в определенных кругах представление, согласно которому «вероучение — дело серьезное», подвергается критике и сомнению в двух фазах — роста, когда над адептами новых вероучений смеются или глумятся их противники, и затухания, когда над своими вчерашними святынями смеются и глумятся сами верующие. От афинян, осуждающих Сократа на смерть за предполагаемый отказ от «родных богов», до монаха Ейвставия у Франсуа Рабле или попа и работника его Балды у Пушкина, история более или менее острых насмешек европейцев над религией и ее представителями разнообразна, а священнослужитель, к какому бы богу он ни пытался внушить максимально глубокое почтение, — извечный объект насмешек. В какой фазе пребывает в этом отношении сегодняшнее российское общество? Кто, как, когда и почему смеется над верующими или их святынями? Хотят ли насмешники оскорбить кого-то? Как отличить язык насмешки и глумления от языка вражды и ненависти? Как научить всех граждан, независимо от их личных пристрастий, симпатий и антипатий, уважать Конституцию, которая не признает существования богов в качестве основания деятельности государства, а права человека, наоборот, признает? На эти вопросы попробовали найти ответы участники семинара.

Смотрите также