Иосиф Бродский. Нобелевская лекция

Выдающийся поэт получил Нобелевскую премию по литературе в 1987. В формулировке Нобелевского комитета значилось: «За всеобъемлющую литературную деятельность, отличающуюся ясностью мысли и поэтической интенсивностью». В день вручения премии секретарь Шведской академии профессор Стуре Аллен представил поэта: «Для нобелевского лауреата Иосифа Бродского характерна великолепная радость открытия. Он находит связи, дает им точные определения и открывает новые связи. Нередко они противоречивы и двусмысленны, зачастую это моментальные озарения, как, например: “Память, я полагаю, есть замена хвоста, навсегда утраченного в счастливом процессе эволюции. Она управляет нашими движениями…”».

На церемонии вручения нобелевские лауреаты по традиции читают лекцию по теме работы, за которую получили награду. «Если искусство чему-то и учит (и художника — в первую голову), то именно частности человеческого существования. Будучи наиболее древней — и наиболее буквальной — формой частного предпринимательства, оно вольно или невольно поощряет в человеке именно его ощущение индивидуальности, уникальности, отдельности — превращая его из общественного животного в личность. Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную — но не стихотворение, скажем, Райнера Марии Рильке. Произведения искусства, литературы в особенности и стихотворение в частности обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников, отношения. За это-то и недолюбливают искусство вообще, литературу в особенности и поэзию в частности ревнители всеобщего блага, повелители масс, глашатаи исторической необходимости. Ибо там, где прошло искусство, где прочитано стихотворение, они обнаруживают на месте ожидаемого согласия и единодушия — равнодушие и разноголосие, на месте решимости к действию — невнимание и брезгливость. Иными словами, в нолики, которыми ревнители общего блага и повелители масс норовят оперировать, искусство вписывает “точку-точку-запятую с минусом”, превращая каждый нолик в пусть не всегда привлекательную, но человеческую рожицу», — говорит в своем выступлении Бродский.

Смотрите также