Новое «Письмо из-за границы» было написано в самом дорогом испанском городе, Сан-Себастьяне — там редактор Ирина Гусинская поступила в магистратуру по гастрономическому туризму после 13 лет работы в книгоиздании. Она рассказала «Теориям и практикам», как уговорить работодателей отпустить вас на целый год, рискнуть всем и в 30 лет за свой счет отправиться учиться совершенно новому.

Ира Гусинская, 30 лет

— Где ты сейчас учишься и чему? Почему именно там?

— Учусь в Баскском кулинарном центре гастрономическому туризму. Серьезно, это такая специальность. Первый набор, магистратура, испанская редуцированная версия. Собственно, поэтому и здесь. Больше, по сути, негде этому учиться — так, чтобы выдали официальный диплом. Например, в австралийской Le Cordon Bleu тоже есть гастрономический туризм, но обучение только дистанционное и неоправданно, на мой взгляд, дорогое. И есть некоторое количество программ, связанных с гастрономией и туризмом, но иначе. Изучила, взвесила, выбрала самую интересную, поступила. Славу Баскского кулинарного центра все равно еще никто не переплюнул: это одна из самых известных кулинарных школ мира, здесь проходят знаковые гастрономические мероприятия. Кроме того, Сан-Себастьян (город, в котором я теперь живу) — идеальное место, чтобы практиковать этот самый гастротуризм. Собственно, он в первую очередь этим в мире и знаменит. Здесь самая высокая концентрация мишленовских звезд на квадратный метр, фантастическая культура пинчос, а также многовековая традиция гастрономических обществ.

— Как возникло желание поехать за рубеж? Где ты училась и работала до отъезда за границу?

— В моем случае вопрос звучит скорее так: «Почему после 13 лет в книгоиздании и через семь лет после окончания университета ты решила вновь стать студентом, да еще и в совсем другой сфере?» Дело в том, что я, золотая медалистка и отличница, искренне не знала, что ответить на вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?», поэтому поступала в добрый десяток вузов и везде планировала пройти по отдельному медалистскому конкурсу (это ведь были еще времена до ЕГЭ). Мне все школьные предметы более-менее нравились, не было такого, чтобы я ненавидела математику или физику. Но гуманитарные я любила больше. Так что решила поступать на переводчика. С первого экзамена меня (слава провидению!) не взяли. Никуда. На факультет иностранных языков МГУ в тот год, например, был конкурс 13 медалистов на место. А дальше надо было везде сдавать историю, а вот тут я как раз плавала и не испытывала никакого желания готовиться.

Оставшись один на один с перспективой со всем своим золотом и талантами не поступить совсем, я открыла «Справочник абитуриента» и решила выбрать специальность по вступительным экзаменам. Так я узнала, что на свете существует специальность «редактор», а Московскому государственному университету печати уже солидное количество лет и он весьма уважаем. Вот туда-то я и отправилась. Поступила на вечернее (историю пришлось-таки сдавать, и это был тест!). Пошла работать на кафедру межкультурных коммуникаций лаборантом. Мне в тот момент было 16 лет. Потом перешла на кафедру русского языка с повышением до старшего лаборанта. Оттуда ушла редактором в бюро переводов, оттуда — к одному из наших клиентов, в B2B-журнал, посвященный рынку детских товаров (он уже почил в Бозе), там стремительно осознала, что периодика — не мой формат, и начала искать работу в книгоиздании. Мне были не рады или предлагали какие-то смешные даже по тем временам деньги. В итоге устроилась ведущим редактором в издательство «Вако», выпускала учебно-методические пособия в промышленных количествах. Многому научилась, на экзаменах по спецпредметам любую тему могла перевести на рабочую ситуацию, написала по текущей работе диплом и ушла в свежеобразованное в рамках журнального холдинга Sanoma издательство «Альпина» (выкупленная вместе с брендом часть той «Альпины», где я сейчас), в котором счастливо проработала до самого его закрытия. Оттуда, собственно, пришла в «Альпину Паблишер» на должность менеджера проектов в редакцию к Сереже Турко. Быть тем, кому спускают план выпуска сверху, мне категорически не понравилось, так что уже через четыре месяца я влилась в редакционный совет и стала заместителем главного редактора. Так до сих пор и называюсь, хотя мои должностные обязанности с тех пор неоднократно видоизменялись. Спасибо дорогим начальникам: мне всегда шли навстречу.

Вид с горы Ургуль

Вид с горы Ургуль

В какой-то момент мне стало тесно: я знаю, что я делаю лучше всех, с чем я могу справиться, если очень надо, а чего делать не буду. Я знаю, что у меня замечательная работа, которая многим кажется идеальной: «Ты читаешь, а тебе за это еще и деньги платят». Я постоянно общаюсь с интереснейшими людьми из самых разных сфер. Но… Всегда есть но. Мне хотелось попробовать себя в чем-то еще — это логично и понятно, особенно когда столько лет издаешь книги по саморазвитию. Поэтому я постоянно искала что-то на стороне. И не находила ничего, ради чего стоило бы бросать то, что я имела. В итоге я мигрировала в рамках своего же издательского дома: ушла делать интерактивные книги и e-learning. Проект не слишком выгорел, финансирование из-за кризиса свернули, а тут о быстрой окупаемости говорить сложно. Но было бесконечно интересно, меня зацепило.

Вернувшись на круги своя, в редакцию, я расширила сферу поиска. Пока работала с интерактивными книгами, познакомилась со всеми, кто пытается заниматься этим в России, и поняла, что научиться чему-то можно только за границей. Поняла, что продать себя отсюда на приличную должность туда сразу не выйдет. Так что решила учиться. Поискала там, поискала тут. И нашла ровно то, как мне казалось, что искала: Digital Communications Leadership — новую программу Erasmus. Стремительно сдала IELTS на 8 из 9 при проходном балле 6,5 (благо английский постоянно в работе, а у Macmillan есть отличное приложение), собрала пакет документов, написала мотивационное письмо, отправила и стала ждать приглашения. А они р-р-раз! — и отказали. Я как-то даже опешила. Я была настолько уверена, что идеально попадаю в профиль их студента, что уже мысленно паковала чемоданы. Но на нет и суда нет. Решила пройти пару курсов на Coursera (подучить забытый за ненадобностью испанский, укрепить, так сказать, свое резюме) и податься на следующий год.

И вот как-то промозглой апрельской ночью я решила ради тренировки посмотреть живое испанское телевидение и включила MasterChef Junior. А там победителям давали сертификаты на обучение в Баскском кулинарном центре. Из любопытства пошла к ним на сайт посмотреть, что у них за программы (а тут учат в основном все-таки поваров и управляющих ресторанами), выяснила, что везде надо подтверждать свой российский диплом, а также представить сертификат о владении испанским DELE (который так быстро и легко, как IELTS, мне не получить). Но в голову запало, что вот ведь, люди и такому учатся в магистратуре! А я же люблю еду и путешествия не меньше, чем книги. Так что начала искать образование в этой сфере. И через недельку снова вышла на сайт басков. И тут — о радость! — новость об открытии новой магистратуры, куда надо всего-то отправить резюме, мотивационное письмо, копию паспорта и фото. Ну и заплатить 150 евро за рассмотрение кандидатуры. Я сначала возмутилась, а потом даже одобрила их логику: случайные люди точно отсеются. Добавила закладку в браузер и ушла терзаться. Потому что, с одной стороны, интересно, а с другой — это же все совсем по-другому: надо платить за обучение, как-то жить в Еврозоне (это я еще не знала, что Сан-Себастьян — самый дорогой город в Испании) и решить еще тьму бытовых вопросов. А еще меня терзали смутные сомнения, на каком языке будут учить. Потому что заявлено было, что программа международная, но вся информация была только на испанском (сейчас-то уже добавили английскую версию). Так что я написала баскам письмо с уточняющими вопросами. На английском. Прождала полторы недели — мне так и не ответили. Перечитала условия — максимум 20 человек, набор закрывается как только, так сразу, — начала нервничать. С горем пополам написала письмо на испанском — ответили в тот же день. Вы, мол, не волнуйтесь. Трехэтапный отбор: если мотивационное письмо и резюме нас заинтересуют, назначим скайп-собеседование, а потом еще будем по совокупности оценивать. Так я и подала документы: сочинила, нашла переводчика и отправила.

Уже через неделю мне назначили время для разговора по скайпу. И тут-то я впала в натуральную панику: надо ведь говорить по-испански, а у меня явно не уровень B2, минимальный для других программ центра (по оценке Института Сервантеса, на начало 2016 года у меня был B1). Так что прекрасный человек Маша Бажанова, которая перевела мое мотивационное письмо, мужественно слушала и поправляла мою речь на протяжении двух суток. В конце концов мы подготовили варианты развития беседы и я их выучила. Профессор позвонила мне на час раньше, избавив меня от беганья по потолку, и я даже не слишком позорно объяснила, зачем мне сдалось это образование. Еще через пару недель мне прислали письмо с поздравлениями: зачислили. Так что я перевела часть суммы за обучение в знак серьезности своих намерений и начала осознавать, что же я наделала. Составила план: договориться с работой и продолжить сотрудничать удаленно или продать машину (единственное мое достойное упоминания имущество), научить маму пользоваться планшетом и скайпом, срочно повысить уровень испанского, получить учебную визу (а для этого проделать массу манипуляций) и т. п. На сбор документов у меня ушел ровно месяц, в испанском консульстве их еще и не приняли с первого раза. Но в итоге визу мне таки одобрили. С начальством удалось договориться (я ведь уже говорила, что мне с ними повезло, да?), бытовые вопросы решила. Купила билеты и прилетела сюда 19 сентября, а с 30 сентября начала учиться.

Помимо меня, из иностранцев в группе две мексиканки, все остальные — испанцы из разных регионов страны. Кроме того, я первая русская в Баскском кулинарном центре ever.

San Sebastián Gastronomika

San Sebastián Gastronomika

— Из чего состоит учебный процесс?

— Я учусь с понедельника по четверг по пять часов в день, с 15:00 до 20:00, две лекции (или два семинара) с перерывом, а по пятницам у меня скайп-совещания по работе. Программу обучения я знала заранее, и она мне бесконечно нравится: меня учат управлять туристическими потоками, формулировать культурную ценность пункта назначения — для многого из этого еще не придумали названий, настолько все новое. Толком нет и учебников — меня учат профессионалы этой и смежных сфер, которые рассказывают о своем опыте. Каждый готовит презентацию и загружает ее в Moodle, туда же я вешаю свои письменные работы. Там происходит все общение. Помимо этого, у центра есть официальное приложение, через которое можно, например, посмотреть меню столовой и забронировать себе место. Строго говоря, назвать это столовской едой язык не поворачивается, но так и есть. Тут проходят практику студенты-бакалавры.

У меня же в качестве практики, например, на прошлой неделе была дегустация местного сыра из овечьего молока Idiazabal под местные же вина чаколи. Нам объясняли процесс производства и на что обращать внимание при дегустации. На первой же неделе обучения мы всей группой ходили на главное профмероприятие San Sebastián Gastronomika, где я видела живьем всех местных и некоторых привозных великих шефов. После этого пошли есть пинчос. А на следующей неделе мне предстоит поездка на ферму, владелец которой в тот же день будет рассказывать нам, как развивал у себя гастрономический туризм. В общем, прошло полтора месяца учебы, а я все еще в полном восторге. Уже повесила в Moodle заявку на тему дипломной работы и на этой неделе должна заполнить формуляр про практики: после шести месяцев теории в апреле я защищу диплом, и потом до конца 2017 года мне нужно будет пройти 480 часов учебной практики. И по совокупности результатов мне присвоят звание «магистр гастрономического туризма».

— В чем основная разница в обучении, если сравнивать с Россией?

Мне сложно сравнивать: я в России отучилась давно и всегда была в числе первых в классе/группе/на потоке. Здесь атмосфера в целом гораздо свободнее и расслабленнее, такая была на редких предметах с самыми любимыми преподавателями. Мне кажется, в числе прочего значительно сокращает расстояние испанская привычка всем тыкать. Ну и, например, тут был случай, который я не могу себе представить и на платном обучении в России: из-за жалобы части группы на занудство преподавателя его заменили на следующий же день, и администрация приходила просить у нас прощения, объясняя, что мы первый набор, так что они только благодаря нашему фидбеку и могут повысить качество образования. Серьезно.

— Кто твой самый любимый профессор? Почему?

— Ох, тут сложно сказать. Один на занятие по антропологии питания приносил клопов похрустеть (тайских). Другой — комбучу (чайный гриб) и sanguinaccio (напиток на основе шоколада с кровью). И все травят байки из собственного опыта. Все очень милые.

— Где ты живешь?

— Поскольку, как я уже говорила, жить в Сан-Себастьяне радикально дороже, чем во всех других городах Испании, мои изначальные планы снять квартиру пошли прахом. При этом для получения визы мне нужно было представить договор аренды, а также выписку из реестра собственников. Морочиться с бюрократией, тем более ради непонятной русской девушки, мало кто хотел. Так что у меня в итоге осталось не так много вариантов. Я снимаю комнату в трехкомнатной квартире. Две другие девочки — местные, баски, из городков в полутора часах езды (смешно по московским меркам), так что они на выходные обычно уезжают домой, да и в будни из-за разницы графиков мы редко встречаемся. Идеально.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— У меня сейчас период активного поиска информации для диплома. Я буду писать о гастрономической дипломатии: как изменить имидж России с помощью гастрономического туризма. Планирую проанализировать немногочисленные на сегодняшний день лучшие практики (Перу, Малайзия, Таиланд, Тайвань, Япония, Nordic Food), а также текущую ситуацию на российском туррынке и наш имидж в глазах иностранцев (да и сограждан). Дело в том, что о нашем великом гастрономическом наследии мало кто догадывается: традиционными блюдами «русской кухни», почесав репу, обычно называют блины, борщ, икру и водку. Мне лично это крайне обидно. В последние годы в регионах появились энтузиасты гастрономической культуры, но в целом мы пока лишь в начале пути. В августе я ездила в Ярославль на форум по гастрономическому туризму и еще больше убедилась, что у нас поле непаханое работы и огромный потенциал — в том числе и с точки зрения позиционирования страны через гастрономию. По итогам своих изысканий напишу рекомендации, план действий. Пока сложно сказать, что получится: библиографии не слишком много, буду брать интервью у заграничных деятелей, которые над этим работают.

— Каковы твои планы на будущее?

— Планы на будущее пока вырисовываются. У меня только-только перестала болеть голова под конец дня от количества испанского вокруг. Я абсолютно уверена, что по окончании этой магистратуры стану уникальным специалистом. Как своей уникальностью воспользоваться и как совместить ее со все еще горячо любимыми книгами — вопрос, на который я рассчитываю до конца этого года сформулировать ответ. Пока же благодаря моему гастрономическому увлечению появился кулинарный детектив «Торт» (многослойное произведение!), «Сам себе шеф-повар» (название говорит само за себя), а также уникальная (проверяла) «Еда без границ» (про гастрономический туризм для конечного пользователя). И еще мы готовим несколько фантастических переводных книг по истории и культурологии еды (например, «Историю пива»), о химии на кухне и даже одну про махинации производителей пищевых продуктов «Котлеты из мух». Так что будет интересно, не сомневаюсь!

Фотографии предоставлены Ирой Гусинской.