Безусловный базовый доход — это гарантированная сумма, которую человек должен получать ежемесячно просто за то, что он член того или иного сообщества. Например, гражданин страны. Разные государства постоянно возвращаются к идее ввести такую практику. Кажется довольно безумным, но у некоторых получается. «Теории и практики» перевели интервью Gawker о том, насколько утопичны мечты о базовом доходе в реальности.

После того как благотворительная организация GiveDirectly объявила, что запускает десятилетний пилотный проект стоимостью в $30 миллионов и будет выплачивать базовый доход группе кенийских крестьян (чтобы изучить последствия и результаты), движение за безусловный базовый доход получило значительный импульс. Пособие как способ бороться с бедностью могут использовать как в африканских странах, так и в относительно зажиточных скандинавских странах и Америке, где люди потеряли работу в результате автоматизации процессов.

Gawker поговорил с нидерландским писателем Рутгером Брегманом, автором книги «Utopia for Realists: The Case for a Universal Basic Income, Open Borders, and a 15-Hour Workweek» о том, насколько вероятна эта утопия в реальности.

Рутгер Брегман

Рутгер Брегман

— США культурно, этнически и экономически более разнообразная страна, чем Нидерланды. Насколько трудно, по вашему мнению, заставить население в Америке (а также в странах с более неравным обществом) поддержать ББД?

— Это может прозвучать неожиданно, но из всех стран именно США были наиболее близки к принятию закона о выплате базового пособия. Как ни странно, Ричард Никсон дважды смог провести данный закон в Белом доме, но документ был заблокирован демократами в Сенате — главным образом потому, что им казалось, что Никсон предлагал слишком маленькую сумму.

Честно говоря, я думаю, что безусловный базовый доход больше применим в США, чем в современной Западной Европе с ее социально-демократической, патерналистской системой управления. Даже Милтон Фридман был фанатом идеи безусловного дохода, так как считал, что это может остановить непрерывную слежку правительства и поможет прийти к окончательному компромиссу между консервативными и прогрессивными политиками. В условиях перераспределения это был бы шаг навстречу левым с их требованием справедливости, а в вопросах вмешательства в частную жизнь и насилия над гражданами правые получили бы больше свободы и ограничили бы государство сильнее, чем когда-либо.

— Вы выступаете за укороченную рабочую неделю, что противоречит убеждениям тех, кто думает, что, больше работая, больше зарабатываешь. Тогда откуда мы возьмем деньги на выплату ББД, если работать меньше?

— Я думаю, нам нужно основательно пересмотреть всю концепцию понятия работы. В наши дни масса людей считает, что они застряли на паршивой работе. Как говорит антрополог Дэвид Грэбер, люди, выполняющие такую работу, сами осознают ее бесполезность. И если они решат забастовать, то мир не станет хуже или беднее.

Последний опрос в Англии показал, что это касается трети всех рабочих мест. А теперь сравните эту «ненужную» работу (большая часть которой приносит огромную зарплату, учтите — возьмем, допустим, высокочастотный трейдинг на Уолл-стрит) с огромным количеством неоплачиваемой, но невероятно важной работы, такой как уход за детьми и престарелыми, забота о семье, волонтерство; список можно продолжать. По сути, сократить рабочую неделю — это мой призыв работать по-настоящему.

Огромное количество исследований показывает, что длинная рабочая неделя не так эффективна, как кажется. В 80-х сотрудники Apple носили футболки с принтами: «Работаю по 90 часов в неделю и люблю это». Позже эксперты подсчитали, что, если бы они работали только половину времени, мир получил бы революционный Macintosh на год раньше. В Нидерландах, откуда я родом, самая короткая рабочая неделя в мире, однако мы пятые по производительности.

«Utopia for Realists: The Case for a Universal ...

«Utopia for Realists: The Case for a Universal Basic Income, Open Borders, and a 15-Hour Workweek»

— Многие консерваторы опасаются, что, раздавая деньги всем подряд, можно спровоцировать распространение лени, и тогда появится огромное число «безбилетников» в экономике. Где доказательства того, что это не произойдет?

— В течение трех лет я читаю о ББД все, что попадается в руки. И ни разу я не сталкивался с тем, чтобы эксперименты с выплатами пособий приводили к массовой лени.

Несколько крупных экспериментов, проведенных в США в 70-е годы, развенчали этот миф. К примеру, эксперимент в Денвере показал, что, сократив количество рабочих часов, люди стали уделять больше времени учебе или поиску работы получше. Исследования в Нью-Джерси установили, что на 30% выросло количество людей, окончивших среднюю школу. Безусловный доход дает людям возможность уйти с «паршивой» работы и делать то, что для них действительно важно.

Современные работы в этой области показывают взаимосвязь между «свободными денежными отношениями» и сокращением преступности, детской смертности, недоедания, подростковой беременности, прогулов, а также улучшением успеваемости в школе, экономическим ростом и размытием гендерного неравенства. Бедность не значит, что человеку не хватает силы воли. Это значит, что ему не хватает наличных. И исследования доказывают это снова и снова. Если вам хочется мотивировать людей, их не нужно вести за руку — надо просто дать средства, чтобы они достигали всего самостоятельно.

— Почему бы просто не оказать материальную помощь малоимущим? И что делает безусловный доход универсальным?

— Великий британский социальный теоретик Ричард Титмусс давно сформулировал: «Политика для бедных — это бедная политика». В широко известной в наши дни статье 1990-х годов два шведских исследователя доказывают, что страны с более универсальными государственными программами успешнее сокращали долю бедного населения. В основном люди больше склонны к солидарности, если это приносит пользу им самим. Чем больше мы, наша семья и друзья получаем преимуществ от государства, тем сильнее готовы вкладываться в него. Поэтому логично, что безусловный базовый доход получит широкую поддержку.

Есть кое-что, что американцы не понимают о Европе, а именно: модель «один за всех и все за одного» существует не потому что мы такие хорошие люди, а потому, что она работает, причем просто и ясно. Система, обеспечивающая защиту едва ли не бомжу на улице, недорогое образование, хорошая транспортная инфраструктура — это выгодно всем, а не только бедным. Дополнительное преимущество ББД в том, что не будут навешиваться ярлыки, тогда как сейчас программа социальной поддержки — это система унижения и стыда.

— Какой из проведенных экспериментов, по вашему мнению, является наиболее успешным?

— Эксперимент 70-х годов в Дофине (провинция Манитоба, Канада), получивший название «Город без бедных», позволил преодолеть уровень бедности всем жителям города, а это тысяча семей. Первым шагом был постоянный контроль со стороны исследователей: экономисты следили за тем, не стали ли жители работать меньше, социологи тщательно анализировали образ жизни семьи, а антропологи — реакцию. Несколько лет спустя к власти в Канаде пришли консерваторы и внезапно отказались от эксперимента, результаты которого так и не были проанализированы. И лишь недавно канадский ученый Эвелин Форгет получила доступ к архиву и обнаружила эффективность эксперимента: дети в школе учились лучше, расходы на здравоохранение резко снизились, у людей было больше времени делать то, что действительно имело для них значение.

© kh_art / iStock

© kh_art / iStock

— Что вы скажете об опасности вызвать инфляцию, раздавая деньги просто так?

— Если вы будете просто печатать деньги для выплаты безусловного базового дохода, то да, вы получите инфляцию. И сейчас есть немало экономистов, призывающих печатать деньги, так как инфляция отстает. Милтон Фридман назвал такой подход «падением вертолета».

Вполне очевидно, что такой подход не может быть долгосрочным. В итоге пособие должно формироваться при помощи налогов. Не все будут иметь больше денег; базовый доход для бедных может быть сформирован за счет увеличения налогов — скажем, максимум на 1%. Я не знаю ни одного квалифицированного экономиста, считающего, что это может привести к масштабной инфляции.

Но существует и другой важный аспект: повлияет ли базовый доход на почасовую зарплату. Это дало бы людям, выполняющим крайне важную, но низкооплачиваемую работу (например, уборщикам, учителям, медсестрам) больше возможностей, так как у них всегда в запасе был бы базовый доход. Можно даже предположить, что такая работа станет оплачиваться выше, чем «паршивая» в таких секторах, как финансовый маркетинг, например. В этом-то и суть.

— В своей книге вы говорите, что освобождение от наемного рабства поможет улучшить благосостояние всего общества — объясните, каким образом это может произойти?

— Огромное количество людей получают деньги за работу, которая не имеет практического значения, но давайте подумаем о низкооплачиваемых рабочих местах. ББД позволит делать что-то ценное. Как насчет людей, застрявших на тупиковой работе, у которых нет возможности реализовать свой потенциал? Как много гениев сейчас готовят бургеры и водят Uber?

Во время своих лекций по всему миру я встречал множество людей, говоривших, что у них «паршивая» работа на полставки — например, консультанты, считавшие свою деятельность бессмысленной, — но именно это позволяло зарабатывать деньги, чтобы быть волонтерами. Один раз ко мне подошла женщина, которая сняла фильм о вреде курения. Как вы думаете, откуда она взяла деньги? Она занималась рекламой.

Еще хуже дело обстоит в журналистике. Те, кто занимается журналистскими расследованиями, чтобы заработать, пишут рекламные статьи о компаниях, которые терпеть не могут. А потом используют полученные деньги, чтобы писать расследования о таких же компаниях.

Короче говоря, современный капитализм — это когда никчемная работа позволяет зарабатывать на то, что действительно имеет значение. И безусловный базовый доход положит этому конец.

— С точки зрения политического реализма насколько близки, по вашему мнению, США к принятию такого закона в той или иной форме? И вообще — где безусловный базовый доход близок к тому, чтобы стать реальностью?

— Сейчас заметен крайне повышенный интерес к этому. Швейцария в июне проведет референдум по этому вопросу (уже провела — 80% швейцарцев выступили против введения безусловного базового дохода. — Прим. ред.). О проведении широкомасштабного эксперимента заявили в Финляндии, в 20 нидерландских городах опробуют систему ББД. Я знаю, что идея о выплате пособия звучит безумно для многих людей. Но мне нравится напоминать, что каждый этап в развитии цивилизации — от начала демократии и до конца рабства — выглядел таким же утопическим, каким сегодня базовый доход видится нам.

Именно потому, что наша нация сегодня богаче, чем когда-либо, у нас есть возможность обеспечить каждого человека базовым доходом, чтобы сделать следующий шаг в истории прогресса. Это причина, по которой мы должны делать упор на развитие капитализма.