Долгое время было принято считать, что динозавры исчезали с нашей планеты постепенно, из-за движения тектонических плит, извержения вулканов и других глобальных изменений. В 1970-е годы Уолтер Альварес решил проверить другую версию. А что, если 66 миллионов лет назад на Землю упал метеорит размером с город? T&P публикуют отрывок из книги «Темная материя и динозавры: Удивительная взаимосвязь событий во Вселенной», которая в ноябре выходит в издательстве «Альпина нон-фикшн». Физик Лиза Рэндалл объясняет, как ученые нашли доказательства метеоритной теории.

Время динозавров

Динозавры поражают воображение не только своими размерами и экзотическим обликом, но и продолжительностью существования — они доминировали на планете более 100 млн лет. Тем не менее, несмотря на очевидную жизнестойкость их рода и расцвет сопутствовавшей им флоры и фауны, эта грандиозная линия жизни неожиданно оборвалась 66 млн лет назад. До самого конца XX в. никто не знал, почему и как это произошло.

Прежде чем ответить на эти вопросы, поразмышляем немного об эпохе динозавров и о том, насколько другой была Земля в те времена. Динозавры жили в мезозойскую эру, которая продолжалась от 252 до 66 млн лет назад. Название мезозойская происходит от греческого термина «середина жизни», эта эра и в самом деле находится в середине ряда из трех геологических эр фанерозойского эона. Мезозойская эра находится между палеозойской, что означает «древняя жизнь», и кайнозойской («новая жизнь») эрами. Мезозойскую эру ограничивают, с одной стороны, пермо-триасовое вымирание, самое опустошительное из известных нам массовых вымираний, а с другой — мел-палеогеновое вымирание (которое раньше называли K-T вымиранием), когда исчезли динозавры (птиц не считаем) и многие другие виды.

* Международная стратиграфическая комиссия, отвечающая за названия этих периодов времени, также пыталась отказаться и от четвертой по счету части — Quaternary (четвертичной), однако Международный союз по изучению четвертичного периода воспротивился этому. Поэтому в 2009 г. Международная стратиграфическая комиссия восстановила этот термин. Однако термин «третичный период», у которого не оказалось таких ярых сторонников, больше не является официальным, теперь вместо K-T используется обозначение K-Pg. — Прим. авт.

Символ K в названии «K-T вымирание» — это первая буква немецкого слова kreide — «мел» в переводе. Он используется в качестве эквивалента слова Cretaceous (меловой период), которое произошло от латинского слова creta, буквально «критская земля», также обозначающего мел. Буква T соответствует слову Tertiary (третичный), доставшемуся нам от вышедшей из употребления системы наименований, в соответствии с которой история Земли делилась на четыре части, где Tertiary была третьей по счету*. Так или иначе, как и многие другие я иногда прибегаю к более удобному в разговоре термину «K-T» для обозначения вымирания, хотя чаще все же применяю более правильное название K-Pg. […]

В мезозойскую эру на Земле произошли очень большие перемены. Потепление и похолодание, а также высокая тектоническая активность изменили состав атмосферы и конфигурацию суши. Протоконтинент Пангея разделился в мезозойскую эру на ныне существующие континенты, которые значительно переместились со временем.

Хотя тектоническое движение в конце мелового периода и приблизило облик планеты к его нынешнему виду, континенты и океаны имели не такой вид, как сейчас. Индостан еще не соединился с Азией, а Атлантический океан был намного уже. В результате дальнейшего перемещения тектонических плит океаны меняли свои размеры со скоростью нескольких сантиметров в год или около того.

Это означает, что 66 млн лет назад большинство береговых линий находились за несколько тысяч километров от того места, где они находятся сейчас. Америка и Европа, например, были намного ближе друг к другу. Помимо этого, уровень моря превышал нынешний чуть ли не на сотню метров. Температура, особенно в удаленных от океана областях, также была выше. Эти факторы критически важны для интерпретации некоторых явлений, обнаруженных на K-Pg границе. […]

© CoreyFord/iStock

© CoreyFord/iStock

Поиски ответов

Во время работы над этой книгой я прочитала две интереснейшие публикации, одна из которых «Т. рекс и кратер судьбы» (T. rex and the Crater of Doom) принадлежала геологу Уолтеру Альваресу, а другая «Конец динозавров» (The End of the Dinosaurus) — Чарльзу Франкелю. Уолтер Альварес — главный автор метеоритной теории, и его книга очень любопытна. […]

Эти книги повествуют о том, как геологи, химики и физики пришли к выводу, что именно огромное метеорное тело (не забывайте, что я называю метеорными телами и крупные объекты) является наиболее вероятной причиной вымирания, уничтожившего динозавров, а вместе с ними и массу других живших в те времена биологических видов. Множество свидетельств указывают на то, что это метеорное тело вызвало кардинальные изменения в палеонтологической летописи во времена K-Pg перехода. […]

Рождение идеи

История о научной эпопее Уолтера Альвареса начинается в Италии. В горах Умбрия неподалеку от города Губбио, в паре сотен километров к северу от Рима, есть выходы морских отложений, относящихся к позднемеловому и раннетретичному (ныне палеогеновому) периодам. Розовый известняк (Scaglia Rossa), называемый так из-за своего розоватого оттенка, представляет собой осадочную породу, сложенную из очень необычного глубоководного кальцита, или карбоната кальция, — основного материала раковин морских моллюсков, а также одного из компонентов пищевых минеральных добавок для укрепления костей. Розовый известняк сформировался на морском дне, а впоследствии обнажился в результате поднятия дна. В результате свидетельство вымирания — тонкую прослойку глины, отделяющую нижнюю, более светлую породу от верхнего красного слоя — может заметить даже наблюдательный прохожий. Нижняя, более светлая порода состоит в основном из остатков фораминифер — одноклеточных организмов, которые обитают в глубинах океана и чрезвычайно полезны для определения возраста осадочных пород. В верхнем, более темном слое фораминифер очень мало. Специфические виды фораминифер из нижнего слоя практически вымерли вместе с динозаврами, и это сделало границу вымирания очень отчетливой.

В геопарке флишевых формаций, который я посетила во время недавней поездки по университетскому обмену в Бильбао, тоже можно увидеть K-Pg границу, которая выглядит как темная полоса у основания мелового утеса. Как и во всех других местах на Земле, где наблюдается подобный слой глинистых мергелей, эта граница соответствует времени массового вымирания. […]

На K-Pg границе

[…] Когда Альварес впервые заинтересовался K-Pg слоем в 1970-х гг., в геологии доминировала концепция единообразия и постепенности, которая подтверждалась теорией движения тектонических плит, разработанной в предыдущие два десятилетия. В результате постепенных процессов целые континенты удалялись друг от друга, со временем формировались горные хребты и появлялись долины, не уступающие по глубине Большому каньону. Наряду с такими реками, как Колорадо, пробивающими путь в породах, эрозия под действием воды и льда, движение тектонических плит или извержения вулканов могли со временем очень сильно изменять рельеф земной поверхности. И эти, казалось бы, грандиозные изменения происходили без каких-либо катастроф.

Загадочное различие верхнего и нижнего слоев в известняковой формации указывало на очень резкий переход, противоречащий концепции постепенности. Если бы такое увидел Чарльз Лайель, он наверняка воспринял бы малую толщину K-Pg слоя как недостоверную и сказал, что, несмотря на внешний вид, создание формации заняло много лет. Дарвин мог бы решить, что такое обеднение жизни в этой формации — просто видимость, связанная с неполнотой палеонтологической летописи.

Чтобы узнать истину и определить, действительно ли произошел резкий переход или глинистые отложения просто намыло за несколько дней, нужно было измерить, сколько времени потребовалось для формирования глинистой прослойки, разделявшей два слоя известняка разного цвета. Именно такой была задача Альвареса, который давно интересовался датированием геологических событий. Он намеревался исследовать геомагнитную инверсию и на этой основе узнать больше о времени формирования K-Pg границы, которое могло быть ключом к разгадке причины или причин события. (Энди Ноулл, профессор естественной истории и планетоведения из Гарварда, как-то обмолвился, что Альварес и его жена еще больше интересовались средневековым искусством и архитектурой. Я подозреваю, что и тот, и другой интерес сыграли свою роль.)

Однако более надежным методом определения времени формирования глинистых отложений, как выяснилось, было измерение содержания иридия. Иридий — редкий металл, после осмия он является веществом с самой высокой плотностью. Из-за коррозионной стойкости его используют, среди прочего, для изготовления электродов автомобильных свечей зажигания и перьев авторучек. Иридий также оказался полезным с научной точки зрения. Иридиевый пик, который обнаружили Альварес с коллегами, стал решающим фактором в определении причины массового вымирания.

Я уже довольно давно знаю о значении иридиевого пика, и меня сильно удивило, что первоначально Уолтер и его отец, физик Луис Альварес, намеревались провести измерение содержания иридия в глине с прямо противоположной целью. Луису Альваресу было известно, что в метеорных телах концентрация иридия намного выше, чем в земной поверхности. Хотя содержание иридия на Земле, в принципе, должно быть таким же, как и в метеорных телах, подавляющая часть исходного иридия в давние времена растворилась в расплавленном железе и сконцентрировалась вместе с ним в ядре Земли. Поэтому иридий на земной поверхности должен иметь внеземное происхождение.

© estt/iStock

© estt/iStock

Луис Альварес исходил из того, что метеоритная пыль оседает с довольно стабильной скоростью. (На самом деле, сначала предполагалось использовать бериллий-10, но его период полураспада оказался слишком коротким, и он не подошел для решения этой задачи.) Количество иридия на поверхности должно быть очень низким, если он выпал из этой стабильной внеземной «мороси». Альваресы сошлись во мнении, что уровни иридия на Земле и есть те самые космические часы, которые помогут определить, как долго формировался пограничный K-Pg слой глины. Они ожидали найти плавное распределение иридия во времени, свидетельствующее о стабильном, почти постоянном осаждении, которое можно использовать для расчета срока формирования слоя глины.

Однако, проанализировав реальную породу, Уолтер и его коллеги увидели совершенно другую картину. Совершенно неожиданно для Альвареса уровень иридия в глине оказался намного выше ожидаемого. В 1980 г. группа ученых из Калифорнийского университета в Беркли — отец и сын Альваресы вместе со специалистами по ядерной химии Фрэнком Асаро и Хелен Мичел, которые умели измерять ничтожно низкие концентрации иридия — обнаружила, что в пограничной глине уровень иридия в 30 раз выше, чем в окружающем известняке. Позднее этот показатель был увеличен до 90.

Такие формации находят не только в Италии (к сожалению, после Уолтера Альвареса столько народу брало образцы в Scaglia Rossa, что к K-Pg границе, к самому пограничному слою с глиной теперь не пускают), но и по всему земному шару, и концентрация иридия в них тоже заметно выше. В аналогичном слое глины в известняковом массиве Стевнс-Клинт — прибрежном утесе с хорошо сохранившейся K-Pg границей в Дании, уровень превышения концентрации иридия составляет 160. Лабораторные исследования подтверждают повышенную концентрацию иридия в аналогичных пограничных слоях и в других местах.

Если первоначальная гипотеза (и причина, заставившая взяться за измерения) была правильной и метеоритная пыль действительно оседала с постоянной скоростью, то для формирования слоя K-Pg глины должно было потребоваться более трех миллионов лет. Но это слишком много для такого тонкого слоя глины, как K-Pg граница. Если же это не так и уровень иридия одномоментно повысился на всем земном шаре, то тогда 500 000 т иридия (который считается редким металлом на Земле) должно было резко выпасть на нашу планету в период K-Pg вымирания. Объяснением столь грандиозного выпадения может быть только космическое событие. На поверхности Земли естественная концентрация иридия настолько низка, что иначе как внеземным происхождением высокий уровень этого металла объяснить невозможно. […]

Перебрав все возможные варианты, ученые из Беркли пришли к единственному правдоподобному объяснению высокого уровня иридия — столкновению с крупным внеземным объектом, которое произошло, грубо говоря, 65 млн лет назад. В 1980 г. группа, возглавляемая Уолтером и Луисом Альваресами, выдвинула предположение о том, что с Землей столкнулось крупное метеорное тело, которое принесло на нашу планету редкие металлы, включая иридий. Такое столкновение — с астероидом или кометой — было единственным событием, способным дать характерное для Солнечной системы количество иридия в правильном соотношении с другими элементами.

Исходя из количества обнаруженного в породе иридия и среднего содержания иридия в метеоритах, исследователи смогли примерно определить размер космического объекта. По их мнению, он должен был иметь невероятные размеры — 10–15 км в диаметре.

Потрясающее свидетельство

С учетом множества губительных последствий столкновения с огромным метеорным телом, а также отсутствия исчерпывающих объяснений геологических явлений, связанных с K-Pg вымиранием, внеземная версия казалась правдоподобной и обоснованной альтернативой более традиционным предположениям, связанным с геологическими и климатическими процессами. Вместе с тем, несмотря на убедительность гипотезы, ученый, каким бы смелым он ни был, всегда должен соблюдать осторожность при представлении новой идеи. Иногда радикальные теории действительно правильны, но чаще оказывается, что их приверженцы просто проглядели или не оценили должным образом более традиционные объяснения. Только когда существующие научные представления не оправдывают ожиданий, а более смелые взгляды дают объяснения, только тогда появляются условия для торжества новых идей. […]

Метеоритная теория и в самом деле встретила сопротивление — многим она казалась экстравагантной, и они предпочитали придерживаться концепции постепенности. Удивительным образом такую точку зрения поддерживала теория движения тектонических плит, и это во времена полетов к Луне, когда детальные снимки многочисленных кратеров давали наглядное представление о катастрофических последствиях космических столкновений. Скорее всего, именно этими двумя факторами объяснялось то, что геологи склонялись к концепции постепенности, а физики — к концепции катастрофы.

Объект должен был при ударе выделить энергию более чем в миллиард раз больше энергии атомных бомб, уничтоживших Хиросиму и Нагасаки

Конечно, лунные кратеры могли образоваться на ранних стадиях ее формирования — и, честно говоря, так оно и есть по большей части, — поэтому их существование само по себе еще не свидетельствует о масштабах столкновений с метеорными телами на более поздних этапах. Тем не менее их многочисленность должна была бы навести на мысль о том, что не только постепенные, но и катастрофические процессы имеют значение для Солнечной системы и развития жизни в ней. Кратеры — ясные и осязаемые свидетельства столкновения Луны с космическими объектами. Земля крупнее Луны и находится очень близко к ней, поэтому метеорные тела должны были неизбежно падать и на нее.

Как бы то ни было, когда Альварес выдвинул свое предположение, многие палеонтологи предпочитали объяснения с позиции постепенности. Некоторые считали, что динозавры просто постепенно вымерли в конце мелового периода из-за не слишком подходящих для них условий: например, из-за изменения климата или истощения кормовой базы. Было немало и тех, кто видел причину в вулканической активности. […]

И в самом деле, такие динозавры, как зауроподы — группа, включающая в себя апатозавров — новое и в настоящее время предпочтительное название бронтозавров (по поводу которого идут более жаркие споры, чем вокруг планеты Плутон) , — уже вымерли к концу мезозойской эры. Поддержка постепенности заката динозавров была в определенной мере связана с неполнотой палеонтологической летописи на момент начала исследования и становилась все слабее по мере изучения новых регионов и обнаружения новых окаменелостей. В отложениях в штате Монтана были найдены не менее 10–15 видов динозавров, которые дожили до конца мелового периода. Недавние раскопки во Франции принесли доказательства существования динозавров близко (в пределах одного метра в разрезе) от K-Pg границы, в Индии также найдены следы динозавров непосредственно под этой границей. Другие виды, такие как аммониты, поначалу показывали сокращение разнообразия. Однако в результате более тщательного и широкого повторного исследования выяснилось, что динозавры существовали вплоть до самой границы, хотя некоторые их виды действительно вымерли раньше.

© CoreyFord/iStock

© CoreyFord/iStock

В довершение всего первоначальное представление об очень быстром образовании траппов было опровергнуто новыми работами, показавшими, что их формирование заняло несколько миллионов лет и что K-Pg событие соответствует слою в средней части, которая, как ни странно, приходится на период пониженной активности вулканов. Но, пожалуй, самым убедительным свидетельством того, что вулканы нельзя считать единственной причиной вымирания динозавров, стало обнаружение индийскими геологами костей и фрагментов яиц динозавров, которые встречались вплоть до области, составлявшей K-Pg границу. Динозавры были не просто живы — они жили на самих траппах.

Вместе с тем более свежие данные говорили о том, что формирование траппов происходило в более близкое к вымиранию время, чем считалось первоначально. Это подкрепляло идею о том, что вулканическая активность все же играла определенную роль в уничтожении динозавров, даже если и не была главной причиной. Некоторые утверждали, что сама вулканическая активность была результатом столкновения с метеорным телом и, следовательно, ее вклад — это косвенный эффект столкновения. Какой ни была их роль, вулканы не объясняют множество других совпадений в геологических характеристиках, которые убедительно свидетельствовали в пользу метеоритной теории.

И в самом деле, как только люди по-настоящему взялись за дело, количество фактов, подтверждающих метеоритную теорию, стало быстро увеличиваться. Детали имеют очень большое значение, и они нередко помогают в споре. После того как в 1980 г. в Беркли была выдвинута космическая гипотеза, тщательные исследования глинистого K-Pg слоя развернулись в Италии, Дании, Испании, Тунисе, Новой Зеландии и на Американском континенте. К 1982 г. были обследованы 40 районов в разных частях земного шара. Голландский палеонтолог Ян Смит нашел высокие уровни иридия в Испании, а другие палеонтологи обнаружили их в массиве Стевнс-Клинт. Смита интересовало также содержание и других редких металлов, таких как золото и палладий. Его измерения показали уровни осмия и палладия, в тысячу раз превышавшие их нормальную концентрацию в других местах Земли. И опять соотношение металлов соответствовало тому, что ожидалось в метеорных телах. […]

По мнению исследователей, более половины мировой биомассы сгорело в течение месяца после столкновения

Опасения поутихли, когда геологи обнаружили свидетельство того, что местом падения метеорного тела является (потенциально доступный) континентальный шельф. Таким свидетельством был ударно-метаморфизованный кварц, который образуется под действием высокого давления, возникающего только при столкновении с содержащей кварц горной породой. Порода, которая не расплавилась, разрушается, в результате чего ее компоненты смещаются, образуя пересекающиеся деформационные структуры. Такие структуры находят только в местах падения метеоритов и подземных ядерных испытаний. Надо думать, что 66 млн лет назад никто не проводил ядерных испытаний (хотя один из ученых рассказывал о радиоинтервью, в котором его расспрашивали о такой возможности), так что падение метеорита остается единственно возможным объяснением.

В 1984 г., когда метаморфизованный кварц был обнаружен в штате Монтана, а позднее в штате Нью-Мексико и в России, свидетельств в пользу метеоритной гипотезы прибавилось. Более того, присутствие такой формы кварца указывало на то, что кратер, если он, конечно, существует, должен находиться на суше, а не в океане. […]

Вулканы не могут быть причиной появления ударно-метаморфизованных материалов. Хотя они и вызывают деформации, в существующих вулканических районах не встречается ударно-метаморфизованный кварц, который неизменно присутствует в породах времен вымирания. Дислокации в вулканически-метаморфизованном кварце располагаются в одной плоскости, а не в двух или более пересекающихся плоскостях, характерных только для очень сильного ударного сжатия. Такие особенности имели большое значение, поскольку они наблюдались как раз в том месте, где находилась граница, соответствующая K-Pg вымиранию.

Так или иначе, даже при полной уверенности в правильности метеоритной гипотезы не следует полностью отбрасывать концепцию постепенности. Скорее всего, условия в период K-Pg вымирания и без того повышали хрупкость существовавшей экосистемы, так что столкновение с метеорным телом нанесло больший урон, чем он был бы в ином случае. Факты свидетельствуют, что значительная часть видов исчезла еще до того, как произошло грандиозное вымирание. Последние более точные данные по времени образования Деканских траппов дают больше оснований полагать, что вулканическая активность также сыграла определенную роль. Хотя она вряд ли была основной причиной вымирания, извержения вулканов и другие явления наверняка внесли свой вклад как до, так и после столкновения с метеорным телом.

Однако, чтобы нанести колоссальный урон, большому метеориту помощь не требовалась.

Конец жизни

Конечно, сейчас трудно в точности описать, насколько огромным был тот метеорит и какое опустошение он принес. Столкнувшееся с Землей тело имело размер примерно в три раза больше ширины о. Манхэттен. И оно было не просто большим. Оно еще очень быстро летело — со скоростью не менее 20 км/с, а если это была комета, то, возможно, и в три раза больше. Это в 700 раз быстрее автомобиля на шоссе, идущего со скоростью 100 км/ч. Иначе говоря, это было нечто величиной с крупный город и со скоростью, в 500 раз большей скорости машины на автобане. Поскольку энергия движущегося объекта пропорциональна его массе и квадрату скорости, сила его столкновения с Землей была невероятной.

Чтобы дать хотя бы какое-то представление о масштабах столкновения, скажу, что объект такого размера при такой скорости должен был при ударе выделить энергию порядка 100 трлн т в тротиловом эквиваленте, т. е. более чем в миллиард раз больше энергии атомных бомб, уничтоживших Хиросиму и Нагасаки. Такое сравнение не случайно. Луис Альварес участвовал в осуществлении Манхэттенского проекта, и именно он привел эти аналогии. Причина была простой — во времена холодной войны упоминание эффектов атомного взрыва подогревало интерес к кратеру, а углубление представлений о долгосрочных экологических последствиях K-Pg катастрофы вносило вклад в исследование и того и другого. […]

Удар такого огромного быстролетящего объекта был опустошительным. Столкновение такого огромного камня с Землей влечет за собой множество катастрофических последствий. Вблизи места падения — в радиусе примерно 1000 км — дуют ураганные ветры и бушуют огромные волны, во все стороны распространяются гигантские цунами. Эти приливные волны имели бы огромную разрушительную силу, если бы не малая глубина воды в месте падения — всего около 100 м. Приливные волны должны были также возникнуть на противоположной стороне земного шара в результате, возможно, самого сильного из случавшихся когда-либо на планете землетрясений. Ураганные ветры должны были дуть сначала в стороны от места падения, а потом в направлении места падения. Ветры должны были подхватить облако раскаленной пыли, пепла и пара, выброшенных в первый момент, когда метеорное тело только врезалось в землю. На ветер и воду приходится лишь 1% энергии удара. Остальная энергия идет на расплавление и испарение породы, а также на возбуждение сейсмических волн по всему земному шару магнитудой 10 баллов по шкале Рихтера.

© 1971yes /iStock

© 1971yes /iStock

Триллионы тонн материала, выброшенного из кратера, распределились на большой территории. Поднявшиеся в воздух раскаленные твердые частицы при осаждении должны были повысить температуру по всему земному шару. Следствием должны были стать сплошные пожары, иначе говоря, земная поверхность должна была в буквальном смысле испечься. Кстати, в 1985 г. химик Уэнди Вольбах с коллегами нашли свидетельства пожаров в K-Pg слое в виде древесного угля и сажи. Большое количество угля и форма его частиц, найденных ими, говорили о том, что пожары действительно были и что они уничтожили существовавшую тогда растительную и животную жизнь. По мнению исследователей, более половины мировой биомассы сгорело в течение месяца после столкновения.

Но это не все. Вода, воздух и почва были отравлены. Наверное, люди не случайно испытывают благоговейный страх перед кометами — они и в самом деле несут ядовитые вещества, такие как цианиды и тяжелые металлы, включая никель и свинец. Хотя химические вещества в определенной мере испаряются еще до того, как причинят вред, очень вероятно, что тяжелые металлы буквально обрушиваются с неба.

Еще опаснее образующиеся в атмосфере оксиды азота, которые выпадают на землю в виде кислотных дождей. Сера также выбрасывается в атмосферу и образует серную кислоту, капли которой могут долго держаться в воздухе и блокировать солнечный свет, приводя к многолетнему глобальному похолоданию вслед за глобальным потеплением непосредственно после катастрофы. Прекращение фотосинтеза неизбежно сказывается на всей пищевой цепочке. Глобальное потепление и частицы пыли, закрывающие Землю, также могут играть определенную роль, растягивая аномальное потепление и похолодание на многие годы.

Это подтверждается палеонтологической летописью, в которой разрушительные последствия прослеживаются на протяжении долгого времени после столкновения. Сильно сократилась численность даже выживших видов. Жизнь в океанах не могла восстановиться несколько сотен тысяч лет, а следы уничтожения прослеживаются от полумиллиона до миллиона лет спустя. В палеонтологической летописи отсутствуют остатки планктона и другие окаменелости, которые обычно находят в темных сланцах, а карбонатных минералов в осадочных породах существенно меньше или вообще нет. Вместо них присутствуют обломочные частицы — небольшие фрагменты выветренных и разрушенных горных пород. […]

Такое множество катастрофических последствий оставляет растениям и животным мало шансов на выживание. Похоже, что на планете не осталось ни одного живого существа крупнее 25 кг — это примерно вес собаки среднего размера. Чтобы пережить все это, нужно было как-то спрятаться (впасть в спячку, например). В зависимости от способов воспроизводства (размножение семенами, например, повышало вероятность выживания) и источников пищи (виды, довольствовавшиеся скудной пищей, были более жизнестойкими) кое-кому удалось выжить. Существа, умевшие летать, также имели более высокие шансы на выживание. Однако большинство растений и животных вымерли. Столкновение с метеорным телом размером 10–15 км нанесло невосполнимый урон и окружающей среде, и жизни.