Если вы спросите девушек, почему они бреют ноги или используют восковые полоски, они могут ответить, что они так хотят, что это их личный выбор, что им просто приятнее, когда у них гладкая кожа. В XX веке в борьбе с волосами женщины начали терять деньги, здоровье и жизни. «Теории и практики» выбрали самое интересное из статьи The Atlantic об истории отношения к небритым ногам и связи эпиляции с самооценкой, а также о том, как эта борьба стала способом гендерно-социального контроля.

В США более 99% женщин избавляются от волос на теле. За жизнь женщина, которая сбривает волосы, тратит на это около 10 тысяч долларов, а на восковую депиляцию уходит больше 23 тысяч. При этом нетерпимость к волосам возникла сравнительно недавно.

До конца XIX века белых женщин волосы вообще не особо беспокоили. Как объясняет Ребекка Херциг в книге «Ощипанные: История удаления волос» («Plucked: A History of Hair Removal»), «натуралисты и исследователи в XVIII веке считали, что кожа без волос — это причуда коренных народов». Английских колонистов вид безбородых индейцев удивил и обеспокоил. Каким же образом неестественное безволосое состояние стало стандартом быстрее чем за столетие?

Демонизация волос на женском теле, как ни странно, началась с книги Чарльза Дарвина «Происхождение человека». Важным разделением в эволюционной системе взглядов стал тот факт, что мужчинам от природы полагалось быть волосатыми, а женщинам — нет. Ученые считали, что явное различие между мужским и женским отражало «более высокое антропологическое развитие» расы. Так волосы на теле женщины стали признаком отклонений, и ученые вознамерились это доказать. В 1893 году было проведено исследование, в котором рассматривался 271 случай помешательства среди белых женщин. В результате оказалось, что у безумных женщин избыточные волосы на лице растут чаще, чем у вменяемых. Кроме того, эти волосы еще и «толще и жестче» и напоминают волосы «низших рас». Хэвлок Эллис, английский психолог, утверждал, что такое явление «связано с преступной жестокостью, сильными сексуальными инстинктами и исключительной животной силой».

Как пишет Херциг, в начале XX века «представительнице среднего класса волосы на теле казались отвратительными, а борьба с ними превратилась в способ отделиться от бедноты и иммигрантов». Чем короче становились юбки, тем более отчаянные меры принимали дамы. В 1920–30-х женщины использовали для депиляции пемзу и наждачную бумагу, которые вызывали раздражение и оставляли царапины. Некоторые пускали в дело сапожный воск. Тысячи погибли или остались инвалидами из-за Koremlu — крема, в состав которого входил крысиный яд. Он успешно удалял волосы, а также вызывал мышечную атрофию, слепоту и смерть. Примерно в то же время появился новый метод избавления от волос — рентген: как правило, женщины облучались по три-четыре минуты. Такой способ практиковался в течение почти двух десятилетий — несмотря на то, что радиация часто вела к язвам, рубцам и раку.

Давление на женщин в отношении волос на теле росло вместе с их свободами. Удаление волос как забота о себе — это, возможно, один из главных обманов, на который покупаются

Изуродованные, умирающие, но непоколебимые, женщины продолжали борьбу с растительностью на теле. Во время Второй мировой войны в дефиците были толстые чулки, которые девушки носили, в том числе, чтобы прятать свои волосатые ноги. Так бритье, которое раньше считалось исключительно мужским занятием, стало привычным делом для женщин. К 1964 году 98% американок регулярно брили ноги.

В лабораториях разрабатывались альтернативные методы: в 1960–70-х врачи начали прописывать гормональные препараты, например «Альдактон» и «Андрокур» (которые сегодня часто используются при смене пола с мужского на женский), чтобы бороться с гирсутизмом — чрезмерным ростом волос у женщин (впрочем, вопрос его наличия или отсутствия достаточно субъективен). Побочные эффекты этой терапии могут включать рак, инсульт и инфаркт, а ее эффективность довольно противоречива.

Сегодня женщины по-прежнему используют рискованные методы избавления от волос. Лазерная эпиляция может вызвать ожоги, волдыри и рубцы. Восковая эпиляция болезненна и не всегда гигиенична. Обесцвечивание может раздражать кожу или вызвать депигментацию.

Удаление волос, по сути, является формой социального контроля на почве гендера. Как пишет Херциг, это совсем не совпадение, что давление на женщин в отношении волос на теле росло вместе с их свободами. По ее словам, целью этой безволосой нормы является «навязать женщинам ощущение, что их тела от природы несут одни проблемы». Но если вы спросите девушек, почему они бреют ноги или используют восковые полоски, они могут ответить, что они так хотят, что это их личный выбор, что им просто приятнее, когда у них гладкая кожа. Удаление волос как забота о себе — это, возможно, один из главных обманов, на который покупаются женщины. Так они попадают в замкнутый круг: им постоянно нужно гнаться за бархатной кожей и опрятностью, которая в этой системе координат становится главной добродетелью.