Болонский процесс, к которому за 17 лет присоединились 48 стран, позволяет каждому студенту выстраивать собственную образовательную парадигму: можно, например, получить высшее образование за четыре года, а потом продолжить учебу не сразу, а через какое-то время, либо вообще больше не возвращаться к этому вопросу. Главный плюс — в том, что после бакалавриата появляется возможность сменить профессию: новую специальность можно получить за два года в магистратуре. T&P поговорили со студентами, которые поменяли профиль, о том, с какими трудностями они сталкиваются, какие навыки оказались полезны в работе и оправдались ли их ожидания от учебы в магистратуре.

«Перестроиться на новую специальность довольно сложно, и двух лет может не хватить»

Артем Бочкарев

МФТИ «Прикладная математика и физика» — МФТИ и Сколтех «IT — Data Science»

Я поменял специальность, потому что за четыре года в бакалавриате наконец-то понял, чем хочу заниматься дальше. На первом курсе я вообще не представлял, что буду делать после университета, поэтому выбрал общее фундаментальное направление. На третьем курсе началось специализированное обучение, я попал на кафедру, связанную с данными, и всерьез увлекся этой темой. С таким фундаментальным образованием, как прикладная математика и физика, конечно, можно устроиться в IT-организации, банки или консалтинговые компании, но я чувствовал, что моих знаний пока недостаточно. Я хотел разобраться с самыми современными методами машинного обучения и повысить уровень английского (особенно профессионального), поэтому и пошел в магистратуру. Остался в своем же вузе, но выбрал совместную англоязычную программу МФТИ и Сколтеха. По факту у меня сейчас нет ни одной пары на Физтехе, так что можно сказать, что я учусь в другом вузе.

Я ждал, что учеба будет похожа на последний год в бакалавриате: мало пар и много научной работы. Но это больше напоминает то, что было в самом начале: приходится часто ходить в институт, делать огромные домашние задания и сдавать зачеты. В магистратуре я столкнулся с бюрократией и правилами, от которых отвык на старших курсах. Например, у нас был дедлайн на регистрацию исследовательских проектов и я опоздал с подачей формы на сайте на несколько часов. Хотя я давно обсудил с научным руководителем тему и ничего криминального в том, чтобы позволить мне зарегистрироваться, не было, с учебным отделом я договориться не смог.

Мне кажется, что если изучать что-то принципиально новое, то полностью перестроиться на новую специальность довольно сложно и двух лет может не хватить. Хотя в моем случае с хорошим базовым математическим образованием при должной мотивации анализ данных можно неплохо освоить даже за два года. По крайней мере настолько, чтобы попасть на работу по специальности. К счастью, для нового направления у меня уже имелись навыки — все необходимые знания я получил в бакалавриате. На данный момент вижу три варианта развития событий: либо уехать в аспирантуру за границу, либо устроиться на работу в компанию, либо попробовать начать собственное дело. Я не думаю, что в будущем буду заниматься физикой или чистым программированием, но шанс всегда есть. Сейчас же я занимаюсь тем, что мне действительно нравится.

«Лучше иметь магистерскую степень, чем не иметь»

Катя Попова

НИУ ВШЭ «Политология» — НИУ ВШЭ «Управление пространственным развитием города»

Я пошла в магистратуру, потому что на этом настаивали родители и научный руководитель. Меня убедили их аргументы в пользу того, что лучше иметь магистерскую степень, чем не иметь. К тому же на тот момент я не была уверена, что найду в ближайшее время нормальную работу, учитывая кризис. А так вроде пока буду учиться, что-нибудь подвернется.

Мне всегда казалось, что продолжать выбранное направление стоит, если ты планируешь заниматься наукой. Научную карьеру я не планировала, вот и решила сменить специальность. Тем более что новое направление — это расширение профиля, кругозора, знаний, умений и все дела.

Я ожидала, пожалуй, что теперь-то жизнь изменится. Я буду учиться для души, ходить только на пары, которые мне интересны. Меня не будет интересовать успеваемость. Начну писать курсовую в сентябре — и, конечно, тоже для души. В общем, мои ожидания не оправдались: по форме это тот же бакалавриат. А содержательно мне моя программа нравится. После политологии, где по большей части мы писали и читали, была потребность научиться чему-то конкретному — например, работать с геоинформационными системами и большими данными. Специфика урбанистики в том, что предыдущее образование не так важно, как опыт работы. Большинство преподавателей — практики из разных сфер, поэтому больше внимания уделяется развитию навыков, будь то знания в правовом регулировании или азы территориального планирования. Я чувствую, что это прикладные знания, которые я могу применять, что не всегда получалось во время обучения в бакалавриате.

Определенной трудностью является то, что у нас много ребят-архитекторов и географов, которые уже умеют многое из того, чему нас, простых смертных гуманитариев, учат только сейчас. И в проектных работах каждый берет ту часть работы, в которой уже хорошо разбирается, поэтому в практическом плане не всегда получается научиться новому. И учебу тяжело совмещать с полноценной работой: вообще не остается времени ни на что. В общем, я бы сказала так: необходимость магистратуры в жизни гуманитария без научных амбиций должна определяться такими параметрами: 1) отсутствие работы или 2) необходимость магистерской степени для работы. А интересные курсы и лекции можно и в интернете послушать.

«Пустая теория только засоряет мозг»

Светлана Варюхина

НИУ ВШЭ «Реклама и связи с общественностью» ― НИУ ВШЭ «Бизнес-информатика»

Я была аккаунт-менеджером и по работе столкнулась с базами данных и информационными системами. Я захотела самостоятельно во всем разобраться и понять, с чем мне предстоит иметь дело. У большинства моих коллег техническое образование, а у меня нет — я поспорила с ними, что смогу поступить на бизнес-информатику. Тем более у магистратуры Вышки гибкий график, и прикладное обучение — то, что надо, когда работаешь.

Честно говоря, у меня не было определенного списка надежд. Я думала, что со мной в группе будут учиться только те, кто перешел из бакалавриата технической специальности, но оказалось, что около 20% людей на потоке, как и я, гуманитарии. Я хотела получить знания в новой сфере, обзавестись полезными связями и научиться презентовать себя новой для меня аудитории. Ожидания отчасти оправдались, но есть и такие курсы, которые не очень ясно, как применить в моей практике. Хотя новые знания уже сейчас полезны в профессии: я понимаю, что такое база данных и как она функционирует, и, исходя из этого, могу ставить более четкие задачи сотрудникам.

Трудностей в новой магистратуре море. Очевидные для других вещи для меня — совершенно новая область знаний, о которой я даже не читала в «Википедии». На мой взгляд, стать специалистом за два года можно, если устроиться на стажировку/работу и подкреплять знания практикой. Пустая теория только засоряет мозг и заставляет путаться, когда сталкиваешься с любой близкой к теме информацией (вроде что-то слышал, помнишь с лекций, а какое место это знание занимает в предметной области — неясно).

Сейчас я чувствую себя более уверенно на рынке труда. Выбор вакансий стал шире, и я не теряю надежды сменить сферу деятельности без ущерба для финансов. IT — более оплачиваемая сфера, чем реклама, и развивается она быстрее. Хотя я пока не решила, чем конкретно буду заниматься после окончания магистратуры. Есть много возможностей, но я еще не понимаю, что выгоднее.

«Все разговоры вроде “забудь все, что ты учил раньше” — бред»

Полина Тимофеева

МГИМО «Реклама и связи с общественностью» — МГИМО «Внешняя политика России»

На мой взгляд, в России переход на западную модель высшего образования пока что не завершен. Бакалавриат часто воспринимается как «неоконченное высшее», из-за чего студенты и решают продолжать учебу сразу после получения диплома. Хотя знания, полученные в бакалавриате, были очень полезны на стажировках. Все разговоры вроде «забудь все, что ты учил раньше» — бред. Конечно, на работе приобретаешь больше навыков, но все же это развитие университетской базы.

В государственных органах и СМИ, где я проходила практику, недвусмысленно намекали, что магистратура ускорит карьерный рост. Я хотела получить хорошую должность, поэтому пошла учиться дальше. Решила воспользоваться возможностью и выбрать новую специальность, так как опасалась, что в магистратуре по моей специальности будут повторяться уже пройденные предметы, хотелось изучить что-то новое и проверенное временем. Очевидно, что МГИМО предлагает качественное образование в сфере международных отношений, а теоретические знания и методики анализа международных ситуаций можно связать с навыками, которые я получила в бакалавриате, — все это вписывается в рамки политического пиара, которым я бы хотела заняться.

В магистратуре мы более детально разбираем предметы: дисциплины, на которые раньше выделялся один семинар, мы проходим в течение целого семестра. За два года сложно стать настоящим специалистом-международником, но начать неплохо разбираться в этой сфере, конечно, можно.

«Можно шесть лет просидеть в институте, но так и не стать хорошим специалистом, а можно за год свернуть горы»

Александра Филипповская

МГЛУ «Теория и практика перевода русского жестового языка» — РГГУ «Кураторство художественных проектов»

Еще в 11-м классе я понимала, что на одной лингвистике не остановлюсь. Я всегда интересовалась искусством, ходила по музеям, галереям. На четвертом курсе мне предложили поработать переводчиком в сфере спорта, и вот тогда я окончательно поняла: искусство — это единственная сфера, в которой я хотела бы работать. Все эти антидопинговые кодексы, технические регламенты, спортивные анонсы не приносили никакого удовлетворения. Так я оставила это дело и начала работать в музее современного искусства «Гараж».

Моя магистратура мне нравится своей либеральностью, возможностью открыто дискутировать, высказывать точку зрения и не бояться, что она окажется неправильной. Я не только учусь тому, что мне нравится, но и работаю, постоянно нахожусь в мире искусства. Мы довольно часто с нашими преподавателями ходим в музеи, галереи, знакомимся с действующими кураторами, критиками и другими деятелями искусства. В моем случае магистратура — это площадка для обмена опытом, мнениями, а не просто место, где тебе отчитали теорию и отпустили домой без понимания, как дальше жить с этими знаниями.

В первом институте я получила хорошую гуманитарную базу, но мой бэкграунд в искусстве не так хорош по сравнению с одногруппниками-искусствоведами. Но никто не отменял самообразование: интернет, книги, дополнительные лекции. Плюс наша программа выстроена так, что нам читают курсы по всеобщей истории искусств, истории современного искусства и другим базовым искусствоведческим дисциплинам. При желании можно быстро восполнить. Так что сейчас я чувствую себя достаточно уверенно. Можно шесть лет просидеть в институте, протирая штаны, не меняя направления обучения, но так и не стать хорошим специалистом, а можно за год свернуть горы. Это скорее вопрос личной мотивации, желания.

Сейчас я работаю ассистентом отдела инклюзивных программ в музее современного искусства «Гараж», а также переводчиком русского жестового языка в Российской государственной специализированной академии искусств. И там и там мне необходимы знания, полученные как в первом, так и во втором институте, а именно: язык, навыки перевода, понимание инклюзии, культурных особенностей, внутренних механизмов работы культурных институций, ну и, конечно, знание истории искусства. Лингвистическое и искусствоведческое образование гармонично дополняют друг друга.