Депрессия и суицидальные настроения обычно считаются не очень приятными и однозначно вредными явлениями. Однако возможно, что в них есть и польза — причем не только для конкретного человека, но и для всего вида в целом. О том, какую роль депрессия и самоубийства играют в эволюционном процессе, рассказывается в статье на сайте Nautilus. «Теории и практики» законспектировали главное.

Каждый шестой американец страдает от большого депрессивного расстройства хотя бы раз в жизни. Слово «расстройство» характеризует наше отношение к депрессии. Это срыв, сбой системы, который нужно исправить и забыть. Тем не менее некоторые психологи считают, что депрессия — это не дисфункция, а механизм, созданный для получения определенных преимуществ.

Существует несколько теорий об эволюционной функции депрессии. Одна из самых популярных современных идей — гипотеза аналитической руминации (многократного пережевывания одной и той же мысли). Наиболее подробно ее описали эволюционный психолог Пол Эндрюс и психиатр Джей Андерсон Томсон. Эндрюс заметил, что физические и психические симптомы депрессии составляют цельную систему: полное равнодушие, потеря интереса к большинству занятий, зацикленность на одних и тех же болезненных воспоминаниях, рост аналитических способностей, более продолжительная быстрая фаза сна. По мнению Эндрюса, весь этот набор признаков не случаен, его можно объяснить с точки зрения эволюции. Эти особенности поведения должны помочь нам сосредоточиться на решении проблемы, которая и стала причиной депрессии.

Если в вашей жизни что-то не так, то это нужно исправить. Если смотреть на депрессию с такой точки зрения, сопровождающие это состояние хаотичные мысли, из-за которых человек, возможно, чувствует себя ничтожеством, необходимы для избавления от иллюзий и концентрации на проблемах. 80% людей в депрессии находят в своей зацикленности положительные стороны: возможность лучше узнать себя, более активный поиск решения задач и предотвращение подобных ошибок в будущем.

Даже суицидальное поведение может быть конструктивным. Ряд ученых (например, антрополог Эдвард Хейген и его коллеги) считает, что наша склонность к самоубийствам в некоторых случаях предопределена эволюцией. Исследователи выделяют две стратегические модели суицидального поведения.

Хаотичные мысли, из-за которых человек, возможно, чувствует себя ничтожеством, необходимы для избавления от иллюзий и концентрации на проблемах

Первая модель называется «совокупной приспособленностью», и она опирается на понятие «эгоистичного гена». Элементарной единицей репродукции в естественном отборе является не организм, а именно ген. Вашим генам все равно, выживете вы или нет; главное, что если они есть еще у кого-то, помимо вас, то выживут они. Поэтому они могут заставить вас пожертвовать собой, если это поможет членам вашей семьи. Например, большинство родителей без раздумий прыгнут под автобус, чтобы спасти своих детей.

Вторая модель — это модель торга, которая опирается на понятие «рискованных сигналов». Например, птенцам в гнезде, в общем-то, не нужно пищать, когда мать находится рядом, потому что чириканье может приманить врагов. Но чем голоднее птенец, тем меньше он потеряет, если его съедят, и тем больше приобретет, если накормят. Поэтому более громкие писки — это сигнал о большей потребности в пище, и мать на него реагирует.

При модели торга депрессия используется как инструмент давления, но только в случае гарантированной реакции окружающих. Например, по данным исследований 1997 года, сделавшие аборт женщины тем чаще впадали в депрессию при ссоре с родными, чем более чуткими были их близкие. Депрессия как реакция на конфликт не принесет никаких результатов, если людям вокруг на тебя наплевать.

Эти теории заставляют задуматься о том, как лечить депрессию. Например, стоит ли использовать для этого антидепрессанты? Они, конечно, могут улучшить настроение пациента, но отсрочат непосредственное решение проблем, которые ее вызвали.

Другой вопрос — в том, насколько депрессия эффективна сегодня. Раньше человек жил в общине, его постоянно окружали люди, готовые в любую секунду вмешаться в его жизнь, то есть его депрессия приводила к быстрому результату. Сегодня мы изолированы, часто меняем место жительства и общаемся с людьми, которые не так уж заинтересованы в нашем репродуктивном здоровье. Поэтому сигналы депрессии могут оставаться незамеченными и привести к серьезному расстройству. Согласно исследованиям финских ученых, в течение последних двух веков число самоубийств росло вместе с уровнем урбанизации и модернизации. Это не значит, что депрессия перестала выполнять свою функцию, просто в современном мире она попадает в цель реже, чем хотелось бы.