Когда связываться с устаревшими системами государственных вузов не хочется, а в частных подход кажется слишком коммерческим, то никакого другого выхода, кроме переезда за границу, не остается. Анастасия Кубрак увлеклась голландским дизайном и решила поехать учиться именно туда. В новом выпуске постоянной рубрики T&P — история об образовании свободного формата. В Институте Сандберг можно заниматься чем угодно, главное — уметь отстоять свой выбор, а любые учебные занятия могут отменить и устроить вместо них дискуссию о том, как жить дальше, если, например, президентом Америки вдруг стал Трамп.

Анастасия Кубрак, 24 года

— Где ты сейчас учишься и чему? Почему именно там?

— Я учусь в магистратуре Института Сандберг (Sandberg Instituut) на программе Design — Think Tank for Visual Strategies. Это магистерская программа при Gerrit Rietveld Academie, главной арт-академии Амстердама.

Моя история с голландским образованием началась в 2012 году, когда я поступила в бакалавриат Академии дизайна в Эйндховене (Design Academy Eindhoven). Фокус учебы в академии сосредоточен не на финальном продукте, а на разработке концепций и стратегий будущего. Там я заинтересовалась новыми технологиями, их влиянием на общество и политику. Поступление в Сандберг стало логичным продолжением этой линии.

Вообще, обучение в Сандберге одно из самых доступных по цене по сравнению с другими европейскими школами (5 тысяч евро в год и на английском). Грант на магистратуру мне получить не удалось, так как я уже побывала студентом голландского бакалавриата, но новые студенты из-за рубежа могут подать заявку. Жизнь в Амстердаме не из дешевых, особенно жилье, но если знать места и уловки, можно выкрутиться.

— Как возникло желание поехать за рубеж?

— До отъезда в Нидерланды я проучилась год в Британке (British Higher School of Art & Design). На мой взгляд, это был наилучший и наиболее прогрессивный вариант дизайн-образования в России, во всяком случае на момент моего поступления. Я пыталась ходить на классические курсы рисунка в Полиграф и Текстильный институт, но быстро поняла, что связываться с этой устаревшей системой не хочу.

Я благодарна учителям с программы Foundation за то, что они поддерживали мои идеи, в том числе идею переехать в Европу. Но в целом формат мне казался слишком прагматичным, сразу ориентированным на коммерческую работу с клиентами, систему брифов. Мне же хотелось чего-то иного. Тогда я увлеклась голландским дизайном, и меня зацепили выпускные проекты из Эйндховена (хотя я всегда тайно мечтала жить в Амстердаме).

— Расскажи про процесс поступления.

— Несмотря на то что большинство студентов имеет опыт в графическом дизайне, это не является критерием для поступления: в классе есть и дизайнеры видеоигр, и программисты, пишущие тексты. Менталитет и образ мышления, темы исследований, умение себя подать — все это имеет большее значение.

Для поступления абитуриенты отправляют портфолио, а также презентуют план исследовательского проекта или тему, которая их в данный момент волнует. Таким образом, мотивация и образ мышления сразу становятся понятны комиссии. Проект, с которым я поступала, стал в итоге моим дипломным проектом в Академии дизайна: я сделала атлас космических спутников, которые снимают изображения высокого разрешения и в данный момент находятся на орбите. Я исследовала роль спутниковых изображений в медиа, их влияние на политические события последних лет, а также на повседневную частную жизнь людей.

Второй тур поступления — интервью — проходит в формате собеседования в дружественной обстановке, на котором студенты и преподаватели знакомятся с абитуриентами лично. В класс набирают только 10 человек в год, так что в институте семейная обстановка.

— Из чего состоит учебный процесс?

— Программа Сандберга подразумевает абсолютно открытое представление о дизайне как дисциплине. Объединяя аспекты критического, спекулятивного и графического дизайна, журналистики и фикшна, программа предоставляет полную свободу выбора метода и формы. Хочешь — открывай свой издательский дом, изучай радикализацию молодежи, строй апокалиптическую ярмарку в VR или просто снимай себя на камеру, главное — умей отстоять свой выбор перед преподавателями.

Мне было немного сложно поначалу: я привыкла долго анализировать проблему, прежде чем приступать к дизайну, тогда как многие студенты сразу переходят к активным экспериментам. Но мне удалось всех убедить, что мое “медленное” расписание не вредит результатам в конце семестра.

В отличие от академических программ, магистратура Сандберга скорее предоставляет среду для экспериментов и дискуссий, нежели четко структурированную систему. Студенты самостоятельно инициируют проекты и исследования, а преподаватели оказывают им теоретическую и моральную поддержку. Студенты собираются вместе на лекциях, сериях воркшопов и во время совместных поездок, но в целом каждый занимается своими делами.

Программа также формируется на ходу, адаптируясь к новостям и политическим событиям, потрясающим Европу и мир. Например, в день победы Трампа на выборах все впали в депрессию, и программу воркшопа под названием Design & Democracy пришлось отменить — вместо нее устроили дискуссию о том, как дальше жить. Недавние выборы в Нидерландах тоже не прошли мимо Сандберга: активно обсуждалась борьба с популизмом в лице Геерта Вилдерса. Вопрос релевантности является основным, будь то темы дискуссии в классе или практики дизайна в целом.

— В чем основная разница в обучении, если сравнивать с Россией?

— Наверное, основное отличие голландского обучения от российского — это ориентация на индивидуальное развитие студента и выработку его/ее уникальной позиции, а не на соответствие каким-то нормативам и наборам навыков. Выпускники должны уметь четко сформулировать свою роль — на этот вопрос за последние пять лет я отвечала, наверное, раз сто. Например, я точно знаю, что в первую очередь я исследователь, и в моей практике я стараюсь инкорпорировать аспекты журналистики и дизайна. Я подхожу критически к системам коммуникаций и новым технологиям, стараюсь визуализировать альтернативные сценарии и сделать эти истории доступными для широкой публики.

В общем, каждый студент представляет свою задачу и ценность, так что конкуренция в принципе отсутствует.

— Кто твой самый любимый профессор? Почему?

— Основные преподаватели программы — Дэниел ван дер Велден, Роб Шродер и Аннелис де Вет. Каждый из них обладает уникальным взглядом, но их подходы часто диаметрально противоположны. Так, Роб всегда активно поддержит зарождающуюся идею и призовет к немедленному действию, тогда как сразу за ним Дэниел задаст череду вопросов, которые заставят сомневаться не только в идее, но и в своей практике и во всем дизайне в целом. Но в этом заключается большая ценность. Еще на встречах с Аней Гротен из Hackers & Designers мы читаем и обсуждаем тексты, начиная от Ханны Арендт и заканчивая киберфеминизмом. Я любитель теории, так что это мои любимые занятия.

— Где ты живешь?

— Я живу в студии рядом с Сандбергом на юго-западе Амстердама, в здании, отведенном для экспатов и иностранных студентов. Как студент я получаю субсидии на оплату жилья (Huurtoeslag) от нидерландского правительства, так что выходит довольно дешево и не так далеко от центра. Мне повезло: жилье в Амстердаме временами найти практически невозможно.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— В данный момент я исследую влияние умных технологий на городскую среду, а также новые типы монополий, основанных на механизмах слежки и сборе персональных данных. Мой последний проект — настольная игра, в которой используются принципы «Монополии». Игрокам предлагается колонизировать новые территории: город, воздушное пространство, космические орбиты и киберпространство. Вообще, кроме написания эссе, задач как таковых у нас нет — иногда на коротких воркшопах задается конкретный формат или тема, но в целом каждый сам себе ставит цель и работает для ее достижения.

— Каковы твои планы на будущее?

— Мой план — найти работу и способ остаться после учебы. Я принципиально не против возвращения, но здесь, в Нидерландах, я нашла окружение, которое соответствует моим интересам, методам работы и вообще, близко по духу. Я не уверена, в какой области буду работать через полтора года, но сейчас моя жизнь — смесь исследовательской работы и коммерческих проектов, связанных с дизайном коммуникаций. С годами графический дизайн интересует меня все меньше, а стратегии и работа с текстом — больше.

И напоследок классический совет тем, кто собрался переезжать в Амстердам: лучший подарок, который вы можете себе сделать, — это дорогой замок на велосипед, теплый непродуваемый дождевик и водостойкая тушь.

Фотографии предоставлены Анастасией Кубрак.