Фонд V-A-C представляет «Опыты нечеловеческого гостеприимства» в ММОМА на Гоголевском бульваре. Мультидисциплинарный проект открывает экспериментальную программу «Карт-бланш»: ММОМА приглашает дружественные художественные институции реализовать собственные кураторские инициативы. 26 апреля в рамках четвертой сессии состоится лекция историка Игоря Бурцева, который уже более 50 лет занимается гоминологией — наукой о снежном человеке. В интервью T&P он рассказал о проблеме научного признания гоминологии, философских и этических вопросах, с которыми сталкивается охотник на йети, а также о последних мировых тенденциях в этой области.

Игорь Дмитриевич Бурцев

Кандидат исторических наук, издатель, вице-президент «Всемирной энциклопедии путешествий» (2013), член-корреспондент Академии (Клуба) «Всемирной энциклопедии путешествий» (2013). Участвует в исследовании проблемы гоминоидов с 1965 года. Участник и руководитель ряда поисковых экспедиций.

— Снежный человек — кто он? Когда появились первые документальные свидетельства о нем?

— В 1950-х альпинисты начали активно осваивать Эверест — тогда же там стали замечать следы на снегу. Первый след снежного человека был обнаружен и сфотографирован скалолазом Эриком Шиптоном в 1951 году. Этим заинтересовались корреспонденты, которые и распространили информацию о странных находках по всему миру. Это вдохновило ученых на целую полугодовую экспедицию, которая состоялась в 1954 году: ее возглавлял Ральф Иззард, который собрал свидетельства встреч с человекоподобными существами у местных жителей — шерпов. Он поставил задачу изловить снежного человека. В состав экспедиции входили антропологи, зоологи, этнографы и кинематографисты, пытавшиеся обнаружить все возможные данные о таинственном существе. Несмотря на то что экспедиция потерпела неудачу — она не обнаружила самого бигфута и нашла только следы, — начало исследованиям было положено. Английский антрополог Владимир Чернецкий составил морфологическое описание существа по описаниям местных жителей, предположил возможную форму его черепа.

В 1957 году появилось сообщение о встрече с подобным существом в горах Памира на территории СССР. Географ Александр Пронин уверял, что сам увидел снежного человека на леднике Федченко. Его свидетельством заинтересовался Борис Федорович Поршнев — профессор, доктор философских и исторических наук, работавший в Академии наук СССР. В 1958 году он создал комиссию Академии наук по изучению вопроса о снежном человеке — в нее вошли известные ученые. Вскоре им выделили большие деньги на экспедицию на Памир. Однако, в отличие от экспедиции Иззарда, состав был подобран достаточно странно: не было специалиста по крупным млекопитающим (только зоолог, специализирующийся на мышах), а возглавлял поход и вовсе ботаник Станюкович. Никто не имел представления о том, как искать снежного человека, поэтому единственным результатом экспедиции стал отличный геоботанический словарь, посвященный флоре района Сарезского озера. Снежного человека экспедиция не нашла, и Академия наук прекратила финансирование и в дальнейшем игнорировала эту тему, запретила ей заниматься.

— С этого момента исследования велись только энтузиастами?

— Не только, среди этих энтузиастов было и много серьезных исследователей. Поршнев продолжал искать снежного человека до самой своей смерти в 1972 году. Он и его этнографическая группа собирали рассказы местных жителей, было создано 11 сборников научных материалов по этой теме, но лишь четыре были напечатаны. В архивах Академии наук Поршневу удалось найти упоминания о том, что вопросом снежного человека, оказывается, занимались еще до революции. В 1907–1914 годах сведения о таинственном двуногом под научным руководством академика Петра Петровича Сушкина собирал зоолог Виталий Андреевич Хахлов.

Он собрал множество данных о снежном человеке из района Зайсана (сегодня находится в Казахстане), выдвинул свою версию того, как выглядело это существо, и даже предложил его видовое название — Primihomo asiaticus. Он обращался в Российскую академию наук с просьбой провести экспедицию, но ему помешали исторические обстоятельства — сначала война, а затем революция. Его доклад о снежном человеке попал в разряд «записок, не имеющих научного значения» и только в 1959 году был вновь найден профессором Поршневым и предан гласности. Мы связывались с Хахловым — он был еще жив на тот момент, и он рассказал, что с тех пор не занимался этим вопросом. Кажется, он был обижен тем, что его не восприняли всерьез.

— Получается, что исследования велись еще в начале XX века. Когда же впервые в истории упоминается снежный человек?

— Ответить на этот вопрос невозможно: его видели постоянно. К примеру, Поршнев обнаружил, что еще Карл Линней в XVIII веке упоминает о существовании неких Homo troglodytes (человек пещерный), говоря о них как о противоположности Homo sapiens. Если бы Линней был уверен, что на Земле обитает только человек, зачем ему было уточнять, что Homo — именно sapiens? Пещерного человека он характеризовал как ночное существо, ведущее дикий образ жизни в пещерах. Однако самые ранние свидетельства — это наскальные рисунки. На изображениях у острова Шойрукша в Карелии, так называемых бесовых следках, которым около 5 тысяч лет, мы видим изображения снежного человека и его следов, которые совпадают с теми, что находят и сегодня.

В русском фольклоре есть леший — по повадкам и облику он напоминает снежного человека, есть у него и способность воздействовать на людей: он мог пугать или привечать путников, о том же сегодня говорят очевидцы. Есть и церковные изображения, даже православные иконы, на которых появляется снежный человек. К примеру, во Владимирском храме в Москве в одной из клейм иконы Богоматери Боголюбской изображена сценка: нечистая сила совращает Зосиму и Савватия, демоны изображены как три волосатых человекоподобных существа без малейшего намека на рога или копыта. У индейцев на тотемных столбах встречаются изображения сасквача — они поклонялись лесным великанам.

— Многим известно о следах бигфута, но мало кто знает о теоретической стороне исследований снежного человека. Можно ли сказать, что они стали уже отдельной наукой?

— Гоминология — отдельная наука, это и не антропология, и не зоология, а наука, которая находится между ними и между другими науками. Она не объединяет их методы, а находится именно что между ними, потому что существо, которое мы ищем, — явление необычное и не вписывается в привычные категории. Антропологи не работают с поиском особей в экспедициях, им интересны только черепа. К тому же они исследуют черепа людей, а эти существа не люди, но близки к людям. Мы применяем методы этнографии и криминалистики, следопытства и анатомии, в наших рядах — художники и скульпторы. Сегодня в научном мире сильна специализация, но в гоминологии нужен широкий подход. Если человек не владеет всей суммой знаний о снежном человеке, как он может судить о нем?

Наука называется гоминологией, так как мы изучаем гоминоидов — hominoids. Дмитрий Юрьевич Баянов, руководитель Смолинского семинара по вопросам гоминологии при Государственном Дарвиновском музее, назвал так называемых бигфутов «hominkind» — в противоположность слову «humankind». В последнее время мы действительно приходим к выводу, что снежные люди — это «парачеловечество», параллельное человечество.

— Были ли изданы какие-то труды по гоминологии в научных журналах?

— Профессор Поршнев в 1963 году написал солидную монографию — 400 страниц — «Современное состояние вопроса о реликтовых гоминоидах». Он обосновал свою теорию возникновения снежного человека: это неандерталец, доживший до наших дней. Поршнев заложил основу науки гоминологии. У него было несколько публикаций в серьезных научных журналах. В «Вопросах философии» он писал о том, возможна ли научная революция в приматологии, в «Советской этнографии» и «Советской антропологии» рассказывал о реликтовом палеоантропе, предковой форме человека, дожившей до наших дней, и ее особенностях. Заслуга Поршнева была в том, что он привлек внимание научной общественности к этой проблеме. Его последователи, например Баянов и я, продолжали заниматься этой темой. Несмотря на то что я всю жизнь занимаюсь этой темой, она остается недиссертабельной. Свою диссертацию я защитил в области современной истории Востока: ведь нет Научного совета по гоминологии. Получается, мы и создаем основы этой науки.

— Что вы можете рассказать о последних достижениях в области гоминологии?

— Недавно изданы были две книги недавно умершего исследователя Михаила Трахтенгерца «Основания гоминологии. Досье снежного человека». Если Поршнев считал, что снежный человек — это доживший до наших дней неандерталец, то сейчас появляются другие гипотезы. Американский генетик Мельба Кетчам в течение пяти лет изучала биологические образцы гоминоидов, собранные в 14 штатах США и в двух провинциях Канады. В результате она заключила, что сасквачи — гибриды между человеком и каким-то неизвестным существом (возможно, инопланетным). Гибридизация произошла уже на протяжении человеческой истории, около 15 тысяч лет назад. Ее гипотеза солидно обоснована данными по ДНК. Согласно гипотезе, мужские особи неизвестных существ вошли в контакт с земными женщинами на территории Восточной Европы 13–15 тысяч лет назад. Пришельцы соединялись с женщинами разных этнических групп. Поэтому существует такое разнообразие бигфутов: среди них есть европеоиды, монголоиды, особи африканского типа. Есть и другая точка зрения: разнообразие вида определяется тем, что вид сам до конца не сформировался, поэтому такой разброс. Другой генетик, Брайан Сайкс из Англии, развивает свою гипотезу, базирующуюся на генетических образцах. Есть и другие ученые, рассматривающие происхождение снежного человека с точки зрения генетики.

Наконец, в США существуют люди, которые развивают теорию инопланетного происхождения снежного человека. Они уверены, что неизвестное нам инопланетное сообщество создало в ходе эксперимента снежного человека. Через шамана исследователи получают сообщения от внеземных сил, так называемых elder brothers, старших братьев, которые разъясняют, зачем на Земле появился снежный человек. По этому поводу Кеони Лапсеритис проводит в США конференцию под названием Spiritual and Psychic Sasquatch, я был на ней в прошлом году.

— Какие верифицируемые свидетельства существования снежного человека имеются у исследователей?

— В XX веке мы собирали данные о физических параметрах гоминоидов — морфологии (строении), поведении, питании, местах обитания, какие у них укрытия или жилища. Мы имеем множество сообщений очевидцев. К примеру, известна история генерала-майора погранвойск Михаила Топильского, который на Памире в 1925 году преследовал банду басмачей. Басмачи забрались в пещеру, однако на них набросились волосатые существа с палками. Они открыли огонь, красноармейцы тоже, и в итоге произошел обвал. Удалось обнаружить труп волосатого человекоподобного существа. Его обследовал лекарь и отметил человекообразность существа, его рост — 1.80, мощное телосложение. В 1941 году во время боев на Кавказе местные ополченцы в Дагестане поймали волосатое существо и вызвали подмогу. Бигфута обследовал военный врач по фамилии Карапетян. Он осмотрел живого снежного человека — каптара, как его называли в Дагестане. Он обратил внимание на сильный педикулез — крупных вшей, определил, что это не дезертир и не диверсант, а затем уехал. Мы лично с ним говорили, он стал подполковником медслужбы. После того происшествия он уехал и не знает, что стало с пойманным снежным человеком. Может быть, его расстреляли ополченцы, а может быть, и отпустили. Мы обращались в ОВД Дагестана по данному вопросу, но они отказались разговаривать. Есть и старинные свидетельства. О снежном человеке писал даже русский натуралист Николай Михайлович Пржевальский, он изучал монгольских алмасов.

Также мы исследуем следы: само название «снежный человек» появилось в 1920-е годы, тогда следы были обнаружены именно на снегу. Помимо следов, биологический материал: волосы, экскременты и т. п. Наконец, важны и документальные съемки. В 1967 году Роджер Паттерсон заснял снежного человека в Калифорнии. В 1971 году этот фильм попал к нам в руки — в СССР его привез один американец. В США отвергали этот фильм, однако мы привлекли к его изучению различных специалистов — биомехаников, криминалистов, анатомов, — и они подтвердили, что съемка не подделка. Нами была выпущена книга на английском языке «America’s Bigfoot: Fact, Not Fiction: U.S. Evidence Verified In Russia». В этом году юбилей фильма Паттерсона — съемке уже 50 лет. Только сегодня к нему начинают возвращаться и использовать как доказательство.

Вы можете сказать: если так много свидетельств, то где же кости? На самом деле на протяжении истории было собрано очень много костных останков снежного человека. Монгольский академик Бямбын Ринчен получил сообщение, что в горах охотники нашли труп, покрытый волосами. Только через 10 лет, в 1960-е, туда смогли собрать экспедицию, которая обнаружила череп необычной формы. Ринчен предложил антропологу Герасимову из Академии наук СССР сделать реконструкцию внешнего облика по этому черепу, но Академия отказалась: тогда этой темой заниматься было уже запрещено. Тогда монгольский академик отправил череп в Польшу, и реконструкцию сделал польский ученый. В итоге после многочисленных путешествий черепа через территорию СССР, где эта тема была под запретом, до Ринчена дошли только его обломки.

Я тоже занимался костями, так называемым захоронением Заны. В Абхазии, по историям старожилов, во второй половине XIX века жила дикая женщина, а с ней сожительствовали местные мужчины. У нее родилось четверо детей от абхазцев, было известно, где она захоронена, и в 1964–1965 годах профессор Поршнев производил там раскопки. Копали три раза — возможно, и были находки, но Поршнев искал неандертальца, а потому череп, похожий на человеческий, мог и отвергнуть. В 1971 году я продолжил раскопки и обнаружил череп сына Заны, а в 1974-м — череп из женского захоронения неподалеку. Одни генетики сказали, что эти два черепа — родственных особей, другие — что нет. Брайан Сайкс считает, что найденный мною череп мужской особи — африканского происхождения. Наши антропологи пришли к выводу, что это череп австралоида. Но в любом случае это не абхазский череп. Прошло 40 лет, но единого мнения нет. Как и нет организаций, которые хотят исследовать эти образцы. Никто в этом серьезно не заинтересован.

— Вы активно сотрудничаете с Дарвиновским музеем. Одновременно такие антропологи, как Станислав Дробышевский и Александр Соколов, не всегда согласны с вашими выводами. В книге «Мифы об эволюции человека» они говорят, что череп Заны мог принадлежать африканке.

— Антропологи имеют очень разные точки зрения по поводу этих черепов. Например, в 1985 году в докладах МОИП (Московского общества испытателей природы) об этом была издана статья антрополога Марины Колодиевой, а я был ее соавтором. Она пишет о том, что у черепа «увеличен лицевой отдел по сравнению с абхазским типом», для него характерно сочетание прогрессивных черт и регрессивных — древних, то есть присутствуют атавизмы. На затылке — лишняя кость, так называемая кость инков. Это редкость среди человеческих черепов. На нижней челюсти больше, чем у человека, отверстий для кровеносных сосудов. У черепа очень грубая поверхность, рельеф, а это говорит об очень сильных мышцах. Форма затылка не круглая, а клювовидная. Максимальные величины превышаются по многим признакам — например, признаку надглазничного рельефа, что делает череп похожим на неолитические образцы. Малая высота изгиба лба, большая длина лицевого отдела и многое другое. Измеряли череп и в Институте этнографии и тоже отметили, что он выделяется из общего круга человеческих черепов.

— С какими этическими проблемами столкнется человечество, если существование снежного человека станет бесспорным фактом? Если в 1950-е можно было «ловить» бигфута, то сейчас это не кажется гуманным.

— В последнее время в науке наблюдается поворот к очеловечиванию животных. Считается, что животные обладают интеллектуальными способностями, которые ранее приписывали только человеку. Поэтому этические нормы сегодня не позволяют нам охотиться за снежным человеком. К тому же на рубеже XX–XXI веков произошел поворот в исследованиях. Начали находить все больше и больше артефактов ручного изготовления. Снежные люди, как выяснилось, заплетают косички в гривах лошадей. Еще в 1970-е я делал подобные находки, срезал эти косички. В 2006-м появились подобные фото из Америки. В 2002 году я лично получил сообщение от егеря из Кировской области — там гоминоиды ломают деревья, кусты и ветви. Кстати, еще в словаре Даля было утверждение о том, что леший гнет и ломает деревья. Сегодня я занимаюсь древесными маркерами и конструкциями, сооружаемыми снежным человеком, и собрал тысячи свидетельств — фотографий, сделанных по всему миру. Лично видел их и в Штатах, и в России. Составил целую карту мест с подобными сооружениями. Потом мы стали находить разные поделки. Плетенки из лыка, игрушки из глины с волосами в ней, петли из коры, ветвей деревьев, то есть различные кустарные изделия.

В 2002 году из Теннесси пришла весть о том, что бигфуты умеют разговаривать и даже общаются с людьми на нашем языке. Сначала мы не поверили, что гоминоиды обладают членораздельной речью. Но появились звукозаписи. В Америке их расшифровкой занимался криптолингвист Скотт Нельсон — он военный специалист, не имеет отношения к криптозоологии и ранее расшифровывал записи с подводных лодок и т. п. Он исследовал запиcи аппаратными методами и пришел к выводу, что на них членораздельная речь. Американец Рон Морхет собрал много таких записей и привлек специалистов по звуку. Мы выяснили: они разговаривают. На аудиозаписях слышно, как они наказывают детей, ведут диалог: у них очень быстрая речь, быстрее, чем у людей, похоже на щебетание.

В 2004 году я поехал в США к исследовательнице этой проблемы Дженис Картер, мы собрали много волос в гнездах снежного человека, которые потом отдавали на анализ антропологам в Орегоне. У волос нашли необычные признаки, нехарактерные для известных земных существ. Выяснилось, что гоминоиды обладают высоким интеллектом и что они способны к рукотворной деятельности. А в 2011 году в Канаде обнаружили, что из палочек они составляют разные фигуры на земле, напоминающие руны. Такие же находки были в Челябинске, в Казахстане. Они общаются с помощью языка, символов, это буквально люди, поэтому я в 2010 году назвал их не снежными, а смежными людьми — такая игра слов. Мы стали относиться к ним иначе.

— Как будут развиваться исследования о снежном человеке в будущем? Сегодня академическое общество не согласно принять идею о гоминоидах.

— Нужен государственный центр по этому вопросу. На нашу науку я не надеюсь. Важно, что эта проблема имеет не только научное значение, но и большие перспективы развития человечества как такового. Мы хотим обратиться к президенту, чтобы он, возможно, помог с созданием центра. Тогда мы сможем серьезно взяться за работу.