18 мая министр образования и науки России Ольга Васильева заявила, что в 2020 году ЕГЭ по истории станет обязательным для выпускников всех российских школ. Известный историк Александр Каменский рассказал “Теориям и практикам”, почему еще один обязательный экзамен может вызвать у учеников совсем не ту реакцию, на которую рассчитывают в министерстве образования.

Александр Борисович Каменский

историк, профессор, руководитель Школы исторических наук факультета гуманитарных наук Высшей школы экономики, автор статей, монографий и книг по истории России

Во-первых, нужно понять, какую цель преследует введение единого экзамена по истории как обязательного. На мой взгляд, это вызовет скорее реакцию отторжения, будет культивировать неприятие учениками истории — как это всегда бывает с тем, что становится обязательным. Особенно это касается школьников, поступающих в технические, а не гуманитарные вузы, тех, кто и так не имеет большого интереса к истории.

Сегодняшние выпускники сдают два обязательных предмета, при этом еще и готовясь к сдаче тех единых экзаменов, которые им нужны для поступления в вуз. Если введут еще один обязательный экзамен, у абитуриентов появятся дополнительные трудности: подготовка сильно усложнится, нагрузка увеличится. Особенно если иметь в виду, что история — область знания, в которой объем информации велик, а ЕГЭ построен таким образом, что эту информацию в значительной степени нужно заучивать чуть ли не наизусть.

«Если ученик какого-то интереса к предмету не проявляет, то оканчивает школу, убежденный, что все было в прошлом именно так, как написано в учебнике, а в учебнике написано вообще все, что в прошлом происходило»

Во-вторых, если ЕГЭ по истории становится обязательным, надо понять, какие курсы по истории нужно преподавать в вузе, потому что сегодня курс по истории является обязательным для студентов всех специальностей. Вопрос, каким должен быть такой курс, абсолютно не продуман.

И, в-третьих, самое главное. На мой взгляд, у нас нет четкого представления о том, что значит знать историю. Если ЕГЭ по истории сводится к тому, что ученик должен проявить свои способности в запоминании дат и имен, то лично у меня большое сомнение, что в результате мы получим то, что можно назвать знанием истории. Оно как раз вовсе не сводится к зазубриванию. Да, единый экзамен на сегодняшний день состоит из нескольких частей, и есть части, которые предусматривают не только хорошую память, но и проявление аналитических способностей, какое-то понимание истории. Эта часть в ЕГЭ важна в первую очередь для тех, кто поступает на соответствующие специальности в вузах. Однако трудно рассчитывать, что те, кто будет поступать в технические вузы, станут делать акцент при подготовке именно на эту часть. Они будут пытаться хоть как-то сдать этот экзамен и для этого будут просто зазубривать имена и даты. К образованности человека это имеет весьма слабое отношение.

Проблема на самом деле глубже. Речь о том, как вообще сегодня в школе преподается история, что представляет собой стандарт по истории. Это масштабный вопрос, в нем много разных нерешенных аспектов. Если вкратце, то историю в школе сегодня преподают так, что если ученик какого-то интереса к предмету не проявляет, то оканчивает школу, убежденный, что, во-первых, все было в прошлом именно так, как написано в учебнике, а во-вторых, что в учебнике написано вообще все, что в прошлом происходило.

Я считаю, что преподавание истории должно быть прежде всего нацелено на понимание, умение рассуждать, думать и анализировать. Но это предполагает коренную перестройку вообще всей системы школьного преподавания истории, на это вряд ли можно рассчитывать. Именно поэтому само содержание единого экзамена по истории, видимо, тоже должно корректироваться, его нужно продумывать, обсуждать. Можно, например, различать разные его уровни — одни для тех, кто результаты этого экзамена предъявляет при поступлении в вузы, и другие для тех, для кого он такой роли не играет. С этой точки зрения утешает, что не планируется вводить обязательный ЕГЭ по истории буквально со следующего года. Три года — достаточный срок, чтобы все обсудить, подготовить и если уж вводить новый обязательный экзамен, то, по крайней мере, делать это разумно и продуманно. Хотя мне представляется, что уже к моменту заявления о том, что вводится такой экзамен, нужно было как-то подготовиться, продумать переход к новой системе, составить какую-то дорожную карту, условно говоря. Есть ли такая карта в министерстве, мне не известно.