Фотографии: © Елена Цибизова

В рубрике, посвященной самообразованию, герои рассказывают, как они учились и учатся до сих пор. В новом выпуске директор АНО «Инфокультура», эксперт в области открытых данных и автор канала @begtin Иван Бегтин рассказал, как превратить любовь к программированию в профессию, в чем польза преподавательской деятельности и почему каждому стоит подготовиться к глобальным катастрофам.

У меня инженерное образование. Когда-то мне были интересны спутники, антенны, было интересно, как проходит радиорелейная связь. Но все это интересовало меня совсем недолго, довольно быстро мои интересы переключились на другие направления. Я не считаю, что формальное образование сильно повлияло на мою судьбу, поэтому обычно даже не уделяю этому внимания. Есть люди, представляющиеся вузом, который они окончили, а некоторые даже школой. Но я считаю, что в моей жизни и работе основную роль сыграло то, чему я учился самостоятельно. Сейчас я уже много лет работаю с данными, до этого занимался темой софтверной разработки, довольно хорошо разбираюсь в компьютерной безопасности. Это мое основное призвание, а раньше этому нигде не учили.

Я много лет работал довольно низкоуровневым программистом: это специалист, который программирует непосредственно сами устройства, анализирует прошивки на ассемблере и так далее. Главным драйвером для меня тогда стал спорт: я находился в среде админов, разработчиков, для которых показателем мастерства было количество языков, на которых ты можешь программировать. Я изучал довольно много языков и немножко умел делать что-то на каждом. Кроме того, мне часто приходилось либо исправлять ошибки в чужом коде, либо писать какие-то небольшие программы для управления оборудованием. С одной стороны, у неуемного желания охватить все были свои плюсы: это удобно, когда работаешь в достаточно сложных гетерогенных сетях, состоящих из большого количества разных устройств, это все необходимо поддерживать, и при дефиците средств у компании ты выполняешь буквально все задачи. С другой стороны, этому процессу всегда не хватало системности: досконально я знал не много языков программирования, а один-два.

Программировать я учился вообще на бумаге. Тогда мне было лет 12–13, и лето я проводил вне Москвы, у меня не было доступа к компьютерам, но были учебники: я составлял себе задания и выполнял их на относительно сложном для обывателя языке. Тут свою роль играл некий азарт и желание ответить на вопрос «Смогу ли я?». Чаще всего при изучении языков последовательность такая: сначала ты читаешь какие-то базовые руководства, потом мануал, а потом начинаешь с ходу что-то делать. Мое самообразование основывалось на этом: краткий вводный курс и быстрое погружение в предметную область. И сейчас, например, я тоже пытаюсь поддерживать свой профессиональный уровень. По работе мне уже почти не нужно программировать, но я стараюсь время от времени пробовать те языки, на которых раньше ничего не делал. Например, я не владею языком Ruby, но периодически пишу на нем довольно простые программы.

Моим следующим опытом после программирования была работа системным архитектором для государственных, окологосударственных и корпоративных проектов, связанных либо с обработкой большого количества данных, либо с выполнением каких-то государственных функций с вовлечением десятков и сотен тысяч человек. Когда я начал этим заниматься, у меня не было никакого опыта в этой сфере. Все, что можно было сделать, — это учиться на практике. И если кто-то видит себя создателем, архитектором какой-то очень крупной системы, то тут нет иного выхода, кроме как участвовать хотя бы на самых малых ролях в ее создании, постепенно вырастая профессионально.

Я в принципе являюсь сторонником неформального образования. Мне очень нравятся платформы Coursera, Udemy, сервисы типа Code Academy именно благодаря возможности учиться непрерывно. Например, сейчас я прохожу курсы по информационной безопасности, хотя моя область занятий в данный момент очень далека от этой темы — мне просто это интересно. Для меня неважно, получу ли я в конце какой-то сертификат или нет, потому что знания я ценю немножко выше, чем бумажку. Но для тех, кому нужен сертификат — например, если кто-то собирается работать в крупной корпорации или переезжать в другую страну, — безусловно, такая возможность тоже имеется.

На Coursera достаточно много курсов, которые больше связаны не с содержательными, а с юридическими аспектами. Например, я интересовался темой по фармацевтике, прошел курс до середины, но почти 70% оказались посвящены этике — взаимодействию с фармацевтическими ассоциациями и так далее. Это очень интересно с точки зрения понимания, например, устройства фармацевтического рынка в США, но не очень — с точки зрения погружения в медицину. Медицина — вообще актуальная тема: чем старше ты становишься, тем больше думаешь о здоровье. Любые курсы, связанные с фармакокинетикой, устройством человеческого организма, взаимосвязью органов, медицинской диагностикой очень востребованы. На мой взгляд, не хватает подобных онлайн-курсов просто для самоосознания. Большинство из нас не живет в состоянии постоянной осознанности, скорее можно говорить о периодах озарения, а в остальном —погружение в какой-то поток, рутину. Онлайн-курсы, связанные со здоровьем, с самоощущением, — это очень важно именно в формате базового понимания. Например, я для себя составляю список того, что бы я хотел изучить, и у меня на одном из первых мест стоит оказание первой медицинской помощи. На эту тему нет никаких онлайн-курсов — есть разного рода обучающие видео, но не более того.

У меня есть образовательные привычки, сохранившиеся с тех времен, когда я любил изучать разные языки программирования: например, каждый год я пробую какой-то новый язык и немножко в него погружаюсь; если очень нравится, то что-то с ним делаю, если не очень, то просто кладу на полку: «Да, любопытно».

Обычно я читаю по утрам: где-то с 7 до 8. Люблю читать, например, какие-то тематические подборки. Скажем, на одной из моих прошлых работ я занимался темами, связанными с форензикой и отпечатками пальцев, и я периодически обновляю свои знания, например, по этой теме.

У меня есть четкое понимание того, что лучший способ поддерживать знания — это учить. Поэтому периодически я читаю лекции на те темы, которые знаю не идеально. То есть чем больше я по теме знаю, тем менее интересно мне о ней рассказывать. Например, я довольно много знаю про открытые данные и их анализ, читаю лекции на эту тему, но это скорее социальное обязательство. Сейчас я увлекаюсь темой цифровой архивации, интернет-архивов, поэтому читаю лекции про это.

Есть темы, которые мне даются тяжело. Например, все, что касается языков, на которых надо говорить. Языки программирования для меня очень просты — настолько, что иногда даже скучно. Я понимаю, что существует немного языков программирования, которые в принципе невозможно выучить. Есть некоторые неудобные, но общие правила всегда одинаковы; даже если какие-то расширения у этих правил есть, то они тоже вполне понятны. А вот разговорные языки даются мне с большим трудом: я пытался изучать испанский, сейчас я на нем относительно свободно читаю, немножко читаю по-немецки, но не говорю ни на одном из них. Говорю на английском, но это, мне кажется, некий элемент культурного кода сейчас.

Когда мне стукнуло лет 25, я сказал себе: «Ваня, ты вроде чему-то учился, что-то умеешь, что-то знаешь, а что ж ты так мало всего знаешь и умеешь? А может, все, чем ты занимаешься, — это не то? Надо разобраться, как у тебя самого мозги устроены и чего ты хочешь». И я пробовал все: учил разговорные языки, языки программирования,  спортом занимался, пытался погружаться в самые разные темы, одна из них — устройство государства — внезапно оказалась мне очень интересна. Я не хочу себя считать частью государства, не хочу выходить на госслужбу, но в принципе устройство госуправления меня интересует: я уже очень много лет этим занимаюсь, это мое хобби. Какие-то темы у меня совсем не пошли: например, пытался учиться петь, но понял, что мне придется преодолевать слишком большой барьер внутри. С танцами все оказалось довольно просто: я занимался классическими танцами где-то лет с 19 до 23 и сейчас танцевать умею. В прошлом году, например, научился наконец-то танцевать танго.

В ближайшее время я бы хотел систематизировать мои знания в области deep learning (глубинного обучения), хотел бы обновить знания по направлениям, которые изучал в прошлом. Мне интересно все, что касается вопросов устройства интернета и интернет-управления: сейчас ICANN (международная организация, которая управляет интернетом) открыла платформу для обучения. Я смотрел их курсы и думаю, что, возможно, захочу пройти хотя бы один для более структурного понимания того, как все устроено.

Если бы у меня было неограниченное количество свободного времени, я бы однозначно пошел учиться медицине. Во-первых, это одна из самых инновационных тем, там сейчас много перемен и в плане биомеханики и кибернетических устройств, и в отношении выращивания новых органов, вплоть до выращивания новых людей в искусственных матках. Это чрезвычайно интересная тема, я бы погрузился в это с акцентом на том, как понятным языком описывать устройство человеческого тела. Также при большом количестве свободного времени я бы занялся всем, что касается Disaster Preparedness («Подготовка к катастрофам»). Я себя отношу к фаталистам и считаю, что еще застану какие-то глобальные катастрофы в мире: не то что я на это сильно надеюсь, но почему-то в этом уверен. Что это будет, я не могу сказать, но считаю, что ситуация значительной общественной паники — то, к чему большинство из нас не готово, а быть к этому готовым очень важно.

Выбор Ивана Бегтина

Джон Фаулз «Аристос»

Фаулз написал много художественных произведений и одно нехудожественное, оно называется «Аристос». Это сборник тезисов, описывающих простую житейскую философию, от человека, который написал много великих книг. «Аристос» чем-то напоминает книгу Экклезиаста из Библии. Для структурирования моего собственного подхода к жизни это, может быть, было основное произведение — в нем отражается и моя жизненная философия.

Михаил Салтыков-Щедрин
«История одного города»

Классические книги дают много инсайтов. Абстрагировавшись от того, как нам их преподавали в школах, во взрослом возрасте в них находишь много интересного. Если вы работаете с государством, то Салтыков-Щедрин должен быть вашей настольной книгой. Слишком много будет похожих образов и аллюзий на современность.

Сайт Stepik

Айтишные курсы по биоинформатике — одной из мощнейших областей медицины, биологии и информатики.

Telegram-канал «Стартап дня»

Канал Александра Горного, директора по стратегии и анализу в Mail.Ru Group. В основном там описываются истории людей, которые поставили себе задачу и решают ее. Мне нравятся живые, а не выдуманные истории достижения: кто-то определяет свою цель и идет к ней.

Основные образовательные платформы на английском языке. На сайте Coursera есть также довольно сильные курсы на русском языке. Я могу посоветовать те, которые связаны с Python, с большими данными.

Ресурсы, посвященные вопросам приватности. Читаешь ребят из EFF и думаешь: «Господи, какое у них там в США уже полицейское государство возникло!» Читаешь наших и думаешь: «Господи, какое у нас полицейское государство!»