«Теории и практики» поговорили с Марией Чертковой и Святом Муруновым — кураторами фестиваля «Арт-Овраг», в рамках которого шестой год в маленький промышленный город Выкса Нижегородской области привозят урбанистов и художников. Возможно ли просвещать в европейском формате жителей российских малых городов, что сделать, чтобы люди оттуда не уезжали, и как в моногородах реагируют на современное искусство — в интервью T&P.

Выкса — город в Нижегородской области рядом с Окой, там живут около 53 тысяч человек. Село было основано вокруг Выксунского железорудного завода. В XX веке на территории поселения работало несколько промышленных предприятий, но в 1990-х годах практически все они были заброшены.

— Как вы заинтересовались темой просвещения малых городов и почему стали развивать образовательную программу фестиваля?

Свят: Я занимаюсь не только Выксой и как урбанист поддерживаю этическое развитие городов. Просвещение малых городов — это задача больших городов: не превращаться в черные дыры, которые всех остальных рассматривали бы в качестве вассалов. Это инструмент сетевого развития страны.

— Почему именно Выкса?

Свят: Здесь есть фонд, который инициировал «Арт-Овраг» и является его внутренним заказчиком. Но проблема фестивальных историй в том, что они вспыхивают, проходят, и после них ничего не случается. А тут фестиваль идет уже шесть лет подряд. Нам стало интересно, какой след он оставил в идентичности горожан и городской среде.

Мария: Мы начали задавать местным жителям простые вопросы, и оказалось, они вообще не понимают, что Выкса — это моногород и у него есть свои особенности. Ну и как можно в такой ситуации что-то менять в городе? Так я убедилась, что надо делать образовательную программу.

 Иллюстрации: Фестиваль «Арт-Овраг» / http://ar...

Иллюстрации: Фестиваль «Арт-Овраг» / http://artovrag-fest.ru

— Какие проекты вы запустили в рамках образовательной программы?

Мария: Чтобы что-то изменить в своем городе, нужно больше узнать о нем и понять, кто ты как горожанин. И вначале мы со Святом придумали Мастерскую прикладной урбанистики. Это был такой ликбез, когда через экскурсии в город и теоретическую часть о культурном коде и развитии моногорода мы рассказывали людям об особенностях Выксы. Дальше уже шли более конкретные проекты — например, «Арт-дворы».

В Выксе большой вес имеет металлургический завод, люди работают там и воспроизводят один и тот же сценарий: родился, пошел на завод, отработал, купил две тачки, родил 10 детей, все. И так нон-стоп. Поэтому мне хотелось поддержать стартапы, людей из креативных индустрий или просто тех, у кого есть запрос на нечто большее. Так, мы с Impact Hub Moscow сделали Мастерскую городского предпринимательства. Один из участников поразил меня в самое сердце. 25-летний парень пришел с каким-то невнятным проектом, признался, что до конца не знает, чем бы он хотел заниматься, а потом сказал: «Я понял, что я несчастлив. Я пошел работать на завод и осознал, что мне там плохо». Именно для таких людей я и делаю образовательную программу.

Свят: В прикладной урбанистике есть правило: прежде чем заниматься территорией, нужно ее изучить. Созданная нами «Анкета горожанина» — возможность быстро понять, какие темы волнуют людей, в чем они готовы участвовать. Выяснилось, что Выкса — классическая слобода. Исторически это поселение, в котором насильно или через невозможность продолжать деятельность на земле собраны крестьяне для работы на фабрике или заводе. Такая насильственная индустриализация. Мышление человека, живущего в слободе, остается крестьянским: он думает землей, сезонами, у него есть тяга к природе, но его удерживают в городе различные экономические, социальные и политические инструменты. В Выксе есть элементы зарождающегося города, но только элементы. И здесь было интересно посмотреть, является ли «Арт-Овраг» инструментом, инициирующим этот переход от слободы к городу. Поэтому Мастерская прикладной урбанистики была посвящена социологическим исследованиям и анализу общественных пространств. Нам важно было понять, как устроено мышление горожанина, что его вдохновляет, какие у него запросы.

— Как местные власти относятся к фестивалю и образовательной программе?

Свят: Если кратко и говорить про Выксу, то реагируют хорошо, но не участвуют сами, хотя мы их зовем на прогулки и проектирование вместе с жителями, призываем перестать их игнорировать. Мэр Выксы и его команда учатся у нас в Сколково.

Проблема не в конкретных людях, а в самой системе правления города. Чиновники не включаются в образовательную программу (хотя в некоторых городах, наоборот, являются ее инициаторами), им мешает иерархическая система и тотальный контроль: мы тут сами за все отвечаем, все решаем, и сесть с кем-то за одну парту значит признать, что жители такие же, как и мы, что мы равны. А это фактически и есть диалог в городе через образовательную программу. Потому что когда они начинают вместе чему-то учиться, то вступают друг с другом в обмен, в ценностное переживание.

 Иллюстрации: Фестиваль «Арт-Овраг» / http://ar...

Иллюстрации: Фестиваль «Арт-Овраг» / http://artovrag-fest.ru

— А как сами жители воспринимают фестиваль и образовательную программу? Вот пару лет назад выксунцы сожгли скульптуру американского архитектора Джона Пауэрса (объект из деревянных блоков Big Gini). Отчего люди так резко реагируют?

Мария: Есть одно простое правило: если хочешь развиваться, нужно быть открытым. А не становиться капсулой, особенно в таком городе, как Выкса. Можно саботировать все что угодно, но тогда мыслящие люди будут оттуда уезжать. Такие реакции, как сожжение скульптуры, — вопрос желания учиться и узнавать. Для меня это проявление необразованности и отсутствия знаний.

Первое, что я сделала в Выксе, — пошла в книжный магазин. Меня охватил ужас: художественная литература низкого пошиба и детские книги, — все. Я попросила своих давних друзей, книжный сервис Bookmate, сделать полки книг от разных кураторов по тематикам: урбанистика, современное искусство, музыка, театр плюс какая-то рецензия, чтобы люди понимали, зачем это читать. Пошла в местную библиотеку, предложила сделать бесплатную подписку к отдельным книгам и ко всему каталогу Bookmate. Спустя какое-то время мы поняли, что заходов с IP библиотеки мало. Причина: «Мы хотим бумажные, настоящие книги». Занавес. Я не могу им ничего навязать, я могу лишь создать возможность. Но иногда думаю: «А может, людям там уже генетически комфортно жить в таких условиях, в которых они живут?»

— А что с искусством?

Мария: С искусством еще сложнее. Во-первых, люди не принимают того, что им дают — со специальными программами и крутейшими институциями, которые к ним приезжают. Во-вторых, выксунцам интереснее все, что ближе к телу: как заработать деньги, как открыть свой стартап, где получить грант. А все, что касается нематериальной канвы, процесса мышления, — провал, абсолютное неприятие каких-то вещей, отрицание и даже саботирование. Так, однажды люди просто не приехали на Мастерскую по современному искусству, лекции, которые мы специально разработали с «Арсеналом»: что такое современное искусство, чем вдохновляется художник, почему куча мусора может стоить больших денег и почему это называется искусством. Пусть Свят считает, что большие города — это черные дыры и люди в них снобы. Мы были настроены совсем не снобски. И не пришел ни один человек, хотя зарегистрировались 34. Журналистам, снимавшим репортаж, было интересно показать пустой зал. Очень низкий уровень рефлексии: вот приехали экспаты и пытаются нас чему-то научить, а нам все это не нужно.

В общем, людей, для которых я стараюсь, я уже практически знаю в лицо. Теперь это еще и подростки лет двенадцати. Они однажды катались на скейтах у бизнес-инкубатора, где шла мастерская «Искусство в городе». Зашли, посидели на трех мастер-классах, раскрыв рот слушали о Магритте. Я им сказала: «Парни, ради вас я готова рубиться дальше». Эти ребята мыслят круче, чем взрослые, которые говорят, что разобрались в искусстве, а сами отстаивают фасады ужасных панельных домов: «Боже, мой панельный дом — и на нем граффити Паши 183?!»

— Тогда откуда берутся эти подростки?

Свят: Из интернета. Молодое поколение к современному искусству относится на уровне молодежи из мегаполисов, знает художников и гордится тем, что в Выксе есть это современное искусство, а старшее поколение радуется фестивалю, но даже не понимает, что это и зачем им это надо.

Исследования показали, что чаще всего источником информации для выксунцев становятся личные встречи и разговоры. Они привыкли вербально получать информацию, поэтому в городе-слободе с таким характером и не приживаются букмейты и прочие англицизмы. Точно так же с работой американского художника, сожженной в Выксе: город протестует, отторгает из себя то, чего он не понимает. Я ставлю себя на позицию местного жителя и понимаю, что Bookmate мне там не нужен, потому что у меня нет таких вопросов, на которые я не могу найти ответов, общаясь с соседями или родственниками. Библиотека для них — стереотип, способ понятной для них культурной жизни, они там берут женские романы или книги по садоводству.

Чтобы начать чем-то пользоваться, всегда нужен специальный уровень знаний и запроса, нужна мотивация. Чтобы образовывать людей, передавать им знания, необходимо вначале возбудить в них интерес. Сначала просвещение, а потом уже — от запроса — образование. И в том формате, в котором в принципе люди готовы образовываться. Должно быть не только просвещение со сложными темами, но и серединка, которая отвечала бы за перемешивание потоков информации, их перемещение из верхних слоев в нижние и обратно. Заслуга «Арт-Оврага» в том, что он в принципе возбудил интерес в Выксе к чему-то верхнему, современному искусству мирового уровня. Но, мне кажется, фестивалю не хватает гуманитарных инженеров, которые приземляли бы смыслы, вбрасываемые «Арт-Оврагом».

 Иллюстрации: Фестиваль «Арт-Овраг» / http://ar...

Иллюстрации: Фестиваль «Арт-Овраг» / http://artovrag-fest.ru

— Через какой фильтр должна была пройти эта сожженная скульптура, чтобы люди поняли, зачем она им?

Мария: Меня с детства учили: если тебе что-то не нравится — предложи свое. «Ой, нами пользуются и что-то пытаются нам насадить». Хорошо, ребята, а вы сами-то что сделали? Разве есть какой-то альтернативный фестиваль в Выксе, где собрались все эти парни и сказали: «Мы хотим говорить о другом и по-другому»?

Свят: Они воспринимают это как вторжение в пространство, которое считают своим, для них оно несет совсем другие смыслы. И вдруг в этом пространстве появляется что-то, что они не просили, не понимают и вообще вызывает у них сложные, не совсем симпатичные ассоциации. Отсутствие во многих проектах фазы повышения уровня культуры и образования тех, кто будет этим пользоваться и в этом участвовать, всегда приводит к вандализму или к отторжению искусства.

Мария: Искусство не должно ни под кого подстраиваться. Искусство может учитывать только контекст искусства, и никакой другой. Тут можно вспомнить историю про Ваню Горшкова, который работал в резиденции и создал скульптуру, которую можно пинать.

Свят: Художник имеет право на любое высказывание в любом месте, но горожане имеют такое же право его высказывание отторгнуть. Такой уровень диалога в Выксе сейчас: с одной стороны — вопрос уровня образования и запроса жителей, с другой — проблема кураторов, которые не учитывают это состояние Выксы и стараются в каком-то смысле даже насильно вытянуть город к этой культуре. Вытянуть невозможно, можно только расшевелить.

Мария: Это потребление. «Мы не знаем, зачем нам это надо, но высказать то, что нам надо, мы не можем».

Свят: Нельзя обвинять местных жителей, потому что вы пришли на их территорию. Тогда это ничем не отличается от диктатуры.

Мария: Нет, это диалог. Мы спрашиваем, что им нужно. Но я не понимаю их и не поддерживаю вандализм.

— Что будет на фестивале в этом году?

* В этом году фестиваль проходит 16–18 июня.

Свят: Была выбрана водная тема, и она как раз хорошо ложится в картину мира жителей Выксы. Горожане подали много заявок на конкурс по плотам.

Мария: В этом году мой основной посыл через образовательную программу — дать людям высказаться, объяснить, что они хотят делать. В Мастерской прикладной урбанистики будет документальный спектакль, основанный на интервью с местными старожилами, он покажет горожанам их со стороны. В Мастерской городского предпринимательства будет проект «Свободная экономическая зона: открытый маркет товаров и услуг», где я дам ребятам с проектами места, и они станут равнозначными участниками маркета. Будет фотопроект «Город — это люди» Павла Ильминова, который родился в Выксе, а также проект «Выкса — город для детей».

Свят: Цель нашей Городской мастерской — научить людей формировать более сложные запросы к самим себе, брать на себя ответственность, присваивать город себе, не дожидаясь художников и кураторов.