В новом выпуске совместной рубрики с Музеем современного искусства «Гараж» T&P рассказывают о художниках-минималистах, которые боролись с пафосом в искусстве и создавали простые объекты из промышленных материалов.

Минимализм — одно из наиболее заметных, наряду с поп-артом и концептуализмом, направлений 1960-х — начала 1970-х годов. Минималисты отрицали искусство и философию предыдущей эпохи — модернизма, для которого характерны эпический размах форм и тем, дорогие материалы и культ автора, с максимальной экспрессией выражающего свой творческий замысел.

Минималисты начали создавать объемные произведения, которые умышленно называли объектами, а не скульптурами — с целью дистанцироваться от своих коллег-предшественников. Их объектам была свойственна геометричность (как правило, это кубы, цилиндры, параллелепипеды) и повторяемость форм (отсылающая к промышленной серийности), а также дешевизна производства: большинство художников-минималистов использовали промышленные краски, стекло, пластик, дерево и металл — материалы, ранее не считавшиеся «достойными» искусства.

Важно отметить интерес минималистов к расположению своих работ на выставке: они одними из первых стали разрабатывать жанр инсталляции — единой группы объектов, взаимодействующих одновременно с архитектурой и со зрителем. Благодаря своим первичным формам и монохромной палитре произведения минималистов могли напоминать отдельные абстрактные вещи, созданные в период модернизма (например, живопись Барнетта Ньюмана и даже супрематизм Малевича), однако они были полностью лишены ореола метафизики и сакральности — типичных атрибутов модернистского искусства. Именно свойственная минималистским объектам нейтральность и сухость уже к середине 1970-х стала причиной критики минимализма и появления художников-постминималистов, переосмысливающих идеи этого направления.