С распространением социальных сетей письмо впервые в истории человечества стало повседневной практикой: люди пишут о том, что их волнует, и комментируют чужие тексты. В новом выпуске регулярной рубрики T&P и The Question ученый Кирилл Мартынов рассказывает, как соцсети меняют культуру общения и устанавливают баланс между количеством читателей и писателей.

Кирилл Мартынов

кандидат философских наук, доцент Школы философии НИУ ВШЭ

Социальные сети изменили привычное соотношение между чтением и письмом, сложившееся за последние несколько веков. Если раньше все образованные люди читали, но почти никто не обязан был писать (кроме тех, кто занимался этим профессионально, и графоманов), если раньше, соответственно, школа готовила образованных читателей и ценителей литературы, но никак не писателей, то сейчас все меняется. В эпоху социальных медиа люди пишут как никогда много в истории человечества. Баланс между чтением и письмом восстановлен: мы теперь читаем, чтобы писать, и пишем, чтобы читать (комментарии под написанным). Письмо стало повседневной практикой для сотен миллионов людей; такого раньше просто никогда не было в культуре, и никто толком пока не понял, что с этим делать и как оценивать. Мы по традиции считаем, что быть писателем — значит писать книги, но на самом деле пора как минимум ввести еще один термин — everyday writer, повседневный писатель.

Это фундаментальное изменение вызывает целый шлейф других явлений. Например, общение в социальных сетях как текст в реальном времени становится смесью устной речи и книжной культуры — это как если бы Сократ наконец начал писать книги или, наоборот, тексты превратились бы в живой диалог. Повседневные писатели получают свою порцию славы в виде лайков и немедленно становятся известными, если им удалось написать о том, что волнует в данный момент других повседневных писателей. И наконец, фигуры читателя и писателя сливаются вместе; мне, вообще-то, кажется, что письменность и культура в этот момент возвращаются домой.

Другие вопросы и ответы на сайте The Question.