Способ погребения, который предпочитают в той или иной культуре, зависит не только от религии, но и от законодательства: захоронение в земле оказывается более выгодным там, где меньше контроля государства. В новом выпуске совместной рубрики T&P и The Question редактор журнала «Археология русской смерти» Сергей Мохов рассказывает, почему в России не приживается кремация.

Сергей Мохов

редактор журнала о Death Studies «Археология русской смерти»

Любая культурная установка является продуктом взаимодействия людей, ценностей, материальной среды и много еще чего. Кремация в этом плане не исключение. Она во многом завязана на двух простых вещах: необходимости развития инфраструктуры и снятии нормативных ограничений, а также на религиозных (традиционных) предрассудках.

Как с этим обстоят дела в России?

Инфраструктура и закон

В России практически невозможно построить частный крематорий: нужно согласование на землю, коммуникации, дороги, водоотведение, к тому же необходимо получить негласное разрешение местного епископата. Все это делает строительство крематория крайне сложным и очень затратным. Например, стоимость одной из самых дешевых венгерских печей в сборке составляет 180 000 евро. Во-вторых, сам провинциальный ритуальный рынок практически не контролируется государством, а значит, хоронить в землю гораздо выгоднее: нет статистики о том, кто и где захоронен, систем отчетности — сколько прошло тел через агентство и так далее. И все это при минимуме вложений. А крематорий все же существовать может практически только «вбелую». Не говоря уж о том, что он создает серьезную конкуренцию локальному рынку ритуальных услуг.

Религия и традиционные установки

Собственно религия (христианство) сложно относится к кремации. До 1963 года, пока Ватикан не разрешил кремацию, ее уровень в Америке и Европе рос довольно медленно, хотя и уверенно с каждым годом. Сейчас, в начале XXI века, кремация является уже основным трендом в развитых странах. Во-первых, она гораздо дешевле: например, в Америке это будет в среднем 10 000 долларов за похороны в землю и около 5500 — за кремацию. Во-вторых, она оставляет большую вариативность родственникам для взаимодействия с прахом: его можно хранить дома, закопать в любимом месте усопшего, развеять и так далее. История кремации в Америке — это серьезная борьба между традицией и модерном, причем по всем фронтам: в отношении к телу, в вопросах санитарии, восприятия значения места погребения. Кому интересно, можно почитать S. Prothero «Purified by Fire: A History of Cremation in America».

В России была своя попытка популяризации кремации во времена Советского Союза, но она потерпела фиаско. Не берусь рассуждать о причинах, но, как мне кажется, это произошло в силу слабости дискуссии о кремации на языке идеологии. Традиционное деревенское общество тяжело воспринимает аргументы прогресса в сфере культуры. Да и после войны похоронная сфера практически не волновала советскую власть, она осуществлялась гражданами чуть ли не самостоятельно. Крематории были единичными проектами.

В современных условиях в России кремация имеет самый главный плюс перед погребением в землю — она быстрее, менее затратна в плане финансовых и моральных ресурсов. Поэтому в таких городах, как Петербург, Москва, Новосибирск (где есть крематори), ее уровень крайне высок. Например, в Петербурге около 70% умерших кремируют.

Больше вопросов и ответов на сайте The Question.