«Теории и практики» продолжают рассказывать о возможностях обучения за границей и публикуют письмо выпускницы физического факультета МГУ, которая после окончания университета еще полгода ходила туда слушать лекции и обедать в столовой, параллельно пытаясь понять, кем она хочет стать. Как не поддаться преимуществам работы в крупных корпорациях и поехать учиться в Австралию — в новом выпуске постоянной рубрики «Письма из-за границы».

Татьяна Копытина, 25 лет

— Где ты сейчас учишься и чему? Почему именно там?

— Я заканчиваю обучение в университете Нового Южного Уэльса по программе «Магистр математики». Я искала программу, которая даст как можно больше прикладных навыков и не будет поверхностной. Также мне понравилось, что программа гибкая, я сама набираю курсы на каждый семестр: могу взять курсы других факультетов моего университета, межуниверситетские или даже других вузов. Другой критерий — это престижность университета и школы. Судя по рейтингам, School of Mathematics and Statistics — лучшая школа математики в Австралии за последние пять лет.

Почему именно Австралия — это, наверное, самый сложный вопрос. Я выбирала из англоговорящих стран, и мне хотелось экзотики. Австралия — страна солнца, пляжей, но в то же время Сидней — живой, энергичный, интернациональный город. Люди улыбаются (я помню, как мне сложно было поначалу улыбаться в ответ незнакомым людям), с водителем автобуса принято здороваться, а когда выходишь из транспорта — благодарить. В день приезда, когда я пришла открывать местный счет в банке, я дрожала, боялась, что из-за моего акцента люди не смогут меня понимать (но, поверьте, русский акцент намного легче воспринимается, чем, например, китайский). Тогда меня тепло встретил консультант банка, предложил кофе и сказал: «Успокойся и радуйся, нет причин для волнения — ты в раю». Никогда не забуду эти слова. С самых первых дней я чувствовала себя спокойно, комфортно и уверенно. Несмотря на то что я совершенно не знала город, не понимала, как устроено метро, я не боялась остаться без помощи.

— Как возникло желание поехать за рубеж?

— Я училась в МГУ на физическом факультете и вспоминаю о нем с теплотой. Я думаю, МГУ дал больше, чем просто образование, — он скорее подарил особый образ мыслей, умение видеть новые возможности и принимать взвешенные, обдуманные решения, быть деятельным и активным. В МГУ у меня было много друзей, сложные задания принимались как вызов. Наверное, самое важное, чему научил МГУ, — у тебя никогда не будет идеальной ситуации для действия, надо решать проблему здесь и сейчас, используя те ресурсы времени, знаний, интеллекта, которые у тебя есть.

Мне не было так страшно уезжать в 17 лет из маленького города в Москву, как покидать МГУ (кстати, я еще где-то полгода после выпуска по инерции ходила на интересные мне лекции, обедала я в столовых МГУ — все было настолько родным, таким микромиром, что было сложно вырвать себя в неизвестную реальность). После окончания университета я была растеряна в карьерном плане. В науку идти не хотелось (я не видела перспектив, в том числе финансовых, хотя, признаю, заниматься исследованиями захватывающе, наука — это творчество, осознанное искусство), а устраиваться в большие компании тоже не было желания, я просто боялась потеряться в рутинной работе. Ко мне пришло осознание, что цель в жизни (в карьерном плане) я не обрела и, попав не на свое место, даже в хорошую компанию, разочарование рано или поздно придет. Значит, выход один — продолжать искать.

— Расскажи про процесс поступления. Была ли возможность получить грант?

— Я выбрала Masters by Coursework, этот тип программы построен как набор курсов и, в общем, не предполагает исследования (исследовательская часть может быть в учебном плане, но она не определяющая, а, скорее, дополняющая). Процесс поступления нельзя назвать сложным, но он требует времени. Нужно было сдать английский язык (вуз принимал разные сертификаты, я сдавала IELTS — 6.5 overall было достаточно) и подготовить пакет документов: заверенные копии диплома предыдущего образования, оценки (есть определенный проходной балл, ниже которого на программу могут не взять, — для каждой программы он свой) и паспорт. Еще я заполняла подробную анкету, где нужно было указать конференции, статьи и любые другие extracurricular activities в поддержку своей заявки. Потом нужно было заплатить application fee и, набравшись терпения, ждать.

Момент, на который хотелось бы обратить внимание студентов, поступающих в Австралию, — аккуратнее с переводом оценок российских дипломов! К примеру, у меня, кроме экзаменов (по пятибалльной системе, которая, в принципе, приемной комиссии понятна), в выписке с оценками есть предметы, форма сдачи которых была зачет/не зачет. Естественно, что все предметы были сданы, но оценка за них (а их было около 30%) была переведена на английский как Passed. Теперь я понимаю, что Passed — это самая низкая оценка в австралийской системе перед Fail. Не знаю, из-за этого или по иным причинам другой вуз Австралии заявил, что мой средний балл для них низок (хотя у меня 4.38 из 5, но они его самостоятельно считали, неизвестно как) и мне нужен год предподготовки, что мне не подходило.

Возможность получить грант есть для программ PhD и Master’s by Research (PhD и Master’s by Research отличаются глубиной исследования и длительностью; я бы сказала, что Master’s by Research может быть промежуточной ступенью для тех, кто либо не уверен, что готов делать PhD, либо для тех, кто не дотягивает до PhD), но не для Coursework. Особенно на финансовую поддержку могут рассчитывать applicant in STEM (Science, Technology, Engineering and Math). Есть еще специальные стипендии для девушек в инженерных науках (Women in Engineering). В итоге я решила принять участие в конкурсе на получение гранта от российской программы «Глобальное образование». Узнала о гранте от мамы, она мой главный информатор-вдохновитель. Операторы программы были всегда готовы помочь с документами, подсказать — в общем, на этапе подачи документов и получения самого гранта проблем не возникло.

Деньги мы получали на наши открытые счета, и, соответственно, все комиссии, связанные с переводом и конвертацией валют, были на нас. Я знаю истории участников, которым подсчитали сумму гранта по одному курсу, и, пока деньги переводились на счет (это занимало от недели до нескольких месяцев), курс настолько вырос, что были потеряны около полумиллиона личных денег. И, ясно, если кто-то не сдавал курс с первого раза — пересдача, все за счет участника. Ехать без своих средств и надеяться только на грант было бы безумием.

— Как построена программа обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Я выбирала курсы прагматично, рассчитывая, какие навыки и знания мне потребуются потом на работе: открывала вакансии и выписывала, какие языки программирования, статистические пакеты пользуются самым большим спросом. Ясная картина и план действий сформировались только ко второму семестру. Как я уже сказала, система очень гибкая, можно взять несколько курсов, а принять окончательное решение чуть позже (через две-три недели). Очень удобно и практично, потому что можно сходить, посмотреть, послушать лектора и сделать выбор. Но нужно быть внимательным и проворным: места на популярные курсы быстро заканчиваются.

На моей программе мне нужно было удерживать относительно высокий средний балл за первые четыре предмета, иначе я бы не смогла выпуститься с магистерским дипломом: выдали бы Graduate Diploma (что уровнем ниже). Такие условия далеко не у всех программ. Советую внимательно прочитать описание программы на сайте университета. Лекция может быть потоковым трехчасовым занятием или разбита на семинары, включать лабораторные работы. Но в любом случае основная работа — самостоятельная. Помимо слайдов лекций, преподаватель дает по две-три книги, откуда материал и был взят. В течение семестра — работы, тесты, групповые задания, презентации, проекты. Экзамен — всегда небольшая неожиданность. Задания похожи на те, которые были на занятиях, но надеяться, что будут совсем идентичные им, не нужно.

Вообще, университет в целом и школа в частности стремятся поддерживать социальную активность студента. В университете существует более 200 организаций студенческой самодеятельности — от клуба любителей Disney, Lego, Pokemon, TV Addicts Society до сообщества Responsible Drug Use. Также здесь интересное отношение к спиртным напиткам. Когда на спортивном стадионе возвели бар, стало понятно, что алкоголь победил спорт. А если серьезно, то отношение к этому проще. Никто не воспринимает алкоголь как абсолютное зло.

— В чем основная разница, если сравнивать с Россией?

— Я бы сказала, что к образованию здесь относятся серьезно. Образование здесь имеет очень большой вес: наверное, потому, что в Австралии далеко не все после школы идут учиться дальше. Я слышала цифру, что 40% австралийцев имеют степень бакалавра, — значит, магистров и докторов философии тут еще в разы меньше.

Списывать тут по умолчанию считается просто неприличным. Если мы и помогаем друг другу с домашними работами, то скорее в том, чтобы «увидеть решение» или «поймать идею». Про списывание на экзаменах вообще говорить не приходится (не знаю, существуют ли такие смельчаки). Я бы сказала, что каждый экзамен проходит как наше ЕГЭ. Обычно перед экзаменами дается 10 минут на прочтение exam paper. На одном из экзаменов я водила ручкой по бумаге, когда читала (мне так легче и быстрее следить за текстом), так ко мне тут же подбежал преподаватель и сказал, что это нарушение и я должна немедленно положить ручку на стол.

Отличаются и сами экзамены. В российских вузах это традиционные билеты, в каждом из которых два вопроса по двум темам примерно из 50, а тут большой лист заданий по всему материалу. Так что на удачу не понадеешься, на экзамене будет все, что было в курсе, в той или иной форме. Интересно еще то, что нет заданий на запоминание, практически вообще.

Часто в экзаменационном листе есть все, что тебе нужно для решения (формулы, кусок теории, иногда даже подсказки — hint), на некоторых экзаменах разрешали пользоваться книгами или своими записями (но не смартфоном или интернетом). Дело не в том, что можно открыть нужную главу книги и списать, а наоборот: тебе не помогут ни книги, ни записи, если ты не понял и не усвоил материал. Такой тип экзамена обычно самый сложный, и fail rate достаточно высокий — достигает 30%.

Система оценивания устроена очень специфично. Если экзамен или курс был очень сложным и все написали плохо, оценки проскейлят (scaling), чтобы средний балл был в районе 60. Я, помню, выходила после одного экзамена в тихом ужасе, готовясь морально к пересдаче, но оказалось, что сдала в итоге на 76 из 100. Большое внимание уделяется конфиденциальности твоих данных. Никто не знает чужих оценок; максимум, что известно, — средний балл по курсу.

Однажды я взяла курс у русского преподавателя по статистике. Ребята боялись связываться с этим курсом, потому что многие просто не сдавали. И самое неприятное — это то, что, провалив курс в русском вузе, ты просто теряешь стипендию, а тут, если ты не сдашь курс с первого раза, нужно еще раз платить (а это около 5 тысяч долларов за один предмет) и в дипломе будет отметка. Интересно, что понимать лектора с русским акцентом мне было даже сложнее. Казалось, что он вставляет русские слова в речь, — как будто иногда говорит на русском, что сложнее воспринять, когда настроился на английский.

— Какое было самое запоминающееся задание за все время?

— Все задания больше нацелены на практическое применение изученного материала. Иногда очень объемные. Не помню, чтобы были такие «сухие задачки», как доказать теорему или посчитать что-то, — больше на аналитику. Например, имея данные пассажиров «Титаника» (пол, возраст, класс купленного билета), нужно было построить предсказательную модель, а потом ввести свои данные и подсчитать вероятность собственного спасения.

Или еще один большой проект из летней школы, задание было на применение алгоритмов data science и machine learning. Нам предоставили данные из банка, и необходимо было построить модель, которая предсказывает, вернет ли долг определенный человек с определенными признаками. На входе признаков было около 40 (возраст, доход, другие кредиты, адрес, marital status, пол и так далее), то есть сначала нужно было очистить данные, и уже на этой основе (бинарный отклик — вернул/не вернул) смотреть, насколько хорошо работает модель. Соответственно, готового правильного ответа не было, была возможность проверить предсказательную силу модели, так что я пробовала разные методы: на войне все средства хороши!

— Кто твой самый любимый профессор? Почему?

— Наверное, мой самый любимый преподаватель — это мой супервайзер, мой научный руководитель, с которым я провожу сейчас исследование. Тема моего будущего диплома — «Расширение возможностей использования приближенных байесовских методов для решения многомерных задач через построения парных копул». Знаю, звучит как непонятный набор слов, для меня это тоже некоторое время было непонятно — по сути, мы решили скомбинировать два метода моделирования в рамках байесовского подхода, парные копулы помогут сделать многомерную задачу анализа зависимых величин двумерной (это очень круто, так как многомерность задачи сложно аппроксимировать, а значит, и точность нелинейно падает), и спектр применения очень широк: от анализа рисков до эволюционной биологии и астрофизики. Такие преподаватели, с горящими глазами, мотивируют и вселяют желание работать много, чтобы разобраться, понять материал. С математикой иногда бывает непросто, потому что по сути это как другой язык — язык формул. Я обожаю этот момент, когда за формулой начинаешь видеть смысл, понимаешь, насколько изящно, лаконично и точно можно выразить мысль с помощью формулы.

Например, неравенство Чебышева:

Где a — случайная величина, m — математическое ожидание, с — константа (некоторая граница). Может показаться, что это просто набор символов, которые ничего не значат. Но математик, знакомый с этим неравенством, видит даже в привычных вещах то, что скрыто для остальных. Например, в газете написали, что 10% граждан имеют доход, который в 15 или более раз превышает средний. С помощью этой формулы математик видит, что это ложь. Возьмем для примера 10 человек, один из которых (богатый) составляет 10% всего населения. Пусть средний доход x. Тогда их общий доход — 10x, а у богатого доход 15x или больше. Но такого быть не может, так как доход — величина всегда положительная, и 15x не может быть частью 10x. В этом и есть красота математики. Иногда мне казалось, что я получаю тайные знания, которые мало кому доступны.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Есть всякие небольшие скидки в музеи, в некоторых кафешках, магазинах (около 10%). Проезд не льготный и дорогой (одна поездка в среднем — 4 $, 180 рублей, но цены динамические, то есть цена зависит от расстояния).

— Где ты живешь?

— Я живу в большом двухэтажном доме с другими студентами (как в сериале «Друзья»). Наш дом можно смело назвать интернациональным (ребята из Австралии, Новой Зеландии, Германии, Франции, России). Найти это место было непросто (как потом мне признался один из моих соседей, на одну комнату было около 40 заявок — конкурс больше, чем в университет). Иногда проводим вечеринки, жарим барбекю. Если вы приглашаете друзей к себе на вечеринку в Австралии (иногда вечеринки просто огромные: может прийти человек 50), то все приносят еду и напитки с собой. Один раз мы все-таки с моей немецкой соседкой решили проявить инициативу и пожарили сосиски на гриле и купили чипсы. Я была поражена, что почти никто к ним не притронулся. Потом я спросила у одной австралийской девушки, почему так. Она сказала, что это неприлично; она чувствовала себя очень неловко, если кто-то сильно потратился, чтобы все чувствовали себя комфортно и веселились.

Вообще, несмотря на то, что женщины все еще борются за равные права с мужчинами, тут как нигде чувствуется это равенство. Иногда это очень приятно. Если мы приготовили что-то на всех, то после обеда парни без слов встанут и вымоют всю посуду, а в следующий раз приготовят сами на всех. Но и в футбол девочки играют на равных с мальчиками. Вообще, меня удивлял тот факт, что школы тут раздельные, для мальчиков и девочек, но, поступив в универ, все без труда живут в одном доме.

Еще одна интересная особенность австралийцев — ходить босиком в общественных местах. Это очень бросалось в глаза в самом начале. Я встречала людей босиком в центре города, в аэропорту, в университете (я даже не буду говорить, что никакого дресс-кода тут нет, ни для профессоров, ни для студентов) и однажды даже в общественном туалете. Австралийцы очень выносливые. В местную зиму (июль) больше всех мерзла я. Может, они не боятся замерзнуть, потому что ниже 10 градусов зимой не опускается, хотя и центрального отопления нет. Лечение вирусов антибиотиками тут не принято. Как жаловались многие русские, местные терапевты выписывают парацетамол от всех болезней. Не знаю, как это работает, но продолжительность жизни очень высокая.

— Какое самое главное знание или умение ты получила в процессе обучения? Какие планы на будущее?

— Так как мою учебу оплатила программа «Глобальное образование», скоро я возвращаюсь, три года буду работать в компании, зарегистрированной на территории России. Очень надеюсь попасть в перспективную и технологически продвинутую компанию — может быть, в стартап. Я думаю, самое важное, что дал мне этот курс, — это ясное видение моей карьеры: на год, на три года, на пять лет. Я точно знаю, чем я хочу заниматься: последние полгода я готовила себя к карьере Data Scientist. Я, безусловно, развила свои аналитические способности, подкачала английский, выучила новые методы и языки программирования, но на этом учеба не заканчивается. Я бы сформулировала так: первый университет (МГУ) сделал меня личностью, привил вкус, культуру, а UNSW показал мне мой карьерный вектор.