До 30 ноября открыт прием заявок на поступление в UWC Dilijan — первый колледж системы UWC на постсоветском пространстве, в который могут поступить старшеклассники 16–17 лет (кстати, есть гранты). «Теории и практики» поговорили с преподавателями колледжа о процессе обучения: как работать с детьми, которые росли в противоборствующих странах, зачем студентам использовать на уроках метод Scrum и для чего учиться рисовать пальцами ног.

Scrum, политика и китайская гимнастика тай-чи

Хайме Ниман

преподаватель глобальной политики

Испания / США

Метод Scrum пришел от разработчиков программного обеспечения, которые хотели работать эффективнее и без потери в качестве. Например, мы со студентами создаем сайт о будущих сценариях глобальной политики. Я рассказываю о критериях, по которым буду оценивать результат, а как они будут к нему идти — это их собственный выбор. Ребята делятся на команды: в каждой выбирается Scrum-мастер, который помогает отслеживать прогресс и подгонять остальных. Каждый урок начинается с коротких выступлений: студенты рассказывают, что успели сделать и с какими проблемами им пришлось столкнуться.

На моих уроках всегда есть ребята из противоборствующих стран, их воспитывали врагами. Многие студенты испытали ужасы войн и их последствия — вынужденную миграцию и проживание в лагерях для беженцев. Поначалу я опасался поднимать политические вопросы, которые вызывают много эмоций. Потом понял: вместо того, чтобы избегать сложных ситуаций, лучше их разбирать. Это помогает понять другую сторону. Совместная работа с другими людьми — та еще задачка. Но как без навыков общения в XXI веке?

Однажды я заметил, что прихожу в класс вдохновленный, а дети — уставшими. Сложное расписание, обилие предметов давит на ребят. Тогда я решил начинать пары с медитации и китайской гимнастики тай-чи, которую практиковал пару лет. Студенты встретили десятиминутную гимнастику на ура: она помогает им расслабиться и настроиться на урок.

Фактчекинг и школьная теплица

Скотт Бензенберг

преподаватель английского языка, координатор программы внеклассного образования

США

Ответ на любой вопрос сегодня найдешь в интернете. Я же стараюсь выступать в роли гида: объяснять, каким ресурсам стоит доверять, а каким — нет, как критически подходить к свалившемуся на человека объему информации и вычленять то, что важно. Недавно мы разбирали, какой язык используют СМИ и политтехнологи, чтобы влиять на людей. Студенты разделились на две группы и представляли противоборствующие политические кампании. И выпустили две газеты, которые освещали эти кампании. Потом мы анализировали, какой язык ребята использовали и к каким последствиям это привело. Возвращались к учебникам: вот этот метод сработал, а вот этот — нет. Я исхожу из того, что нет неправильной точки зрения. Продуктивнее спросить: «Как использовать то, что ты сейчас сказал, и дополнить факты, которые нам уже известны?»

Установить доверительные отношения со студентами помогают дополнительные занятия вне класса. После того как вы вместе поиграли в футбол, студент чувствует себя с преподавателем увереннее: «Может, я не очень сдал тест по английскому, но отлично играю в футбол и сейчас это покажу».

Важно объяснять ребятам, как применить в жизни те навыки, которые они развили в аудитории. Например, проектное мышление, умение договариваться. Когда студенты захотели выращивать овощи, то решили построить школьную теплицу. Они прошли все шаги по запуску проекта: нашли финансирование и землю под это, а потом собрали первый урожай и договорились с местным кафе, куда теперь поставляют выращенные овощи.

Личный дневник и рисование пальцами ног

Ярослав Забавский

преподаватель изобразительного искусства, заведующий кафедрой искусств

Россия

Я даю студенту возможность ошибиться, поэкспериментировать, попробовать техники и выбрать то, что по душе. Творческий процесс важен не меньше, чем финальный результат. Я для себя определил следующую миссию: не пропустить тех людей, которые хотят заниматься творчеством, но боятся сделать первый шаг. Два года студенты ведут дневник, в котором делают наброски, записывают идеи и документируют процесс создания работ. Например: «Сегодня обратил внимание, как Пабло Пикассо работал с формой. Интересно, смогу ли я использовать эту технику в своем проекте?»

Я специализируюсь на керамике и фотографии и работаю совместно с преподавателем живописи и рисунка. У каждого студента есть личное пространство, где он работает над проектами. Во время занятия мы подсказываем, в каком направлении двигаться, или демонстрируем технику, но никогда директивно не говорим, что делать.

Ребята приезжают с разным багажом. К каждому студенту ищем свой ключ. Один парень из Афганистана в жизни не видел кисточек с красками, а теперь работает в разных техниках. А другая девушка из Армении, наоборот, пришла уже с хорошей подготовкой. На первых же занятиях быстро и легко нарисовала натюрморт. Это была зона комфорта, в которой она чувствовала себя как рыба в воде. «Молодец, — похвалил мой коллега Кевин Хопкинс, — но теперь давай поэкспериментируем». И предложил нарисовать тот же натюрморт ногой, а потом левой рукой и с закрытыми глазами.

Экспериментальные опыты и соревнования на школьном балконе

Марианна ден Удэн

преподаватель физики

Нидерланды

Всегда вдохновляют проекты, которые предлагают студенты. Например, кто-то изучает энергию от мячика, падающего в клей, кто-то измеряет вес волоса с помощью лазера. Часто проводим симуляции опытов на компьютере — по три-четыре эксперимента на каждую тему. Я показываю — студенты пробуют.

Как-то я задумалась, как добиться, чтобы новые темы лучше усваивались. В итоге студенты сооружали машину Голдберга — устройство, выполняющее последовательность действий по принципу домино. Ребята разбились на четыре команды, где каждая разрабатывала одну часть, используя темы, которые прошли на парах. Со вторым курсом проводили соревнование: как сбросить яйца с балкона школы так, чтобы они не разбились. В прошлом году ребята придумали специальные парашюты, в этом — построили для яиц пирамиды из бумаги.

Логические пазлы и работа в группе

Мартин Катер

преподаватель математики

Нидерланды

Один из моих любимых приемов — логические пазлы. Вот пример. Пять пиратов делят сотню золотых монет. Старший предлагает, как это сделать, а остальные голосуют за или против. Если хотя бы половина проголосует за, монеты так и поделят. Если нет — старшего пирата убьют, задача перейдет к следующему пирату по старшинству. Процесс длится до тех пор, пока не примут какой-то план. Представьте, что вы — старший пират. Как разделить добычу? Студенты просчитывают варианты, учатся мыслить, а не просто заучивать формулы.

Когда ребята работают в команде, я стараюсь распределять учеников так, чтобы в каждой группе оказались как слабые, так и сильные студенты. Сильные помогают слабым, и те учатся гораздо быстрее, чем если бы просто слушали учителя, объясняющего тему. Был ученик, который стеснялся делиться мнением. Потом, оглядевшись вокруг, увидел, что атмосфера вокруг безопасная. И высказался. В ответ одногруппники сказали: «О, интересная мысль!» Студент поразился, что к нему прислушиваются. Это в корне отличалось от того, к чему он привык дома.

Моделирование сложных ситуаций и походы в горы

Гор Ованисян

инструктор outdoor и первой медицинской помощи

Армения

Большинство подростков не знают, как ставить палатки, фильтровать воду или правильно ходить по пересеченной местности: в школах этому не учат. Да о чем я — иногда приходится показывать, как выглядит морковь, чтобы студенты понимали, что это такое. В некоторых странах она продается в основном в шинкованном виде.

Я специально стараюсь создавать для детей сложные ситуации (конечно, по правилам безопасности). Один студент боялся темноты и узких пространств, и я взял его в поход к пещерам — 1800 метров вглубь скалы. В результате парень преодолел страх. Когда я показываю новичкам на холм или небольшую гору и говорю, что мы туда поднимемся, поначалу они не верят и качают головой. Люди не знают своих возможностей! Горы учат, как найти в себе силы начать. Если ты не начал, то уже проиграл. Если начал, то есть шанс выиграть. Как в жизни.

Каждый поход — это урок по командообразованию. Когда студенты протягивают друг другу руку при переходе через реку, то понимают, что цвет кожи или разрез глаз в этой ситуации неважен. Общие задачи эффективнее преодолевать вместе.

Сила твиттера и мяч вместо поднятых рук

Шиан Хилл

преподаватель литературы

Великобритания

Студенты параллельно изучают литературу трех разных регионов, трех периодов и четырех жанров. Чтобы они не потерялись в этом разнообразии, я придумываю параллели. Например, мы читали «Сказание о старом мореходе» английского поэта Сэмюэла Кольриджа. Это ранняя литературная обработка легенды о летучем голландце. В поэме 600 строк, поначалу студенты пугаются. Я попросила представить, что было бы, если бы события происходили в век твиттера. Вдохновил проект RT на английском — #1917LIVE. Там размышляли, что произошло бы, если бы твиттер появился 100 лет назад. Как выглядели бы аккаунты Николая II и Владимира Ленина?

Для групповых дискуссий практикую talking ball — мячик вместо поднятых рук. Мы бросаем его друг другу: тот, кто получил, делится мнением. Один раз можно сказать «пропускаю» и передать мяч другому, но делать так постоянно не получится. Такой метод не позволяет отсиживаться. Еще не использую ручку красного цвета, проверяя работы. Зеленая, фиолетовая, розовая — что угодно, но не красная. Красный демотивирует: тычет носом в ошибки, как котенка.

В мои университетские годы я сдавала эссе и потом получала проверенное с оценкой. Но не понимала, что не так, из чего сложилась оценка. Поэтому перед каждым заданием я даю студентам критерии, по которым буду оценивать.

Я распечатала и повесила на двери в аудиторию отрывок из книги «Пророк» американского и ливанского философа, художника, поэта и писателя Халиля Джебрана. Там говорится, что учитель не дает знания, а показывает, как их добыть. Главное в профессии учителя — уметь передать свой энтузиазм студентам. Дальнейшая работа уже за ними.

Элисон Фоп

заместитель директора по учебной работе

Шотландия

Предметы в колледже делятся на шесть групп: языки, литература, общественные и гуманитарные науки, математика, точные науки и искусство. Студенты выбирают предметы из каждой группы, а искусство — по желанию. Еще есть три обязательные части программы IB. Первая — «Теория знаний», где ребята учатся задавать вопросы, развивают критическое мышление и изучают, откуда люди получают информацию. Вторая — «Творчество, деятельность, служение». Студенты моделируют конференции ООН, пробуют актерское мастерство, играют в футбол вместе с местными школьниками или запускают собственные проекты. Одни, например, развивают идеи переработки пластика, чтобы зимой обогревать дома в Дилижане. Другие задумались над проблемой утилизации электронных отходов, предложили решение и учредили для этого фонд в Армении. Третий компонент — расширенное эссе. Индивидуальное исследование по выбранному предмету. И никто не отменял воркшопов и мастер-классов.

Чтобы помочь студентам, мы делим их на группы и даем наставника из преподавателей. Он устраивает регулярные встречи и смотрит, как у кого идут дела: «Слушай, может тебе пора остановиться, выдохнуть и чуть-чуть тормознуть». Первокурсников специально перемешивают с второкурсниками: они наверняка уже сталкивались с проблемами, через которые только проходят новенькие, и могут поделиться опытом.

Уровень английского языка не определяет результаты отбора в колледжи UWC. Иногда студенты приходят лишь с базовым набором слов, но если они открыты новому, то быстро осваиваются. Если нужно, их отправляют на дополнительный курс английского. Когда первокурсники только приезжают в колледж, мы расселяем их в комнатах по четыре человека. Каждый представляет другую страну — это тоже помогает разговориться.

Источники: UWC Dilijan College, Андрей Шевченко, Ярослав Забавский, Йеппе Стрендс, Данил Колодин, 31moonlight31 / iStock