«Теории и практики» поговорили с представителями крупнейшей в мире образовательной онлайн-платформы Coursera о том, вытесняет ли онлайн-обучение классические университеты, почему традиционная система наказаний за ошибки не работает и как геймификация, виртуальная реальность и другие технологии помогают доставлять и получать знания.

Доктор Кара Бэнке

специалист по разработке и внедрению образовательных практик в формат онлайн-обучения

Маша Тарасюк

руководит разработкой контент-стратегии для курсов по направлениям «Бизнес» и «Персональное развитие» на Coursera

— Кара, Мария, расскажите, что сегодня происходит с онлайн-образованием.

Интервью прошло в рамках eStars — первой в Москве конференции, посвященной онлайн-обучению, которую в октябре организовали ВШЭ и образовательная платформа Coursera.

Кара Бэнке: Мы видим невероятный рост этого сегмента образования, оно становится все более важным для общества. Если в 2015 году на Coursera было зарегистрировано 12 миллионов учащихся, то сейчас их больше 28 миллионов. Онлайн-обучение используют университеты, бизнес, государственные учреждения. Технологии меняют мир, миллениалы привыкли взаимодействовать через телефон, им нравятся онлайн-курсы: их можно проходить в любое время, они похожи на развлекательные сервисы вроде Netflix.

— Как вы думаете, онлайн-обучение может существенно потеснить традиционное академическое образование?

Кара: Мы никогда не ставили такую цель. Есть много активностей внутри университетов, которые очень важны, и в первую очередь это внутренние взаимодействия. Их пока вряд ли можно заместить.

Маша Тарасюк: Университетское образование очень важно для того, чтобы получить хорошо оплачиваемую работу, особенно в развитых странах. При этом спрос на обучение в целом быстро растет и традиционные образовательные учреждения не способны его удовлетворять полностью. Поэтому роль проводника дополнительного образования берут на себя онлайн-платформы. Они дают гибкость подхода, что особенно важно в «продолжающемся обучении»: возвращаться в университетский кампус каждые три-пять лет сложно и неудобно. Ну и многие вузы используют смешанное обучение, когда часть курсов дается онлайн, часть — офлайн. В общем, это скорее взаимовыгодное сотрудничество.

— Как Coursera развивает свои сервисы?

Кара: На Coursera мы используем подход masterу learning, то есть обучение, ориентированное на полное усвоение материала. Мы применяем различные принципы геймификации. Человек, как и другие млекопитающие, лучше учится через игры. В традиционной системе образования если ошибаешься, то получаешь наказание. Это неправильно, потому что ошибки — отличный материал, чтобы делать из них выводы. Поэтому мы заменяем систему наказаний на обратную связь с учащимися. Преподаватели комментируют выполненные работы, сокурсники обсуждают домашние задания, делают обзоры работ друг друга, проводят дискуссии. Это повышает вовлеченность и дает почувствовать связь между учащимися, что в итоге существенно повышает мотивацию учиться.

Помогают поддерживать обратную связь и технологии. Например, после каждого занятия обучающийся проходит небольшой тест и сразу получает автоматизированный ответ с объяснением, почему эти ответы правильные, а эти — нет. Объяснение ошибок — одна из основ обучения. Но на более серьезных тестах, еженедельных, мы не даем правильные ответы просто так, а отправляем к конкретным материалам, где объясняется упущенная тема. Такой формат позволяет проводить тесты постоянно, а не раз в семестр, как это бывает в университетах.

— Как по-вашему, любой курс можно перенести в онлайн?

Маша: Дело здесь не в темах обучения: в онлайн-формате можно удачно подать любой материал. Но пока не все аспекты образовательного процесса удачно реализуются дистанционно. Обмен идеями и аргументами вживую, дискуссии могут быть необходимы для некоторых видов обучения. В некоторых курсах у нас есть обязательные занятия, когда все выходят онлайн для обсуждений, но этого не всегда достаточно. Но, опять же, технологии развиваются, и возможности онлайн-образования растут вместе с ними.

— Что вы думаете о перспективах VR в образовании? Кажется, что с развитием технологий все обучение сможет происходить в виртуальном пространстве.

Кара: От виртуальной реальности ожидают многого уже пару десятилетий, но сейчас VR действительно здорово прогрессирует. Через какое-то время это может стать очень важной технологией, в том числе в онлайн-образовании, но пока это только поле для экспериментов. Наша задача — достичь как можно большей аудитории, а сейчас очень немногие люди на планете могут позволить себе такие дорогие устройства для обучения. 44% обучающихся на Coursera — из развивающихся стран, не все там могут купить себе даже простейший смартфон. В общем, я оптимистична по поводу VR, но подобные девайсы сначала должны распространиться и за пределами Силиконовой долины. Для нас пока это технология для внутренних экспериментов в рамках инновационных инициатив.

— Как изменилась ваша аудитория за пять лет существования проекта?

Маша: Главное изменение — количественное. Конечно, это результат того, что у нас очень много самых разных курсов на нескольких языках. Если говорить об обобщенном портрете ученика, могу сказать, что в России это человек в возрасте 30–31 года, который учится ради улучшения карьеры, в 40% случаев использует мобильные устройства для доступа к контенту и живет в Москве, Питере, Екатеринбурге, Новосибирске или их областях.

— В России за прошлый год на 83% выросло число людей, которые проходили обучение на Coursera и платили за это. Чем вы объясняете такой рост популярности платформы?

Маша: Во-первых, за этот год мы увеличили количество курсов на русском языке с 60 до 120, добавили много технических дисциплин, например «Основы программирования на Python», «Машинное обучение и анализ данных». Курсы, связанные с компьютерными науками и IT, особенно популярны в России, потому что дают навыки, востребованные на рынке. Мы высоко оцениваем потенциал региона, у российских вузов-партнеров очень хороший контент. Сыграло роль и то, что появились курсы из бизнес-сегмента — в России первыми стали программы от «Яндекса» и Корпоративного университета Сбербанка. Прохождение таких курсов значительно повышает шансы попасть в штат этих компаний.

— Кроме карьерных интересов, что еще мотивирует людей в России учиться?

Кара: Очень популярно изучение английского языка — техническое письмо, английский для бизнеса. Ценность Coursera еще и в том, что, кроме специальных знаний, можно выучить профессиональную лексику на английском, а сегодня это очень важно. Популярны курсы по саморазвитию, например «Основы поиска дела жизни. Как перестать откладывать дела на потом?». Высокий спрос и на довольно неожиданные курсы, например «Китайский для начинающих». Люди сегодня сильно увлечены улучшением качества собственной жизни.

— Вы платите партнерам?

Маша: Мы делим прибыль от курса с партнером, потому что создание контента требует вложений средств. Плата пока не окупает создания курсов полностью, но мы стремимся к этому. Но и партнерами размещение курсов на Coursera не рассматривается как возможность заработка. В первую очередь их цели — распространение знаний и увеличение доступа к ним, это основная мотивация. Второстепенная цель — маркетинг в области образования, способ показать, что они эксперты в определенном направлении. Кроме того, для них это повышает возможность заработать на других платных продуктах — традиционном образовании, офлайн-курсах, книгах.

— Что в Coursera думают о конкурентах?

Маша: Посчитать, какую долю рынка онлайн-образования мы занимаем, сложно, и нас это не очень волнует. Рынок онлайн-обучения настолько большой, что важнее сейчас развивать его и улучшать сервис, чем бороться за долю с конкурентами.

Кара: Образование — это общечеловеческое право, и вкладывать в него ресурсы — правильно. Мы стараемся расширять доступ к обучению по всему миру и среди всех людей. Это важная миссия — давать возможность людям менять свою жизнь.

— Но при этом на Coursera все меньше бесплатных возможностей получать образование. C 2015 года получение сертификатов об окончании курса, возможность выполнять домашние задания, обсуждать результаты с профессорами стали полностью платными, с 2016-го контент некоторых курсов также стал доступен только за деньги.

Маша: Весь контент на Coursera, все 2 тысячи курсов, открыт для просмотра бесплатно. Исключение составляют единицы из них, которые входят в состав больших программ. Мы думаем над тем, чтобы в дальнейшем сделать часть узкоспециализированного контента платной, но это не будет больше 1% от всех материалов. Исследования показывают, что платные курсы более эффективны: если человек заплатил за обучение, значительно выше вероятность того, что он его закончит. Востребованность платных курсов стабильно растет — в среднем на 70% каждый год. И у наших курсов относительно невысокая стоимость, в среднем 29 долларов. Кроме того, чтобы быть доступными более широкой аудитории, мы предоставляем финансовую помощь — в первую очередь в развивающихся странах. Еще мы сотрудничаем с некоммерческими организациями, которые бесплатно предоставляют контент в рамках своих программ. Ну и нам необходимо окупать свою деятельность.

— Расскажите подробнее про финансовую помощь.

Кара: Все очень просто: если учащийся не может оплатить курс, Coursera предоставляет обучение бесплатно. Так учится примерно треть пользователей платформы; в России мы предоставили финансовую помощь около 40 тысяч раз. В основном финансовая помощь распространяется на страны с более низким средним доходом. Мы не собираем официальные документы для подтверждения необходимости помощи, достаточно просто ответить на вопросы о финансовом положении, своем бэкграунде, мотивации. Очень важно, чтобы пользователь серьезно относился к намерению пройти курс и хорошо понимал, что он ему даст. И нас не смущает, что, возможно, кто-то обманывает и не хочет платить не из-за того, что у него нет денег. Важнее дать возможность учиться тем, кто действительно ограничен в средствах.

— Многие не заканчивают курсы?

Маша: В зависимости от курса, от 50% до 70% обучающихся проходят программу обучения полностью и получают сертификат об окончании. Чем лучше курс, тем выше этот показатель. Эти цифры сравнимы с результатами в традиционном образовании.

— Я встречал ваше утверждение, что сегодня необходимо персонализировать обучение. Как это работает?

Кара: Очень важно, чтобы контент попадал в запрос обучающихся. Главная идея — ориентировать людей, которые берутся за курсы, чтобы они делали правильный выбор. Если изначальных навыков недостаточно для того, чтобы учить, допустим, язык программирования Java, высока вероятность, что курс не будет закончен. В итоге обучающийся разочаровывается и теряет время. Успешность прохождения курса во многом можно определить еще до начала учебы — она зависит от бэкграунда обучающегося и его мотивации.

Маша: Мы проводим опросы до начала курса, чтобы определить знания и цели обучающегося и понять, реализует ли их программа. После этого даем рекомендации, например: «Учащиеся с вашим уровнем, как правило, заканчивают этот курс». Или не заканчивают, и тогда мы можем посоветовать более подходящую для их цели программу или более ранний уровень этого навыка. К сожалению, пока у нас нет адаптивного обучения, когда в зависимости от одного ответа пользователь уходит на другую ветку обучения. Персонализация контента — это один из наших главных приоритетов в развитии сейчас. Это здорово повышает итоговый эффект от курса и, соответственно, его ценность. И гарантирует, что обучение не станет потерей времени.

Кара: Пока это эксперимент, который проходит на пяти популярных курсах. Сложность здесь в том, что обрабатывать ответы и давать фидбэк должны люди, и на это требуются большие ресурсы. Машинное обучение на платформе пока не развито настолько, чтобы обрабатывать подобные ответы автоматически. Но тесты показывают очень хорошие результаты: благодаря дополнительной ориентации обучающиеся заканчивают курсы намного успешнее.

— Людям все больше приходится совмещать работу и учебу?

Маша: Да, это именно так. Мы оцениваем, в какое время пользователи занимаются на курсах, и видим, что они учатся на протяжении всего дня. Многие учатся с мобильных устройств, это позволяет средняя длина урока — 30 минут. Вывод такой: люди учатся при любой возможности. Вне зависимости от того, в какой сфере ты работаешь, нужно постоянно развивать навыки, чтобы иметь хорошие карьерные перспективы.

Кара: Средний пользователь Coursera — выпускник вуза моложе 35 лет. Это время, когда ты думаешь, как развиваться быстро. Статистика говорит, что миллениалы поменяют карьеру не менее 10 раз за жизнь, поэтому учиться придется постоянно.