В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга «Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера», авторы которой Даниэль Браун и Итске Крамер используют методы классической антропологии и примеры из этнографических экспедиций, чтобы разобраться в том, как устроен бизнес и корпоративная культура. «Теории и практики» публикуют главу о том, чем работа в офисе похожа на жизнь эфиопского племени мурси и как, разобравшись в тонкостях родственных связей в Индии, можно наладить отношения с коллегами, клиентами и конкурентами.

Известно, что в районе реки Амазонки, между Перу и Бразилией, в полной изоляции живет ряд племен. В 2008 году были сделаны фотографии, ставшие первыми зафиксированными свидетельствами существования группы, живущей так глубоко в джунглях. На фотографиях видно, как раскрашенные красной краской воины целятся копьями и стрелами в низко летящий одномоторный самолет (с которого и были сделаны снимки). Представьте себя пассажиром этого самолета. А затем представьте себя членом племени, не имеющего контактов с внешним миром. Как бы вы чувствовали себя, оказавшись в этом районе? Как бы вы реагировали, если были бы туземцем, столкнувшимся с неизвестной угрозой?

В конце концов, почти каждая группа сталкивается с людьми, не принадлежащими к ней. Племенам всегда приходится иметь дело с другими племенами, когда они живут на одной территории или пересекают ее. Какие у них сформируются отношения, зависит от ряда факторов. Встречи групп могут принести хорошие результаты: дружба, браки, торговля и взаимопомощь во времена бедствий. Иногда отношения становятся настолько близкими, что люди называют членов других племен так же, как своих родственников. Но контакт также может привести к враждебности, насилию, войне. В таких случаях на других навешивают ярлык «нелюдей», звучат слова вроде «чужак» и «дикарь». О посторонних говорят как о «чуждом виде», который ведет себя «как дикие звери».

В организациях мы взаимодействуем со всевозможными «посторонними»: конкурентами, клиентами, акционерами, политиками, коллегами, знакомыми, стейкхолдерами. И сталкиваемся с проблемами, аналогичными тем, с которыми сталкиваются племена. Что делать с группами, конкурирующими за ресурсы? Поддерживать договоренности? Сближаться с потенциальными союзниками? В организациях мы находим разные способы решить эти проблемы, от партнерства, отраслевых объединений и лабораторий совместного творчества до конкуренции в продажах, соперничества, корпоративного шпионажа и коррупции. Когда речь идет о клиентах, мы ищем обычаи, язык и образы, которые говорили бы: «Мы одни из вас». Но тут возникает важный вопрос: обсуждаем ли мы как организация свои ожидания и обязательства с клиентами или конкурентами, готовыми к взаимодействию. Мы тратим большие деньги на маркетинг, но знаем ли, кто на самом деле наши клиенты и конкуренты? Или просто навешиваем на них готовые ярлыки? Знаем ли мы, чего они на самом деле хотят и в чем нуждаются? И выполняем ли обещания, которые даем им?

Чтобы извлечь уроки из того, что нам уже известно, мы расскажем вам две истории об отношениях с посторонними. Первая история — о том, как мы воспринимаем наши отношения с другими. Во второй мы поищем ответ на вопрос «Кто принадлежит к вашему внутреннему кругу?».

Если мы верим в рамки

Давайте отправимся… на юг Эфиопии. На землю племени мурси, ярко раскрашенных людей, которые носят большие глиняные диски в губах и ушах. Мурси украшают себя, чтобы стать красивее и повысить статус. Чем больше диск в губе, тем больше уважения. Мы путешествуем не в одиночку, а вместе с двадцатью голландскими туристами на автобусе с кондиционером. Вместе с нами путешествует съемочная бригада.

В таких условиях голландские антропологи Илья Кок и Виллем Тиммерс снимали свой фильм «В кадре — другой» (Framing the Other). Эта захватывающая документальная лента начинается с прекрасных образов мурси. Мы видим, как они наносят на тело краску, вставляют диски в губы и творчески подбирают детали своих нарядов. Они увешивают себя всем, что найдут, начиная с коровьих рогов и заканчивая бусами. Мы также можем хорошо рассмотреть типичного для этого региона туриста. Мы узнаем, какие он хочет сделать снимки и готов ли платить за них. Что делает фильм завораживающим и местами ужасно смешным, так это взаимодействие между двумя группами, мурси и туристами. Ни тех, ни других не интересует, с кем они в действительности имеют дело. Их интересуют только искусственно созданные образы друг друга.

Женщина неподалеку от озера Танганьика. Ар...

Женщина неподалеку от озера Танганьика. Аруша. 1936 год

Восприятие других

В фильме членов племени мурси спрашивают, что за действия с камерами совершают туристы. Мурси не знают. Они видели фотографии, но не понимают, зачем эти штуки нужны и что с ними делают дальше. Но они знают, что туристы платят деньги, чтобы сфотографировать их. Они знают, что если сначала отказаться позировать, потом можно попросить больше, и что туристы лучше заплатят, если вы красиво одеты и у вас в губе диск. Фотография с ребенком на руках стоит больше, чем без ребенка. Поэтому во время фотосессии матери передают детей другим женщинам по кругу, чтобы все желающие могли сфотографировать их.

Женщины мурси примерно представляют, когда приедут автобусы. За пару часов до этого они начинают наряжаться. Они берут друг у друга цветную глину, прикидывают, какое ракушечное ожерелье с какими рогами лучше смотрится, и экспериментируют с формой и цветом украшений. Подготовка проходит весело. Женщины считают туристов глуповатыми: кто станет платить деньги за пару рогов на голове? Прежде у мурси такой моды не было. Женщины начали носить рога специально для туристов. Аналогично раньше они носили диски в губе только в праздники и несколько часов в день ради мужчин, когда те возвращались с работы. Но это было до того, как к ним стали приезжать туристы с камерами. Сначала парами, а потом целыми автобусами.

У туристов тоже есть сложившееся мнение о мурси. Они считают их примитивным народом, который близок к природе (коровьи рога на голове служат тому доказательством). На их взгляд, мурси немного агрессивны и напористы, не очень дружелюбны. Но в то же время туристы очарованы, они стремятся запечатлеть образы красивых женщин. Особенно им нравится, когда женщины позируют с детьми на руках. Когда туристы вернутся домой, эти снимки станут жемчужинами их фотоальбомов.

Когда мы берем в кадр другого человека, мы как бы заключаем его в рамку. Нас интересует не реальная, многогранная личность, а созданный нами образ, основанный на ожиданиях и предположениях, а также (иногда только) на имеющихся у нас знаниях или опыте общения с этим человеком или группой.

Кодекс поведения и экономические отношения между туристами и мурси существуют не между реальными людьми, а между образами, между представлениями о том, какие они и что хотят. Туристам интересен образ примитивных, изолированно живущих мурси. Вот почему они видят именно это, а не сложную экономическую систему, частью которой являются. Мурси в свою очередь воспринимают туристов как ходячие банкоматы; они смотрят на них с любопытством, но им не интересно узнать о них больше. Рамки ожиданий и предположений, в которые мурси и туристы заключают друг друга, со временем становятся заметнее. Мурси наряжаются все экстравагантнее. Туристы с камерами отступают все дальше. Вместо того чтобы играть свои роли, обе группы начинают вживаться в них. Рамки становятся культурными реалиями.

Свадебный танец племени масаи в Танзании. ...

Свадебный танец племени масаи в Танзании. 1936 год

Восприятие других в организациях

В организациях мы также устанавливаем рамки. Возьмем наших клиентов. Маркетинг часто опирается на то, как мы воспринимаем клиентов, а не на информацию, полученную через прямой запрос. Мы редко спрашиваем, что на самом деле нужно клиенту. Вместо этого мы начинаем со своего продукта и рассказываем клиентам, для чего он может быть им полезен.

В США и Скандинавских странах теперь есть профессия, известная как антропологический дизайн. Антропологи дизайна осуществляют деконструкцию структур. Они смотрят, что мотивирует клиентов и как те пользуются продуктами. Они спрашивают, в каких условиях живут клиенты и с какими проблемами сталкиваются. Иногда их работа дает удивительные результаты, которые традиционные дизайнеры и отделы маркетинга никогда не получили бы. Например, на сегодня собрано много информации о том, как пользуются компьютерами люди старшего возраста. Установив рамки восприятия, мы видим неловкого старика, не знающего элементарных вещей, например, как пользоваться сенсорным экраном. Но исследования показывают, что старшее поколение пользуется современными технологиями гораздо более интуитивно и легко, чем нам кажется. Оказывается, для восьмидесятилетних водить пальцем по экрану так же естественно, как и для восьми- и восемнадцатилетних.

В офисе мы заключаем друг друга в рамки, когда, например, работаем с представителями разных национальностей, проходим процесс слияния, берем на работу новых людей или сотрудничаем с другими отделами. Менеджеры устанавливают рамки для рядовых работников, а рядовые работники — для менеджеров. И, как и в случае с мурси и туристами, мы часто слишком сильно вживаемся в образ. Рабочий-мусульманин может громко требовать перерывов на молитву, независимо от того, молится ли он дома. Единственная женщина в совете директоров будет заказывать цветы всем на день рождения. Нового человека, который сразу получил высокую должность, а не поднялся к ней с низов, никогда не будут воспринимать всерьез, а он, в свою очередь, никогда не проникнется ценностями группы. Менеджеры больше не приходят туда, где работают рядовые сотрудники…

Программы, посвященные культурному разнообразию и инклюзии, способны помочь нам избавиться от рамок, увидеть друг друга такими, какие мы есть на самом деле. Но для этого нужно нечто большее, чем расовые и гендерные квоты и план по защите интересов разных групп. Люди в организациях должны понимать, как работают рамки. В своей практике мы добиваемся этого с помощью программы интенсивного диалога, в которой для обучения восьми принципам инклюзии используются специальные фильмы. Затем мы предлагаем те из них, которые будут наиболее эффективны в конкретной ситуации.

В каждой культуре и в каждой организации мы прибегаем к рамкам восприятия, чтобы понять других и наши отношения с ними. Враги они или друзья? Конкуренты или участники совместной работы? Клиенты или коллеги? Следует ли нам радостно приветствовать их или отгонять копьями и стрелами?

От рамок есть определенная польза, но они имеют и побочный эффект. Мы общаемся не друг с другом, а с воспринимаемыми образами. Мы забываем спросить, кто на самом деле тот другой человек, и действуем и ведем себя в соответствии со своими представлениями о нем.

В организациях и в обычной жизни стоит время от времени тщательно пересматривать и обсуждать эти рамки. С помощью программ диалога о культурном разнообразии и инклюзии мы можем начать избавляться от вредных и непродуктивных рамок, созданных нами.

Круги отношений

Давайте отправимся… на землю экономического роста, землю сари, рикш и коров на улицах, где каждый день похож на праздник, полный ярких красок и разнообразия, — в Индию. Мы снова путешествуем не одни, а в компании. На этот раз в качестве гостей американской семьи, которая живет и работает в Индии много лет.

Семья наших хозяев хорошо ассимилировалась. Джон, Мелисса и их двое сыновей предпочитают проводить время со своими индийскими друзьями, а не с другими семьями экспатов. Дети ходят в индийскую школу; они привыкли к индийским манерам, и им нравится принимать участие в частых праздниках, которые являются частью культуры. Однако в повседневной жизни они сталкиваются с недопониманием, в основном небольшим, но иногда весьма значительным.

Прожив в Индии несколько месяцев, Мелисса завязала близкие отношения с несколькими соседями, коллегами и матерями других детей в школе. Однажды во время обязательного учебного курса на работе Мелиссе позвонила ее подруга Лакшми и попросила срочно приехать. Сестра Лакшми готовилась к свадьбе, возникли трудности, и семье понадобилась помощь Мелиссы. Мелисса объяснила, что не может уйти с занятий. Через два часа она получила сообщение, что она должна срочно приехать и помочь. Мелисса снова ответила, что не может уйти, и выключила телефон.

После этого Лакшми заметно отдалилась от Мелиссы, отношения между ними стали прохладными. Мелисса была расстроена, она не понимала, что случилось. Ей не приходило в голову, что дело в том звонке и СМС. Однако спустя несколько недель, на свадьбе сестры Лакшми, женщины поговорили и открыли друг другу глаза на то, чего ожидают друг от друга, и на огромные культурные различия между американцами и индийцами. Они лучше поняли друг друга, и отношения снова потеплели.

Жительница Дар-эс-Салама. 1936 год

Жительница Дар-эс-Салама. 1936 год

Круги отношений

Что случилось с Мелиссой и Лакшми? Несовпадение кругов отношений.

В своем фантастическом блоге о жизни экспата в Индии американец Нил Миллер рассказывает о сетях, которые называет «кругами обязательств». Мы признаем, что отношения между людьми предполагают не только эмоциональную связь, но и определенные межличностные обязательства, однако предпочитаем говорить о кругах отношений. Круги отношений показывают, как структурирована дружба и связи, а также как они определяются через взаимность, обязательства и другие факторы.

Круги отношений

Круги отношений

Уровень 1 — ваша истинная внутренняя группа. Это люди, которым вы одолжите денег, если они попадут в беду, на чей звонок вы ответите в три часа ночи, на чью свадьбу полетите на другой конец света. И наоборот. Они ответят на ваш звонок посреди ночи, расстроятся, если не смогут попасть на важное событие в вашей жизни, будут рядом в трудные времена.

Задумайтесь, сколько людей находится на вашем уровне 1. Семья, если она у вас есть. Вероятно, родители, братья и сестры и лучший друг. У западноевропейцев и американцев на уровне 1 обычно находятся не более шести человек; у некоторых — ни одного.

С людьми на уровне 2 вы определенно связаны, и у вас есть перед ними обязательства, но вам необязательно всегда быть рядом. Вы приглашаете друг друга на дни рождения, но не обижаетесь в случае отказа. Если вы рядом живете, то можете иногда заходить в гости, но почти не видеться месяцами для вас тоже в порядке вещей. Обязательства на этом уровне требуют, чтобы вы отправляли открытку на день рождения, общались время от времени, иногда проводили вместе целый день. Но если человек с уровня 2 попросит у вас в долг 5000 долларов, чтобы открыть собственное дело, будет очевидно, что вы откажете.

Кто находится на уровне 2? Пожалуй, дальние родственники, друзья, появившиеся некоторое время назад, партнер по бизнесу. Стабильна ли ваша группа уровня 2 или с годами люди покидают ее? У жителей западных стран группа уровня 2 обычно подвижна и в ней находится не больше двадцати человек.

Третий круг представлен вашими знакомыми. Родителями одноклассников вашего ребенка. Коллегами, с которыми вы иногда общаетесь. Приятным баристой, с которым вы иногда болтаете в местном кафе. Друзьями по Facebook. Контактами на LinkedIn. Пожалуй, было бы странно просить кого-то из этих людей отвезти вас на прием к врачу в другой город или встретить в аэропорту после ночного рейса. Если кто-то из третьего круга просит вас о помощи, вы, наверное, ее окажете, если вам это не трудно и если вы можете рассчитывать на ответную услугу в будущем. Но если вы не поможете — тут нет ничего страшного.

Люди, с которым вы встречаетесь, но не знакомы лично, составляют уровень 4. Посетители ваших любимых ресторанов, жители улицы, где вы гуляете с собакой, рабочие, забирающие у вас мусор. Перед этими людьми у вас есть социальные и культурные обязанности вести себя прилично и вежливо разговаривать. Вы не кидаете мусор к ним в сад, и, если у вас на глазах с кем-то случится сердечный приступ, вы приложите все усилия, чтобы помочь. Вы можете улыбнуться и поздороваться, особенно если ваши пути раньше пересекались. Но от вас не ожидают ничего, кроме вежливости.

Вышеприведенная модель кругов отношений кажется универсальной, но это совершенно не так. Это западные круги отношений. В Индии они выглядят абсолютно по-другому.

Круги отношений в Индии

Круги отношений в Индии

Если вы индиец, скорее всего, на вашем уровне 1 находится гораздо больше людей, чем у жителя Запада. Там, где европеец или американец насчитает шесть человек, индиец запросто назовет сотню. Со всеми эти людьми вы поддерживаете очень теплые, однако влекущие за собой обязательства отношения. Вы часто ходите друг к другу в гости и ни в чем не отказываетесь помочь. Вы даете взаймы деньги, участвуете в подготовке к свадьбе, помните о днях рождения и навещаете друг друга во время болезни. Вы знаете, как у них дела на службе, присматриваете за их детьми и договариваетесь о работе для того, кому она нужна. Часто уровень 1 индийца включает также уровень 1 его группы. Поэтому он может пригласить на свадьбу людей со своего уровня 1 и с их уровня 1. Нередко на индийской свадьбе собирается 1000–2000 человек. Поддержание такой большой сети отношений требует много времени и энергии, поэтому на других людей мало что остается. Таким образом, уровень 2 индийцев можно сравнить с западным уровнем 4 или даже 5. Вы действуете в рамках приличий, но не имеете социальных обязательств. Жителям западных стран поведение индийцев на публике иногда кажется довольно грубым: они толкаются в очередях, бросают мусор на улицах и никого не приветствуют, выходя к завтраку. Индийцы не чувствуют обязательств по отношению к людям, находящимся за пределами их уровня 1.

Все это объясняет, почему на новоселье к экспату, живущему в Индии, приходит двести человек, когда он приглашал только двадцать, почему все просят у вас визитку, почему член вашей команды берет отгул, чтобы пойти на свадьбу к двоюродному брату двоюродной сестры, почему незнакомые люди не улыбаются вам на улице и почему коллега обижается, когда вы не приходите на день рождения его ребенка.

Вернемся к Мелиссе и Лакшми. С точки зрения Мелиссы, Лакшми перешла с уровня 3 (просто знакомая) на уровень 2 (подруга, с которой у вас теплые отношения и больше обязательств, но все-таки это не тот человек, ради которого сделаешь что угодно). Однако, с точки зрения Лакшми, Мелисса перешла с уровня 2 на уровень 1 со всеми прилагающимися эмоциональными связями и обязанностями. Это несовпадение привело к ухудшению отношений, когда Лакшми просила немедленной помощи с подготовкой к свадьбе, а Мелисса не приехала.

Девушки из племени масаи. 1936 год

Девушки из племени масаи. 1936 год

Специфичные и диффузные отношения

В своей работе, посвященной измерениям культур, Фонс Тромпенаарс (Fons Trompenaars) описывает различные способы, которыми людьми создают и поддерживают отношения. В частности он говорит о специфичных и диффузных отношениях, и эта концепция соответствует концепции кругов отношений. Отношения с другими можно поделить на категории, ограничив взаимодействие до определенных областей жизни или одного измерения. Или же вы можете вовлечь других сразу во множество областей жизни или измерений.

Люди, ориентированные на специфичные отношения, делят свою жизнь на области задач и в каждой играют разные роли. Они формируют специфичные и ограниченные в масштабе отношения для определенных обстоятельств. Например, в офисе я могу играть роль вашего начальника, и в этой роли я представитель власти, сохраняющий определенную дистанцию. Но после работы, зайдя куда-нибудь выпить, я буду исполнять другую роль, и мы будем вести себя как друзья, делиться личной информацией и наслаждаться более непринужденными отношениями. В каждой из этих областей поведением руководит набор неписаных культурных правил. В бизнесе мы обычно переходим «прямо к делу», сосредоточиваемся на «объективных» вещах, таких как цифры, прибыль и убытки, общаемся и ведем переговоры на бесстрастном языке контрактов. Однако, заключив сделку, мы можем решить потратить немного времени и сил, чтобы лучше узнать своих партнеров по бизнесу, — а можем и не решить. Когда речь идет о специфичных отношениях, первый контакт устанавливается легко, напрямую, но хорошо узнать человека очень трудно.

Противоположная ситуация складывается, когда мы ориентированы на диффузные отношения. В этом случае мы расходуем время на то, чтобы действительно хорошо узнать человека, не просто как специалиста в определенной области, а как личность в целом. Мы пускаем людей во многие области своей жизни, чтобы понять, можно ли им доверять, прежде чем начнем вести с ними бизнес. В диффузных отношениях мы меньше делим свою жизнь на категории и анализируем. Границы между различными ее частями и между нашими ролями становятся размытыми. Если для вас главное — это человек в целом, то немыслимо поддерживать связи всего на одном уровне. При диффузном подходе на то, чтобы установить отношения и лучше узнать людей, требуется больше времени, но если вы попали во внутренний круг, то вам доверяют и вы берете на себя все вытекающие из этого обязательства.

В культуре, ориентированной на специфичные отношения, у людей больше свободы говорить прямо. Сказанное в определенном контексте относится только к этому контексту. Замечание, сделанное начальником или коллегой, часто дополняется советом «Не принимай на свой счет». Люди, ориентированные на диффузные отношения, выражаются более уклончиво и менее резко. Яванец всегда говорит «да», даже если имеет в виду «нет». Чтобы понять, какое «да» вам сказали, нужно анализировать контекст. Когда люди спрашивают вас, откуда вы, где учились или с кем знакомы, они ищут связи. Если они находят хоть одну, процесс продвижения во внутренний круг ускоряется. Подобные ускоренные методы важны для всех, но особенно для людей, ориентированных на диффузные отношения.

Волшебное число 150

Люди относятся к типу приматов, способному жить в больших группах. Отчасти это связано с тем, что наш мозг позволяет нам справляться с социальными сложностями, понимать широкий спектр эмоций и межличностную динамику в крупном масштабе. У нас есть язык для обмена информацией, сплетнями друг о друге и совместного сочинения историй. Однако размер сообщества имеет предел, за которым мы не можем эффективно функционировать как группы. Что это за число?

Британский антрополог Робин Данбар (Robin Dunbar) сравнил 21 сообщество собирателей и охотников, от валибри в Австралии до аммассалик в Гренландии, и пришел к выводу, что это число 150 (или, если говорить более точно, 148,4). По-видимому, мы можем поддерживать лояльность и сплоченность и неформально взаимодействовать в группе не более 150 человек. Однако для групп большего размера необходимо устанавливать более сложные правила, иерархию и формальные процедуры. Кроме того, люди начинают организовываться в различные подгруппы, что в конце концов ведет к распаду большой группы. В своей книге «Переломный момент» Малкольм Гладуэлл пишет о гуттеритах, самодостаточном религиозном сообществе выходцев из Европы, которое много поколений следует правилу 150. Каждый раз, когда число жителей их колонии приближается к 150, она делится пополам, образуя две новые.

Женщина и ее дети по пути в Лонг...

Женщина и ее дети по пути в Лонгидо. 1936 год

Внешняя система коллективной памяти

Как считает психолог Дэниел Вегнер (Daniel Wegner), люди, находящиеся в близких отношениях или образующие сплоченные группы, создают что-то вроде внешней системы памяти, опирающейся на коллективное знание. Когда люди расходятся или группы распадаются, люди часто испытывают досаду, депрессию, стресс или смущение. Вегнер предполагает, что это связано с потерей общей внешней памяти. Раньше члены группы могли положиться на память других: один знает все о финансах, кто-то другой — о планировании, а третий — у кого когда день рождения. После распада группы эта память теряется.

В организациях

Каждый круг отношений подразумевает определенные ожидания и обязательства. Как коллегам, друзьям, партнерам, родственникам, клиентам или лидерам нам полезно изучить свою ситуацию, помня о том, что люди действуют в разных кругах отношений, и о том, чем отличаются специфичные и диффузные отношения. Это касается не только случаев, когда вы живете в странах вроде Индии или Индонезии. В западных организациях и сообществах действуют те же принципы.

Возьмем, к примеру, отношения с клиентами. Даниэль пользовалась одним и тем же интернет-провайдером пятнадцать лет, и все это время с помощью рекламы и других способов коммуникации компания намекала на отношения уровня 1. Поэтому, когда связь пропала и Даниэль позвонила в службу поддержки клиентов, она предполагала, что к ней отнесутся как члену внутреннего круга, то есть быстро направят инженера для устранения проблемы. Неудивительно, что она очень расстроилась, когда женщина на другом конце провода сообщила ей, что только клиенты с бизнес-тарифом могут рассчитывать на быстрое обслуживание; вместо этого ей пришлют новый кабель, и она должна будет наладить связь сама. Вот тебе на! И Даниэль мгновенно превратилась из клиента уровня 1 в клиента уровня 2, 3, 4. Она немедленно аннулировала свой контракт.

Если обещания компании относительно уровня отношений с клиентом не соответствуют ее реальному поведению, иначе говоря, когда ожидания клиента расходятся с действительностью, весьма вероятно, что он уйдет.

Можно привести другой пример, из коллегиальных отношений в отдельных профессиональных культурах. Некоторые группы коллег, такие как полицейские, пожарные, врачи или школьные учителя, считают себя одной семьей и гордятся своей сплоченностью. Куинн и Камерон в своей типологии организационной культуры описывают этот феномен с помощью термина «клановая организационная культура». В подобных культурах члены групп тесно связаны друг с другом. Их связи находятся на уровне 2 и даже 1, в отличие от большинства организаций, где контакты коллег относятся в основном к уровню 3. Такой подход хорош тем, что на рабочем месте вы ощущаете тепло и защищенность (прикрываете друг друга во время конфликтов на улице или при работе с пациентом или клиентом). Но есть и недостатки. Подобные культуры могут стать репрессивными и даже деспотическими (вы не даете друг другу негативную обратную связь, вы должны приглашать всех коллег на день рождения). Такие отношения часто затрудняют коммуникацию менеджеров и временного персонала, не знакомого с ситуацией. Когда новые сотрудники общаются с позиции уровня 3, старые жалуются на «равнодушное обращение» и подозревают, что в организации грядут какие-то перемены.

В рабочих отношениях сотрудничества, которые мы видим все чаще, особенно важно, чтобы люди обсуждали свои ожидания по поводу степени близости и взаимных обязательств. Когда одна сторона совместного проекта чувствует за собой больше обязательств по достижению результатов и выполнению соглашений, чем другая, работа часто останавливается на полпути, и возникает разочарование.

Если вы вступили с кем-то в партнерские отношения, одинаково ли вы воспринимаете их уровень? Возможно, вы относите своего партнера по бизнесу к уровню 1 (у вас общий офис, адрес электронной почты и банковский счет, то есть это практически брак). Между тем для него вы всего лишь коллега уровня 2 или 3. Полезно обсудить такие вопросы с новым партнером по бизнесу или со старым, если сейчас все идет не так гладко, как пару лет назад.

Короче говоря, при формировании новых партнерских отношений, особенно международных, будьте внимательны и, если возможно, напрямую обсудите их уровень. В любых отношениях — с внешними сторонами, клиентами, коллегами, бизнес-партнерами или друзьями — четкие формулировки обязательств и ожиданий почти наверняка уменьшат риск развития конфликтов. Однако сначала выясните, насколько прямо можно обсуждать эти вопросы в конкретной культуре, чтобы не показаться грубым.

Отношения соединяют нас как эмоциональными связями, так и взаимными обязательствами. Символически эти связи можно представить в виде кругов. Но в разных уголках мира круги отношений имеют разный характер. В одних культурах внутренняя группа, перед которой у вас множество обязательств, гораздо шире, чем в других. В каких-то культурах вы должны вести себя гораздо вежливей с малознакомыми людьми, чем в других. Когда двое по-разному понимают круги отношений, это может привести к непониманию и обострить культурные противоречия.

Невысказанные ожидания, касающиеся близости и обязательств, могут влиять на отношения в организациях и между ними. Когда мы имеем дело с человеком, который для нас находится на уровне 2, а мы для него — на уровне 1, неизбежно разочарование, конфликт и разрушение связей. Полезно обсудить, что вы ожидаете от отношений, даже если у вас нет под рукой круговой модели.