Брэдли Биркенфельда называют крупнейшим информатором о налоговых преступлениях в истории. Работая в швейцарском банке UBS, он узнал о серьезных финансовых махинациях и после увольнения сообщил властям США о секретных счетах, с которых американские граждане не платят налоги. В итоге Америка вернула более 12 миллиардов долларов в виде налогов, штрафов и прочих санкций, а Биркенфельд отсидел 30 месяцев в пенсильванской тюрьме (но после освобождения получил от правительства США награду в 104 миллиона долларов). Обо всем этом Брэдли написал книгу «Игра Люцифера», которая вышла на русском языке в издательстве «Альпина Паблишер». T&P поговорили с автором о глобальном заговоре богачей, швейцарском нейтралитете и американской коррупции.

— Как вам пришла идея написать мемуары?

— Каждый хочет рассказать свою историю правдиво и точно. А я был в эпицентре одной из самых невероятных историй в мире: один парень изменил индустрию, в которой вращаются триллионы долларов. И книга представилась мне лучшей возможностью очистить ее от фантазий СМИ и американского правительства. Я хотел, чтобы обычные люди осознали уровень коррупции в США и внутри крупнейшего швейцарского банка UBS. Чтобы все окончательно убедились в том, что миром правят богачи. Моя история — это поединок Давида и Голиафа. Это триллер со счастливым концом о борьбе с банковским монстром и о том, что на самом деле происходит между государством, банком и богатыми людьми.

Я искренне верю, что совершил крестовый поход, — пусть даже некоторые полагают, что я сделал все ради денег. На самом деле я начал раскрывать мошеннические схемы UBS за полтора года до того, как появился закон, по которому я смог получить вознаграждение от Налогового управления.

— Вы говорите о своей истории как о благородной миссии. Почему же вы оказались в тюрьме?

— Потому что американское правительство коррумпировано, и оно было в ярости. Я вскрыл крупнейшее налоговое преступление в мире, которое длилось десятилетиями. Представьте себе, 19 тысяч американских клиентов и офшорные счета на 20 миллиардов долларов. И это только один банк из 130 в Женеве (нет смысла даже думать о Цюрихе). Не то чтобы в каждом швейцарском банке были американские деньги, но во многих были. Люди прятали деньги, и далеко не все были заработаны легальным путем. Речь и о наркоторговле, и о проституции, и о взятках — всего узнать нельзя, но когда система настолько непрозрачна, это именно то, что происходит.

Даже страшно представить, сколько политической власти было сосредоточено в руках этих людей: генеральных директоров, сенаторов, миллиардеров. И вот я оказался крайним, потому что все это всколыхнул. Я обратил внимание правительства на то, с чем они не могли (или не хотели) разобраться в течение полувека. Бюрократы ненавидят информаторов, потому что в таких делах слава достается не им. Я как бы спросил их: «Где вы, сволочи, были все это время? Либо вы слишком тупые, чтобы увидеть, куда утекают деньги, либо просто закрывали на это глаза».

И американские политики, и ЦРУ, и им подобные всю дорогу отмывают деньги через Швейцарию. Например, деньги из Афганистана и Вьетнама, полученные с продажи наркотиков. Обама брал на свою кампанию деньги UBS, он тоже ко всему этому причастен. Да этот человек отправил из Женевы частный самолет денег в Тегеран — полтора миллиарда долларов наличными! Весь мир повязан. Пиночет, Тито, Каддафи, Осама бин Ладен — все ниточки ведут к секретным номерным счетам в Швейцарии, о движении денег на которых никто не знает. Конечно, то, что я призвал к ответственности банк с крупнейшим числом офшорных клиентов в мире, вызвало гнев. Они все думали, что это может продолжаться вечно.

— С чего все это началось исторически?

— Когда Гитлер пришел к власти, он готов был убить каждого, кто выводил деньги за пределы страны. И в 1934 году Швейцария ввела в свою Конституцию статью 47. С этого момента Швейцария ни при каких обстоятельствах не выдала бы имя того, кто открыл там счет в банке. Они одновременно вели дела с нацистами и американцами, формально сохраняли нейтралитет в войне и просто брали у всех деньги. И когда после войны США вмешивались в дела других стран, а СССР строил Берлинскую стену, когда страны-победители выносили из Германии золото и картины, Швейцария играла по обе стороны. Куда делись все деньги, замешанные в этом дележе?

В эту идиотскую игру в нейтралитет люди продолжают играть и сегодня. Штаб-квартира ООН в Женеве? Красный Крест в Женеве? Ах эта маленькая нейтральная страна!

— Ваша борьба с UBS началась как личная месть бывшему работодателю. В какой момент это переросло в социальную миссию?

— Назвать это местью было бы упрощением. Все началось с того, что коллега принес мне трехстраничный документ, который нашел во внутренней сети банка и о котором нам было ничего не известно. Этот документ запрещал все то, что входило в наши прямые обязанности, и банк не планировал защищать нас и наших коллег, клиентов или акционеров. В этот момент я осознал, что меня втянули в незаконную деятельность и я не хочу в ней участвовать. Мы были убеждены в том, что наша деятельность соответствует Конституции и швейцарским законам. Но свою деятельность мы осуществляли за границей, и там швейцарские законы уже ничего не значили: нельзя приехать в Пенсильванию и заняться там проституцией или приехать во Флориду и начать продавать там наркотики. Банк продолжал свою деятельность, осознавая, что она нелегальна.

«Моими клиентами были состоятельные американцы. Да, они прятали в офшорах деньги, скрывали их от жен и партнеров по бизнесу, но это же не колумбийские наркокартели. Я не боялся»

— Вы не только засудили своего работодателя, но и восстали против собственных клиентов.

— Напрямую судился с банком я только из-за своего бонуса, который мне отказались выплачивать при увольнении. Бонус я в итоге получил. Когда я начал информировать правительство США о мошенничестве, я просто делал то, что считал правильным.

— И все же вы не боялись мести со стороны бывших клиентов?

— Моими клиентами были состоятельные американцы. Да, они прятали в офшорах деньги, скрывали их от жен и партнеров по бизнесу, но это же не колумбийские наркокартели. Это такие же люди, как мой отец, успешный нейрохирург на пенсии. Я не боялся.

— Как отреагировали на ваше решение бывшие коллеги?

— Я был там единственным американцем, и мои коллеги-швейцарцы были очень напуганы. У них были ипотеки от UBS, кредиты на автомобили, их дети ходили вместе в школу. Все это была одна большая дружная семья. Чего бунтовать, когда есть хорошие отпускные, достойная зарплата, безопасное общество? Все были счастливы. Проблемы начались, когда я обнаружил, что банк нам, своим сотрудникам, врет. Мои коллеги боялись наказания, но у меня был другой бэкграунд. Я считаю, что защитил их, ведь в один прекрасный момент все бы всплыло на поверхность и банк уничтожил бы всех, кто мог встать у него на пути.

— А семья одобрила ваши действия?

— Меня поддержал отец, но больше всего — мой старший брат Даг, которому я и посвятил книгу. Он адвокат и помог мне с юридическими тонкостями. Вообще, моя семья, мое детство и сделали меня борцом. Пока я рос в Бостоне, я играл в хоккей и американский футбол, учился в военной школе, затем учился в Лондоне и Швейцарии. У меня всегда была хорошая жизнь, но я постоянно тяжело работал и бросал себе вызовы. Я все делал сам и никому не доверял, когда рассекречивал деятельность UBS.

— Как вся та информация, которую вы рассекретили, отразилась на законодательстве и международных отношениях?

— UBS заплатил американскому правительству штраф в 780 миллионов долларов, уволил швейцарских топ-менеджеров и впервые в истории раскрыл имена 4700 владельцев номерных счетов из США. В страну уже вернулось порядка 15 миллиардов долларов. 100 швейцарских банков подписали соглашение с американским правительством, и 100 тысяч граждан США теперь платят налоги. Швейцария изменила законы и ввела программу международного обмена информацией в том, что касается налоговых вопросов. Деятельность UBS расследуют в других странах. И все это благодаря одному человеку. Удивительно, правда?

— Когда Налоговое управление выплатило вам вознаграждение, вы переехали в другой штат, чтобы не платить с него налоги. Это что, выражение протеста?

— Да, в Нью-Гэмпшире нулевой подоходный налог. И я переехал из Массачусетса на 50 километров к северу, чтобы сэкономить кучу денег. Совершенно легально. Обычное бизнес-решение, ничего личного.

— Чем вы занимаетесь после выхода из тюрьмы?

— Я поддерживаю других информаторов, читаю лекции и даю деньги тем благотворительным организациям, чью деятельность считаю осмысленной. Я живу на Мальте и много путешествую. В Штатах я жить не хочу, потому что не хочу быть причастным ко многим процессам, которые там происходят. Я счастливый человек, потому что могу не работать, а встречаться с друзьями и заводить новых. Стараюсь заниматься самообразованием: изучаю историю, архитектуру, кулинарию. Продолжаю бросать себе вызовы.

— Ваша книга написана почти как художественный текст, и ее главный герой напоминает спецагента. Вы и правда себя так воспринимаете?

— Джеймс Бонд путешествует, проводит время в обществе красивых женщин и постоянно оказывается в опасных ситуациях. Я бывал в местах от Монако до Макао и Москвы, вел интересные дела с незаурядными людьми, ездил на красивой «Феррари», летал частными самолетами и управлял огромными деньгами. Вообще-то, мне все равно, ем я икру или пиццу, главное — компания. Я, может, и не Бонд, но вся эта атмосфера благосостояния и тайных операций… Да, это бондиана.