Считается, что поколение миллениалов росло на идее о важности высокой самооценки. Их учили любить себя и верить, что они особенные. В итоге при таком отношении к себе даже мелкая неудача или ошибка могут показаться трагедией. О том, почему иногда надо просто признать собственную неуникальность, чтобы жизнь стала проще, рассказало издание Aeon. «Теории и практики» пересказывают главное.

В 2000-х появились работы на тему такого явления, как самосострадание. Кристин Нефф, исследовательница из Техасского университета, дает ему определение: проявлять самосострадание — значит принимать собственные страдания и сочувствовать им, относиться к себе с заботой и добротой, смотреть на свои несовершенства и ошибки с пониманием и без осуждения.

Ученые пробовали сравнивать самосострадание и чувство собственной значимости. Например, в ходе одного из исследований они попросили студентов колледжа вспомнить какие-нибудь унизительные случаи из школьных времен. Затем некоторым из них нужно было описать ситуации, в которых другие люди могут пережить то же самое, и проявить по отношению к себе такое же беспокойство и такую же доброту, как если бы речь шла о попавшем в неприятное положение друге. Другим студентам дали задания, которые будили чувство собственной важности: им велели перечислить собственные положительные качества и объяснить, почему все неловкие истории на самом деле случились не по их вине.

«Мы важны и мы достойны любви, но лишь потому, что все люди важны и все ее достойны. Мы что-то значим лишь потому, что другие тоже что-то значат»

По мнению ученых, чувство собственной важности заставляет нас поверить в то, что если с нами происходит какая-то глупость, то мы в этом не виноваты, в то время как самосострадание помогает нам признать свое участие в происшествии. Если на человека, который относится к себе с состраданием, ночью нахлынут неприятные воспоминания, то он скажет: «Ну да, и правда вышло неловко. Ну и что? Многие позорятся точно так же». В результате исследование показало, что участники, в которых ученые пытались пробудить ощущение собственной значимости, чувствовали себя хуже, чем те, кто смотрел на себя с состраданием.

Самосострадание — это в том числе признание того, что наш опыт — лишь часть общечеловеческого, он не уникален. У нас появляется возможность взглянуть на себя со стороны и понять, что у нас гораздо больше общего с окружающими, чем кажется. Так что, если мы ошибаемся, логичнее подумать не «бедный я», а «ну что ж, все ошибаются». Все страдают — это в нашей природе.

Отношение, которое базируется на этой идее, можно назвать самобезразличием. Оно предполагает, что, когда дело доходит до каких-то неловких моментов, мы рассматриваем все свои недостатки, признаем, что да, возможно, эта ситуация и вправду была неприятной, и пожимаем плечами. Как ни странно, мысль о том, что не такие уж мы и уникальные, может действовать весьма успокоительно.

По сути, самосострадание и самобезразличие — это новые названия для старой концепции; раньше такое отношение к себе называли смирением. Сегодня мы порой используем это слово, когда говорим о самоуничижении, но у исследователей другой взгляд на это качество. Люди, у которых оно развито, не концентрируются на своих недостатках. Точнее, они в принципе не особо концентрируются на себе. Это не значит, что они не заботятся о собственных интересах, они просто понимают, что их интересы тесно связаны с интересами окружающих. Мы важны и мы достойны любви, но лишь потому, что все люди важны и все ее достойны. Мы что-то значим лишь потому, что другие тоже что-то значат. Поэтому, возможно, наивысшее проявление самосострадания — это перестать зацикливаться на себе.