Проект «Старый фонд» начинался как инстаграм и паблик с фотографиями уникальных интерьеров петербургских квартир, найденных на сайтах недвижимости. Но уже через год его создатель Максим Косьмин начал сам искать интересные локации, более подробно рассказывать о найденных артефактах и даже устраивать экскурсии по самым ценным объектам. В новом выпуске регулярной рубрики T&P «Посты и каналы» он объяснил, зачем рассказывать истории старинных квартир и вдохновлять людей сохранять и реставрировать исторические интерьеры.

Максим Косьмин

создатель проекта «Старый фонд» (ВК, Instagram)

Изначально проект никак не был связан с профессией: просто внезапно появился интерес к самым труднодоступным местам исторического Петербурга — квартирам. Всего ему около трех лет, при этом активная фаза длится всего два года. Активной фазой я называю момент, когда я сам начал вести инстаграм и ходить по квартирам, а не просто искать фотографии на сайтах недвижимости. Развитие шло естественным путем — как хобби в свободное время. Но сейчас это уже что-то большее, чем хобби. Конечно, самый ценный результат, который уже можно наблюдать, — растет число людей, интересующихся уязвимыми интерьерами, которые являются неотъемлемой частью исторической ткани города. Люди вдохновляются публикациями и реставрируют лепные потолки в своих квартирах вместо того, чтобы закрыть их натяжным потолком. Реставрируют деревянные окна вместо того, чтобы поставить пластик. Сохраняют двери и фурнитуру. Во многих случаях это результат важной культурной пропаганды, которой занимаюсь я и мои коллеги, ведь нередко интерьеры вообще не охраняются законом, и все зависит лишь от культурной подготовки собственников.

Проект стал интересен людям по нескольким причинам. Во-первых, это как подглядывание в замочную скважину: а как там у них, в этих старых квартирах? Во-вторых, людям всегда интересны контрасты и эстетика упадка. Когда они видят советскую стенку под расписным потолком в коммуналке — это всегда впечатляет чисто интуитивно. В-третьих, это одна из возможностей узнавать новое, ведь публикации я сопровождаю комментариями об архитектуре малых форм, истории быта, известных жильцах и так далее. Есть очень много тем, которые можно затронуть, показывая квартирные интерьеры. Важно, что я публикую только квартиры: парадные или фасады могут промелькнуть разве что в дополнение к самой квартире. Думаю, что такая концепция моноинстаграма тоже привлекла многих из подписчиков. Конечно, читатели нередко приглашают в гости, и я чувствую огромную обратную связь, особенно в инстаграме.

«Люди вдохновляются публикациями и реставрируют лепные потолки в своих квартирах вместо того, чтобы закрыть их натяжным потолком. Ведь нередко интерьеры вообще не охраняются законом, и все зависит лишь от культурной подготовки собственников»

У меня нет постоянной команды: все пишу и фотографирую сам. Впрочем, есть ряд знакомых краеведов, искусствоведов и исследователей (например, печей или витражей). С ними я нередко консультируюсь. Когда готовлю публикацию — главное, чтобы она была интересна мне самому. Над постом могу думать либо всего 10 минут, либо вынашивать идею неделями. Все индивидуально. Исторические материалы в первую очередь ищу в интернете, в архивах и библиотеках, но главный информационный ресурс — жильцы.

Проект пока почти не монетизирую и сознательно отказываюсь от большей части рекламных предложений. В первую очередь он некоммерческий, и лишь изредка я зарабатываю на экскурсиях или делаю более-менее тематические сторис по бартеру. Но планирую монетизировать его за счет сторонних проектов, которые уже готовятся: иммерсивное шоу в старой квартире, книга о квартирах и старожилах старого фонда, документальный фильм, тоже о жильцах и их квартирах. Все это я делаю, конечно, не один, а с друзьями-партнерами.