Профессии меняются: все больше задач на себя могут взять роботы, одни специальности исчезают, им на смену приходят другие. Как этот процесс может повлиять на труд архитекторов? Их работу тоже скоро будут выполнять машины — или существуют иные пути развития профессии? 10–12 сентября 2018 года в институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» прошла конференция «Архитектор будущего», участники которой обсудили влияние технологий на профессию архитектора, поговорили о потребностях девелоперского рынка, а также обозначили траектории развития архитектурного образования. T&P законспектировали сразу несколько докладов, лекций и дискуссий.

Марко Михич-Ефтич

Архитектор, преподает в МАРХИ, возглавляет продукт группы компаний «ПИК»

Арпан Бакши

Ассоциированный партнер архитектурного бюро Foster + Partners в Лондоне, организует события на платформе performance.network

Дже Ан

Архитектор, основатель и глава лондонского бюро Studio Weave, директор междисциплинарной студии Project 00, соавтор нескольких работ о том, как меняются сценарии городской жизни

Денис Леонтьев

Генеральный директор и сооснователь КБ «Стрелка»

Бенджамин Браттон

Директор программы «The New Normal» института «Стрелка»

Города будущего будут умными и энергоэффективными, а транспортные системы — трехмерными

Арпан Бакши: Сегодняшние проекты должны создаваться с учетом будущей ситуации — например, если меня попросят спроектировать гараж, то я должен буду учесть, что в будущем, возможно, у людей уже не будет собственного транспорта, и тогда строить гараж просто не будет смысла. Архитектурные бюро должны работать как инкубатор, продумывать то, как пространство будет жить в будущем. […]

В будущем город начнет двигаться в третьем измерении, мы выйдем за пределы улиц на земле и под землей и переместимся на улицы в небе. И это не фантастический фильм — у нас уже есть потенциальные клиенты, которые хотят, чтобы мы проектировали будущие города с учетом того, что там будут летающие автомобили. У архитекторов будущего вообще будет расширенное понимание транспортных систем. Мне кажется, их будет изучать отдельная дисциплина, а архитекторы начнут разрабатывать здания, напрямую взаимодействующие со средствами передвижения. Уже сегодня архитектор должен понимать, как работают системы общественного транспорта и как здания будут в связи с этим изменяться.

Города будущего будут умными, работать они будут на электричестве, и это создаст новый набор ролей для архитекторов будущего.

Уже сейчас мы начинаем думать об устойчивом развитии. Например, заправка будущего будет индукционной, встроенной в улицы. Ваш автомобиль просто стоит на асфальте и заряжается. Мы в Foster + Partners уже работаем над проектами, когда здания и припаркованные автомобили используют одни и те же источники энергии, более того — здание помогает заряжать автомобиль, а автомобиль помогает заряжать здание в течение дня. Таким образом автомобиль коммуницирует с городом, отдавая энергию в рамках единой экосистемы, и город справляется с пиками спроса на электричество. Этот взаимообмен электроэнергией может сократить количество электростанций, которые нам нужны. А если представить мультипликацию эффекта Uber на весь транспорт, тогда, возможно, и улицы можно было бы перепроектировать, выделив больше парковых пространств или пешеходных зон на замену бывшим автомобильным улицам.

Денис Леонтьев: В 1940-е и 1950-е годы автомобиль изменил мир; расстояния, ширина дорог (спальные районы — это все результат трансформации города под автомобиль). Диджитализация пространства — это некое обратное движение, направленное в центр. В ближайшие десять лет цифровизация изменит облик городов по всему миру так же сильно, как когда-то изменил автомобиль.

Интенсивность использования пространств сегодня гораздо важнее их плотности. Настала пора не строить, а настраивать города.

Нужно понять, как увеличивать интенсивность использования этих пространств, как делать их более актуальными и соответствующими нуждам людей. Причем потребности меняются быстрее реализации: часто бывает так, что объект еще не успели достроить, а необходимость в нем уже пропала.

Российские города — хорошая площадка для экспериментов

Денис Леонтьев: Качество среды российских городов катастрофическое. Они не приспособлены к современному образу жизни, остались в индустриальной эпохе, а язык, на котором мы создаем жилье — все эти наши СНиПы, — создан в 60-е годы прошлого века. В то же время они достаточно уникальны: не только что построены, как в Китае, когда процесс урбанизации еще не завершен, и не так развиты, как в Европе. А потому в них удобно развивать различные технологии умных городов, internet of things и пр.

© panimoni / iStock

© panimoni / iStock

Архитектор должен уметь смотреть на проект глазами жителей

Денис Леонтьев: Сегодня все говорят о том, что невозможно делать проект без жителей. Есть два ключевых фактора: определенность проекта, который вы показываете публике, и вовлеченность людей в проект, который вы хотите реализовать. Чем выше определенность, тем меньше вовлеченность. Вы должны понимать: как только вы показали людям готовый проект, вы их не заставите высказать свое мнение. Поэтому нужно сначала вовлекать жителей в процесс реорганизации городской среды и уже потом переходить к проектной документации.

В проектировании мне кажется правильным переход от проектной модели (я придумал идеальную модель и через тернии тащу ее к звездам) к модели управления эффектом. Нужно забыть про идеальный образ, который вы хотите воплотить, а понять, какой эффект вы желаете получить от изменения городского пространства.

Дже Ан: Для начала можно просто вместе выпить кофе. Так вы узнаете, что кто-то из местных жителей умеет делать художественные инсталляции, другой хорошо работает с деревом, третий каменщик и т. д. Все это очень полезно и ресурсно… На самом деле градостроительство всегда сводится к истории отдельного человека.

Архитектор должен уметь смотреть на проект глазами девелопера

Марко Михич-Ефтич: Архитектор и девелопер — это две роли, между которыми происходит главное противостояние. Девелопер больше всех рискует, и он демотивирован этими рисками. Он не желает инноваций, он хочет сделать так, чтобы точно получить деньги, которые вложил. Архитектор мотивирован идеями и мало рискует. Зачастую он не пытается встать на позицию девелопера и понять, что нужно бизнесу.

По статистике, строительство — единственная отрасль, продуктивность которой с 1960-х годов только падает. Это происходит как раз из-за столкновения интересов архитекторов и девелоперов. Зато, когда они объединяются, получаются шедевры. Если поместить человека со знанием архитектора в условия девелопера, будет чудо. Потому что он наконец-то начнет реально оценивать свои риски.

Архитектура — это командная работа

Марко Михич-Ефтич: Профессия архитектора сильно трансформируется в последние годы: есть архитекторы-проектировщики, визионеры-идеологи, программисты, активисты, дизайнеры, политики, технологи, экономисты, журналисты, художники, концептуалисты. У нас миллион разных профессий и специализаций. Быть архитектором — значит уметь объединять огромное количество разных людей вокруг большой сложной идеи. У архитектора широкие знания, он умеет разговаривать на профессиональном языке почти с каждым своим смежником.

Арпан Бакши: Если раньше проекты были основаны на одном чертеже, то сейчас все максимально усложняется и скоро главной задачей архитекторов станет координация разных дисциплин, они будут работать как кураторы или координаторы общего видения. Поэтому уже сегодня нужно понимать, как собрать проектную команду, в которой должны быть люди, получившие разное образование и работающие в различных областях.

Профессии будут все больше специализироваться. Поэтому студентам имеет смысл задуматься уже сейчас, чем именно они хотят заниматься в будущих проектах.

Например, я начал работать просто как архитектор, а после программы переподготовки понял, что хочу заниматься исключительно проблемами устойчивого развития и созданием экологичных систем энергопотребления для разных зданий.

Денис Леонтьев: В КБ «Стрелка» работает порядка 300 человек. Процентов 30 из них — архитекторы-градостроители, но наша работа делается не только архитекторами. У нас есть центры антропологии и городской экономики, есть люди, которые занимаются вовлечением. Антрополог вместе с архитектором могут сделать хороший городской проект, экономист с политологом тоже в состоянии придумать неплохое решение. История о том, что архитектор сам может нарисовать проект и потом его реализовать, закончилась, бал правит мультидисциплинарность.

Дже Ан: Когда-то давно вообще не было авторской архитектуры, просто кто-то придумывал идею, кто-то помогал строить здание, в какой-то момент этот процесс стал более персонализированным, и вот у нас есть архитекторы. Сейчас коллективное усилие в некоторой степени возвращается, но, как мне кажется, в этом все еще много личностного, авторство по-прежнему имеет ценность и никуда в ближайшее время не денется.

© panimoni / iStock

© panimoni / iStock

Архитектор будущего умеет кодить и не боится искусственного интеллекта

Арпан Бакши: Чему нужно учиться архитектору будущего? Во многом тому же, чему мы учимся сейчас или в последние пять лет. Но все это будет работать гораздо быстрее, с автоматизацией рабочие процессы будут ускоряться, а сама работа будет усложняться. Проблемы, с которыми мы будем иметь дело, станут крупнее, это будет уже не просто создание постройки как объекта архитектуры. Мы должны учиться кодить, работать с большими данными, нам нужно знать, как устроена наша планета, что такое экология и долгосрочное развитие. Еще несколько лет назад я даже не думал о том, что такое машинное обучение, а сейчас во многих архитектурных бюро есть специалисты в этой области. […]

Конечно, мы уже используем много вычислительных мощностей в нашей работе. Запускаем программы симуляции, которые виртуально множество раз тестируют модель. Огромное количество чертежей уже производится автоматически. Но компьютер не имеет четкого представления о том, каким должно быть здание, не может обозначить приоритеты. И мы, архитекторы, как раз должны учиться формировать видение пространства в будущем. Хотим ли мы видеть мир с чистым воздухом, с грамотным использованием ресурсов, отвечающим не только нашим сегодняшним потребностям, но и будущим людям и зданиям? В такой ситуации архитектор становится властителем роботов, потому что у него есть это понимание.

Денис Леонтьев: Мы в КБ много думаем о будущем, но для нас излишнее внимание к будущему, как и неумеренное увлечение прошлым, означает боязнь настоящего. В наших проектах мы смотрим, чтó сегодня мы можем сделать, чтобы сформировать будущее, в котором мы можем оказаться.

Бенджамин Браттон: В архитектуре хватает людей с хорошими идеями, а вот с клиентами у нас проблема.

Иногда мне кажется, что нужно перестать учить архитекторов и просто пять лет учить клиентов, которые бы потом пришли и заказали у архитекторов все, что мы тут с вами обсуждаем.

Конференция «Архитектор будущего» прошла в рамках образовательной программы АРХИТЕКТОРЫ.РФ, инициированной ДОМ.РФ и Институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» при поддержке Минстроя России.

Фотографии: Strelka Institute, Moscow Urban Forum