Платформа FutureOfSex.org вместе с производителем секс-игрушек Fleshlight и сервисом Naughty America представили исследование Virtual Intimacy о перспективах VR в области секстеха (сфере решений, направленных на развитие сексуальности при помощи современных технологий). Укрепление отношений, новые способы секс-просвета и преодоление эректильной дисфункции — авторы доклада обещают, что виртуальная реальность может решить самые разные проблемы. T&P изучили особенности секса в VR-очках и спросили у экспертов, что обещают и чем грозят новые формы близости — и при чем тут властные отношения и область символического.

Шепот и прикосновения

Нынешние VR-технологии, как правило, работают с изображениями и звуками, но активно стремятся к тактильным ощущениям. «Сейчас именно то время, когда может возникнуть новый тип контента, где изображенные объекты будут не только видны, но и ощутимы тактильно. Это вызывает большой интерес у инвесторов, в том числе производителей порнографии и видеоигр, но по цифрам они далеко не на первых местах», — рассказывает Александр Ветушинский, сотрудник Московского центра исследований видеоигр и преподаватель философии МГУ.

Сочетание аудиовизуальной симуляции реальности в очках и буквальной стимуляции тела лежит в основе концепции «виртуальной интимности». Переход к ней возможен благодаря интернету вещей — технологии, которая связывает между собой не только компьютеры и смартфоны, но и повседневные вещи — от кофеварки до секс-игрушек.

Девайсы, обещающие приблизить секс в виртуальной реальности, одновременно синхронизируются с образом в очках и позволяют управлять игрушкой партнера из любой точки мира.

Все это — часть более общих трендов: интерактивные видеоигры, растущая популярность порно, развитие индустрии digital-наслаждений. Но пока интерфейсы и устройства, которые смогут предложить тактильные ощущения от виртуальной реальности, только разрабатываются, первыми попытками прощупать новую онлайн-чувственность становится ASMR (Autonomous sensory meridian response) — видео, в которых шепот, постукивание, дыхание, определенный тембр голоса стимулируют звуковые, тактильные и когнитивные ощущения, отмечает культуролог Оксана Мороз.

«Ты мне нужен только не для секса»

Предполагается, что виртуальная реальность может улучшить уже сложившиеся сексуальные отношения: решить проблему долгих командировок, помочь при эректильной дисфункции или психологических травмах одного из партнеров, скрасить сексуальную жизнь тех, кто переживает послеоперационный период.

«Одна из проблем парных отношений состоит в том, чтобы определить диапазон приемлемых сексуальных практик для обоих»,

— объясняет кандидат психологических наук и завкафедрой практической психологии Шанинки Борис Шапиро. Секс в виртуальной реальности обещает помочь с разногласиями по поводу сексуальных предпочтений и, как следствие, с эмоциональным охлаждением. Но Шапиро считает, что виртуальный контакт не позволяет ощущать запахи и настоящие тела, которые принципиально важны для близкой связи, и видит перспективы VR только как в инструменте самопознания, но не в контексте отношений.

«Мы не знаем, как будут развиваться такие технологии. И если помечтать, то можно представить, как публичное восприятие отношений и сексуальности придет к тому, что мы будем выбирать партнеров исключительно из платонических соображений и не будем обращать внимание на физическую привлекательность и какую-то страсть. Вместо этого у каждого будет специальная машина для секса с технологией виртуальной реальности, а встречаться люди будут просто потому, что им приятно проводить время друг с другом», — полагает Ветушинский.

© Adam Pizurny / Giphy

© Adam Pizurny / Giphy

Просвещение и фантазии

VR предлагает большую свободу фантазии — от иммерсивной реальности и полностью выдуманных миров до возможности примерить другое тело. Поле для экспериментов в одиночку и вместе с партнерами расширяется до бесконечности, а возможности для исследования собственной сексуальности выходят на принципиально новый уровень. «На мой взгляд, такие технологии станут очень актуальны именно сегодня на фоне обсуждений, каким секс был прежде, что изменилось в нем сегодня и будет ли он таким, как раньше. VR может стать комфортной территорией для тех, кто чувствует себя неуверенно», — считает Александр Ветушинский.

Шапиро с ним не согласен: «Так называемая половая мораль сегодня очень сильно либерализована. Раскрепощение уже произошло, и, на мой взгляд, виртуальная реальность ему не поспособствует, а может только усугубить проблемы тех, у кого они уже есть. Несколько исследований подтверждают, что просмотр порнографии негативно влияет на тех, кто не уверен в себе». Он полагает, что секс в виртуальной реальности может спровоцировать отчуждение от физического тела и, как следствие, сложности с тактильной коммуникацией (хотя и отмечает, что VR имеет большой потенциал в сфере сексуального образования в силу большей наглядности).

До сих пор у человека не было возможности сменить надоевшее несовершенное тело на новое гиперреальное, так что, какими будут последствия, судить пока рано.

Профессор и содиректор программы гендерных исследований ЕУ Анна Темкина напоминает, что использование любых технологий всегда зависит от социального и культурного контекста и вряд ли изменит сложившиеся сексуальные и гендерные отношения: «Например, в России, где государство с большим подозрением относится к сексуальному просвещению, технологии останутся только технологиями». С тем, что VR будет воспроизводить привычный символический порядок, согласен и Ветушинский: «На фоне обсуждения скандалов с Харви Вайнштейном и другими видно, что у людей возникает паника, как если бы привычный мир рухнул. Как теперь отличить секс от насилия? Может ли вообще секс не быть насилием? Это дает производителям VR-контента неожиданное преимущество: они могут помочь людям воплотить то, что в реальной жизни теперь осуждается».