Философ Гипатия Александрийская прославилась еще в IV веке. Несмотря на это, роль женщин в учебниках по истории философии оставалась незначительной до середины прошлого столетия. Если Элоизу невозможно представить без Абеляра, то Ханна Арендт и Симона де Бовуар стали не менее влиятельными, чем их партнеры. T&P собрали 11 ярких исследовательниц, которые осмысляли Платона и Фому Аквинского, изобретали техно-утопии и новые формы демократии.

Гипатия Александрийская

370–415 гг.

Неоплатонистка Гипатия — первая известная женщина в науке. Получив образование благодаря своему отцу Теону Александрийскому, она продолжила его дело в Александрийском мусейоне — преподавала математику, астрономию и философию. Благодаря незаурядному уму Гипатии удалось собрать вокруг себя интеллектуальный кружок, в который входили сановники и перспективные мыслители. Философ имела влияние даже на самого префекта Александрии — Ореста. Несмотря на то что ни одна из ее философских работ (комментарии к сочинениям Аполлония Пергского, Диофанта Александрийского и др.) не уцелела после разгрома Александрийской библиотеки, к образу Гипатии постоянно обращаются в современной культуре — от рок-музыкантов и голливудских режиссеров до писателей и философов. Например, в своем романе «Баудолино» Умберто Эко описал женское племя последовательниц Гипатии, которые отличались невероятным умом.

Кристина Пизанская

1365–1430 гг.

Венецианка Кристина Пизанская в 1404–1405 годах написала философский трактат «Книга о граде женском», который современные исследователи называют одним из первых феминистских произведений. В начале книги она рассуждает о враждебности мужчин к женщинам и смело критикует за это Аристотеля, Вергилия и Цицерона, а также авторов времен Раннего Возрождения — Боккаччо и поэта Жана де Мена. Там же Кристина описывает идеальный город, построить который ее призывают Разум, Праведность и Справедливость, уверенные, что женщины оклеветаны мужчинами. В представлении мыслительницы, женщинам свойственны кротость и преданность, а мужчинам — жестокость и похоть, поэтому всем достойным девушкам нужно убежище от гнета и несправедливости — а еще получить хорошее образование. Идеи большинства ее работ соответствовали духу Возрождения, но позицией Кристины в гендерном вопросе многие современники были шокированы.

Елена Блаватская

1831–1891 гг.

Уроженка российской дворянской семьи по праву считается одной из самых ярких фигур эзотерического движения. Соосновательница «Теософского общества», обещающего примирить все религии и науки, медиум и ясновидящая превратила странную смесь из оккультизма, спиритизма и мистических религиозных традиций в любимое хобби представителей светского общества. И хотя цитаты из книг Блаватской любил выписывать Лев Толстой, а среди ее поклонников числились Пит Мондриан и Александр Скрябин, это не помешало Лондонскому обществу психических исследований признать мыслительницу шарлатанкой и искусной мошенницей, а основоположнику традиционализма Рене Генону — посвятить целую книгу критике ее теософии. Помимо спиритических сеансов, Блаватская работала над монументальной «Тайной доктриной», где описала «истинную историю человечества», смешав истории о древнегреческих атлантах, египетских фараонах и библейских патриархах. По мнению некоторых исследователей, «Тайная доктрина» легла в основу одного из мистических обоснований теории расового превосходства в Третьем рейхе.

Эдит Штайн

1891–1942 гг.

Эдит Штайн родилась в немецком городе Бреслау (сейчас — Ворцлав на территории Польши) в еврейской семье, получила отличное образование в области философии, психологии и истории. После защиты дипломной работы «О проблеме эмпатии» работала вместе со своим научным руководителем Эдмундом Гуссерлем и вместе с ним стояла у истоков феноменологического движения. В Первую мировую Штайн была сестрой милосердия, заинтересовалась религией и стала монахиней-кармелиткой. Синтез христианства и новой онтологии лег в основу самых значимых и оригинальных работ Штайн — эссе «Феноменология Гуссерля и философия св. Фомы Аквинского» и книги «Наука Креста», посвященной мистическим откровениям святого XVI века Хуана де ла Круса. После гибели в газовой камере Освенцима Штайн была причислена католической церковью к лику святых.

Ханна Арендт

1906–1975 гг.

Ученица Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса Ханна Арендт написала сотни работ о природе свободы, революции, деспотизме и личной ответственности. Она задокументировала знаменитый судебный процесс над нацистским офицером, отдававшим приказы о массовых убийствах евреев, в своей самой известной и тенденциозной книге «Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме». Другая ее фундаментальная работа — «Истоки тоталитаризма» — посвящена причинам возникновения и механике функционирования тоталитарных обществ.

Симона де Бовуар

1908–1986 гг.

«Второй пол» французской писательницы Симоны де Бовуар — классика феминистской литературы и одно из самых масштабных историко-философских исследований о положении женщины в культуре и обществе. Именно с этой работы началась вторая волна феминизма. Бовуар первой признала, что патриархальное общество определяет женщину как Другого, а также разделила биологический пол и социально конструируемый гендер. Истоки неравенства она искала в социализации женщин: культурных символах, отношениях с родителями, другими взрослыми и детьми.

Филиппа Фут

1920–2010 гг.

Фут наиболее известна как автор этического эксперимента «Проблема вагонетки»: «Тяжелая неуправляемая вагонетка несется по рельсам. На пути ее следования находятся пять человек, привязанные к рельсам сумасшедшим философом. К счастью, вы можете переключить стрелку — и тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути. К несчастью, на запасном пути находится один человек, также привязанный к рельсам. Каковы ваши действия?» Этой теме посвящены сотни исследований, многие из них дополняют условия Фут возрастом, моральными качествами потенциальных жертв и др. Сейчас загадка Фут интересует ученых с точки зрения машинной этики и искусственного интеллекта — место вагонетки в XXI веке занял беспилотный автомобиль.

Юлия Кристева

род. 1941

Философ, лингвист и психоаналитик из Болгарии Юлия Кристева стоит в одном ряду с Деррида, Бартом и Лаканом. Развивая теорию диалога Бахтина, Кристева предложила понятие интертекстуальности, подразумевающее, что все тексты как открыто, так и неявно связаны и ссылаются друг на друга, а корпус художественной литературы отражает устройство коллективного бессознательного. Введя представление об «абъекции» (отторжении), Кристева исследовала нашу завороженность отвратительным и безобразным, очищение от которого через религиозные практики или искусство является, по ее мнению, источником катарсиса.

Шанталь Муфф

род. 1943

Бельгийская постмарксистка и профессор политологии Шанталь Муфф известна своей концепцией радикальной демократии. Вместе с Эрнесто Лакло она написала научную работу «Гегемония и социалистическая стратегия», взяв за основу гегемонию Грамши, постструктурализм и теории идентичности. В статье «Совещательная демократия или агностический плюрализм» Муфф критикует совещательную демократию за иллюзию достижимости рационального и объективного консенсуса и предлагает агонистическую демократию — открытые дебаты и никакого сглаживания противоречий. Консенсус объявляется невозможным — остается только признать различие позиций и обсудить границы деятельности оппонента.

Джудит Батлер

род. 1956

Американская постструктуралистка Джудит Батлер прославилась своими работами о перформативности гендера: «Гендерная тревога: Феминизм и ниспровержение идентичности»(1990) и «Отменяя гендер». Оба исследования, наследующие идеям Маркса, Фрейда, Лакана, Кристевой, Бовуар, Деррида и Фуко, оказали большое влияние на феминизм третьей волны и квир-теорию. В своих статьях Батлер рассказывает, как привилегированное большинство поддерживает традиционные гендерные роли, манипулируя понятием естественности. Она предлагает начать новую общественную дискуссию, которая позволит преодолеть искусственные категории гендера и стать «гибким и скользящим».

Донна Харауэй

род. 1944

Теоретик гендера и технологий Донна Харауэй наиболее известна как автор «Манифеста киборгов» — одного из самых значительных текстов в традиции постгендеризма. Харауэй критикует классические представления феминизма о разделении полов, предлагая пойти дальше — в техногенную утопию, где не будет ни мужчин, ни женщин, а только киборги, лишенные сексуальных идентичностей. Сегодня Харауэй — одна из центральных фигур в исследованиях постгуманизма, феминистской критике науки и современной эпистемологии.

Автор — редакторка «Секрета фирмы»

Где можно учиться по теме #философия