«Нетология-групп» за семь лет выросла из офлайн-курсов по интернет-маркетингу в одного из крупнейших игроков на рынке онлайн-образования — и планирует строить настоящий интернет-университет. T&P поговорили с главой компании Максимом Спиридоновым о том, чего не хватает университетам традиционным, как будет меняться образование в ближайшем будущем и почему «хороший человек» — уже почти профессия.

— Как изменилось онлайн-образование за последние годы?

— Думаю, главное изменение последних лет — внимание массовой публики к онлайн-образованию как к среде. Притом что набор средств, которыми пользуется онлайн-образование, пожалуй, не изменился: вебинары, тесты, лекции, открытые и закрытые задания, написание проектов и дипломов (в некоторых профессиях). Сейчас этот формат начали принимать всерьез. Все это формирует рынок и позволяет ему развиваться дальше. Курсов появляется все больше, вместе с ними появляется и большее количество слушателей. В итоге все вместе помогает развитию конкурентоспособности — качество в итоге растет.

— И как оно будет развиваться дальше? Существуют ли какие-то форматы, которые пока непривычны или вовсе кажутся неэффективными, но впоследствии, скорее всего, войдут в нашу жизнь?

— Общие тенденции довольно прозрачны, и мы все их видим. Образование стремится к некоей разгрузке, к компактности, уменьшению нагрузки на дисциплину и сокращению сроков обучения. Обучение невозможно без усилий, но все-таки можно подсластить пилюлю — например, путем сопровождения и социализации, которые возможны в онлайн-образовании.

Еще один тренд — построение образовательных траекторий на основе больших данных (когда платформа собирает информацию о том, как люди учатся, и выстраивает на основе этого уточненные по темпу и содержанию образовательные треки). Все это отчасти уже используется, но это скорее пока только начало.

Меньше теории, больше практики — и на всю жизнь

— Способно ли онлайн-образование компенсировать недостаток вузовского?

— Я бы поставил вопрос по-другому: что вообще сейчас происходит с образованием в вузах? Объективно, учитывая скорость развития технологий и потребностей в новых специальностях, например, очень многие digital-профессии и специализации вообще не покрыты полноценным вузовским образованием или покрыты лишь фрагментарно, а программы, которые более-менее похожи на реальную подготовку к профессии, есть только в нескольких вузах — преимущественно московских. Так что дело не в онлайн- или офлайн-образовании, а в том, что подготовка ко многим современным профессиям требует иного подхода к проектированию образовательных программ. И если сегодня этот вопрос стоит не так остро, то дальше он будет возникать все чаще и серьезнее.

— И как будет реагировать отрасль?

— Некий agile-подход к проектированию программ станет повсеместным — в итоге его переймут и обычные вузы. Так строится онлайн-образование в области digital-профессий. Например, так работает «Нетология», обучающая различным интернет-специализациям. Это одна из первых ласточек, которая свидетельствует о том, что область образования будет расти все больше и больше. При этом само образование будет становиться более оперативным, более компактным, более практико-ориентированным.

Я думаю, будет так: человек перестанет тратить долгое время на изучение одного предмета. Вместо этого он будет получать знания в какой-то базовой отрасли, а затем постоянно возвращаться за новой и новой порцией знаний и навыков в этой области, получая при этом и дополнительные специализации.

Получается, у него будет глубокая специализация и некий горизонтальный пласт — широкий спектр дополнительных знаний по разным областям. То, что называется «Т-экспертиза». Я думаю, такие специалисты будут востребованы все больше и больше. При этом данная концепция образования могла бы оказать большую услугу вузовским программам, которые традиционно более консервативны и косны.

— Многие говорят, что можно 5 лет отходить в университет и ничему не научиться, поскольку намного эффективнее в этом смысле год непосредственной работы: работая, человек учится более актуальным навыкам. Справедливо ли это утверждение и как оно соотносится с вашей концепцией?

— Утверждение справедливо, но не абсолютно: все зависит от того, о каких профессиях идет речь. Я не берусь судить о каких-то особо сложных профессиях вроде врачей или архитекторов (здесь действительно нужна многолетняя фундаментальная подготовка), но если говорить о профессиях, которым обучаем мы (это молодые digital-профессии), то опыт показывает, что практико-ориентированное обучение — наилучший вариант, гораздо более эффективный, чем многолетнее прохождение всего того же самого в теории. Для многих профессий многолетнее обучение в вузах давно перестало быть актуальным, и это факт. Вопрос в том, насколько быстро это осознают все участники процесса — от родителей и студентов до преподавателей.

Думаю, через 7–10 лет вузовское образование будет сильно отличаться от того, каким мы его видим сегодня: оно станет именно более практико-ориентированным и актуализирующимся. По такой схеме: человек научился базовой профессии, поработал, вернулся к образованию за новой порцией навыков. Таким образом, вузы и образовательные курсы создадут общую среду. При этом все будет происходить в довольно высоком темпе.

Мне также известно, что сейчас вузы, входящие в первую тридцатку рейтингов, небезосновательно предлагают перевести студентов региональных вузов на онлайн-образование по своим материалам. А региональные вузы могли бы сохранить за собой проверочную функцию. Такая схема могла бы сильно изменить ландшафт образовательной среды.

— Хорошо. А как насчет такой истории: на Западе многие люди часто являются студентами до 30–35 лет, откладывая карьеру и создание семьи на более солидный возраст. Получается, люди там учатся полжизни, поскольку, по всей видимости, имеют возможность вести образа жизни «вечного студента». Возможен ли такой сценарий в России (так, чтобы это стало тенденцией, а не разовыми историями отдельных людей)?

— Я думаю, на Западе от этого будут уходить. Сейчас везде идет тенденция на скорейшее получение профессии. Начало профессиональной деятельности будет происходить раньше. При этом, с одной стороны, учиться будут дольше, но обучение будет происходить параллельно с работой.

Soft skills: «хороший человек» — уже профессия

— Стандартнейший из вопросов, ответ на который тем не менее год от года меняется: на какие специальности стоит обратить особое внимание, что будет востребовано лет через 5–10?

— На стандартный вопрос — стандартный ответ: востребовано будет то, что минимально алгоритмизируется. Все те вещи, которые способен выполнять алгоритм, будут уходить машинам. А то, что алгоритмизируется плохо, будет затребовано больше. Это лидерство, умение принимать решение при ограниченном количестве данных (для компьютера это еще долго будет непреодолимо) и прочие софт-скиллы. Это вещи, связанные с эмпатией — в том числе, например, работа фитнес-тренера или фасилитатора в социальной группе поддержки, это лайф-коучи, обновленные версии учителей-тьюторов в школах…

— Вы сами обучаете таким навыкам?

— Мы готовимся к тому, чтобы проектировать такие программы, хотя частично уже их даем. Надо сказать, что на сегодняшний день никто системно не обучает людей подобным программам. Мы работаем над созданием набора межпредметных курсов, которые можно было бы объединять разными модулями и добавлять к нашим программам по обучению хард-скиллам. К примеру, человек учится профессии проектировщика пользовательских интерфейсов и параллельно проходит модуль курсов, связанных с удаленной работой, работой с заказчиком или по командной работе.

— А с какими запросами к вам приходят b2b-клиенты?

— Если брать направления, то чаще всего необходимы data-science, работа с аналитикой, ее визуализацией, формы digital-маркетинга, product-менеджмента. Здесь очень мало специалистов, хотя они и крайне востребованы.

— Где вы набираете преподавателей?

— На рынке и набираем, больше негде. Это все люди, которые сами практикуют какой-то бизнес. После того как мы нашли такого специалиста, мы его учим обучать, так как не всем дано доходчиво объяснять другим, особенно если нет преподавательского опыта. Мы помогаем выстроить программы. Кроме того, необходимо, чтобы образовательный продукт был методически зафиксирован. И уже после этого выводим на рынок.

— Насколько вообще подготовлены нынешние профессионалы? Бывает так, что людям, которые приходят к вам учиться, не хватает каких-то базовых знаний — либо, наоборот, никакие курсы не нужны?

— Для нас тестирование учеников — не самая популярная история. В случаях, когда мы видим, что человек недотягивает, мы рекомендуем ему пройти базовые программы. Если же видим, что он, наоборот, overqualified, мы его честно предупреждаем, что, возможно, он ничего нового от нас не узнает. Но бывает, что программа нужна просто для систематизации уже имеющихся знаний.

— А есть люди, которым онлайн-образование не подходит вообще? И в чем слабые звенья онлайн-образования?

— Оно сложнопотребимо для недисциплинированных и незаинтересованных людей. Те, кому нужен кнут, обычно сложнее обучаются. Это и есть слабое звено: нужна большая дисциплина. Для тех, кому знания действительно нужны, это не проблема. Та же самая история с мотивацией на получение онлайн-образования. В целом это не столько про обучение, сколько про жизненные цели, которые люди перед собой ставят. Мне импонирует в этом смысле известное изречение Артемия Лебедева. Помните, на вопрос «Как мотивировать себя что-то делать?» он ответил: «Да никак, оставайтесь в жопе».

— А, кстати, пресловутый Тони Роббинс в эту концепцию как-то вписывается?

— Мы говорили о софт-скиллах и эмпатии. Эти вещи очень важны, и Тони Роббинс с его шоу (признаем, что это все-таки шоу, а не обучение) следует в этом направлении. Это своего рода инъекция мотивации. Подходит не каждому, но может быть важной частью профессиональной и личной ориентации для любого возраста.

Предметы оставить, программу заменить

— Чему вы сами хотели бы научиться?

— Я, пожалуй, постоянно продолжаю учиться. При этом основные интересующие меня направления связаны с обучением управлению, менеджменту и предпринимательству. Это принципы работы разных уровней бизнеса, начиная от стартапа ранней фазы. Это построение первой и второй линейки менеджмента на каждой стадии развития компании. Параллельно я учусь и продуктовым дисциплинам.

— Чего вам лично не хватает на рынке онлайн-образования?

— Специалистов. Приходится самостоятельно выращивать профессионалов области, снабжая их необходимыми для преподавателей качествами. Фактически участники рынка сейчас остро конкурируют за таких профессионалов.

— Я имела в виду, что, возможно, вам бы хотелось освоить какую-то дисциплину, но ее на рынке нет.

— Управление растущим бизнесом. Курсы по построению бизнеса с нуля уже есть, а в области управления растущим бизнесом — пробел. Возможно, это есть на Западе, но в России я пока не встречал.

— Какие знания кажутся вам лишними, отмирающими, непригодившимися?

— У меня гуманитарное образование, которое весьма далеко от управления, но даже эти знания мне пригождаются. С некоторых пор я сожалею, что вовремя не обучился менеджменту, но, с другой стороны, вижу, что, например, школьное увлечение историей и интерес к художественной литературе, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к моему нынешнему занятию, сейчас помогают шире смотреть на вещи и легче находить общий язык с людьми. Я не считаю, что какие-то из полученных знаний были лишними, ведь большинство из них все же находит применение.

В целом же почти любая образовательная программа требует внимательного подхода и пересмотра, чтобы максимально уходить от некомпактности и неактуальности. Любые программы должны иметь механизмы актуализации. И если говорить о ненужности, то скорее верным будет признать ненужной не определенную дисциплину, а тот объем, который преподается. Ассортимент базовых наук, вероятно, нужно оставить.

Где можно учиться по теме #digital marketing