Молодых людей все меньше очаровывают возможности, которые предлагает капитализм; теряет актуальность воспитание, предлагающее выстраивать свою идентичность исключительно вокруг «карьеры». Будущее, уверен экономист и нобелевский лауреат Мухаммад Юнус, не за стремлением к богатству и продвижению по карьерной лестнице, а за творческим предпринимательством, которое будет приносить реальную пользу людям. T&P публикуют отрывок из его книги — о том, как социальный бизнес поможет преодолеть старость, бедность и отчуждение.

У многих эта новость вызвала шок: «Подавляющее большинство представителей поколения 2000-х, — гласил заголовок в газете Washington Post, — отвергает капитализм». По данным опроса молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет, проведенного экспертами Гарвардского университета, лишь 42% опрошенных заявили, что поддерживают капитализм, в то время как против него высказался 51% респондентов. И это было только одно из множества исследований, которое продемонстрировало серьезнейшее недоверие молодых людей к господствующей экономической системе. В 2012 году авторитетный Институт Пью провел опрос, показавший, что 46% представителей поколения миллениума положительно относятся к капитализму, а 47% — отрицательно. Журналист Марк Эренфройнд написал, что такие результаты отражают «очевидное неприятие базовых принципов экономики Соединенных Штатов».

В 1991 году, с распадом Советского Союза, казалось, что единственная заслуживающая внимания проблема капитализма исчезла. Почему же молодое поколение выступило против капиталистической системы, которая одержала убедительную победу чуть более четверти века назад?

Сторонники «священного» свободного рынка отреагировали на результаты опроса с удивлением и беспокойством. Экономист Майкл Мунгер в своем материале на сайте Фонда экономического образования (Foundation for Economic Education), судя по всему, расценил результаты опроса как бессмысленные, заявив: «Вы не можете отвергнуть капитализм точно так же, как вы не можете отменить силу тяжести». Некоторые комментаторы отметили, что опрошенная молодежь не предложила явную альтернативу капитализму — например, всего 33% респондентов заявили, что поддерживают социализм. Другие комментаторы подчеркнули, что результаты опроса просто отражают нечеткое определение капитализма. Самый удачный комментарий предложила Сара Кендизор в журнале Foreign Policy:

Кто-то удивлен тем, что более половины американцев в возрасте 18 — 29 лет говорят, что они не поддерживают капитализм? — пишет она. — Чтобы понять бедственное положение американской молодежи, опрос не нужен. Просто посмотрите на их банковские счета, на их работу, на работу, которую потеряли их родители, на их долги, на возможности, о которых они мечтают, но получают отказ… Самым убедительным обвинением против статус-кво является сам статус-кво.

Социальный бизнес в школах и университетах

[…] Одной из важнейших проблем существующей экономической системы является мировоззрение, которое мы формируем у молодежи. Мы растим детей, заставляя их поверить в то, что «нет работы, значит, нет жизни». Эту мысль внушают им дома, в школе, в средствах массовой информации, в политических дебатах — повсюду. Став взрослыми, вы становитесь постоянным участником рынка труда. Ваша работа — это ваша судьба. Если найти работу не удается, вы оказываетесь в очереди за пособием по безработице. Но никто не говорит молодым людям, что они рождены стать предпринимателями, а не ждать, когда их возьмут на работу.

С детства каждый из нас усваивает: главной целью работы является создание и приумножение личного состояния.

Мы учим молодежь тому, что стремления помочь окружающим или изменить мир к лучшему вторичны, им можно следовать только в «свободное время» либо «поделиться с нуждающимися» в качестве своего рода возврата долга.

Следуя этим установкам, молодые люди не могут в полной мере раскрыть свой потенциал, достигнуть большего. Поэтому, думая о создании новой цивилизации, которая признает, уважает и использует желания и способности каждого человека, нам нужно изменить систему образования и исходные формулы, на которых она базируется.

Я с радостью наблюдаю положительные перемены в университетах по всему миру. За последние десять лет многие из них добавили изучение социального бизнеса в свои учебные планы. Мы отмечаем рост количества университетских учебных программ, в рамках которых преподаватели и студенты изучают новые методы экономической деятельности, проводят эксперименты в этой области. […]

На примере расположенной в южном пригороде Парижа Высшей коммерческой школы (L’École des hautes études commerciales de Paris, HEC Paris) видно, насколько разнообразной может быть работа по распространению знаний об экономических инновациях. Один из основателей этого Центра, профессор Бенедикт Фавр-Тавиньо, также занимает должность заведующего кафедрой социального бизнеса.

В рамках НЕС доктор Фавр-Тавиньо помог реализовать несколько проектов, посвященных экономическим инновациям. Сегодня студенты, прослушавшие здесь курс социального бизнеса, получают соответствующий диплом. Кроме того, Центр спонсирует образовательную программу в интернете (массовый открытый онлайн-курс), которая называется TicketChange.

Она уже помогла обучить около сорока тысяч студентов методам и стратегиям, включенным в дисциплину, которую Фавр-Тавиньо называет «Предприниматель перемен». НЕС предлагает также курсы повышения квалификации для действующих бизнесменов высшего звена под названием Inclusive Business and Value Creation. Все эти учебные и исследовательские проекты привязаны к экспериментам НЕС в рамках развития бизнеса под эгидой французской «Фабрики действия». […]

К участию в переменах также следует привлекать учащихся средних и старших классов школ, и уже начали появляться проекты именно для этой аудитории. В июне 2016 года эксперты Творческой лаборатории Grameen помогли подготовить программу, к изучению которой приступили более 10 000 школьников старших классов в европейских странах. Учебный курс частично финансировался Евросоюзом и охватывал учеников школ в семи странах. Под руководством 507 преподавателей и более двухсот бизнес-консультантов они придумывали идеи для собственных проектов. За время реализации программы было создано в общей сложности 668 идей социального бизнеса. Крайне важно, что 97% участников программы сказали, что надеются заниматься этим в будущем. […]

Говард Фулчер и его мать Ида Фулчер за&nbs...

Говард Фулчер и его мать Ида Фулчер за прилавком своей аптеки. Марта Купер. 1994 год

Снэки и мода против бедности

Учебные программы в школах и колледжах играют важную роль, стимулируя интерес молодежи к изменению существующей экономической системы. Однако тысячи молодых людей во всем мире не ждут, пока образовательные организации укажут им правильный путь. Многие изучают социальный бизнес самостоятельно, ищут соратников, которые уже занимаются экономическими экспериментами, а также просто начинают свое дело!

Высокотехнологичную компанию MakeSense основал молодой человек, которого зовут Кристиан Ванизетт. Он родился на острове Таити, расположенном в южной части Тихого океана, в университете изучал технические науки и после его окончания пытался сделать карьеру в сфере IT. Ванизетт получал хорошую зарплату и быстро двигался по служебной лестнице. Однажды руководитель компании сообщил ему, что следующие несколько месяцев Ванизетт будет работать над новым проектом. Заказчик хотел получить систему, позволяющую подключить холодильники к сети электронных коммуникаций. Такой высокотехнологичный механизм получил известность как интернет вещей.

Ванизетт знал, что с точки зрения технологий предложенный проект очень интересен и требует максимальной отдачи. Однако он не понимал, в чем заключается его практическая польза. И чем больше он думал, тем бессмысленнее казалась ему предложение шефа. «Наверняка существует какое-то более рациональное применение моих способностей, чем учить холодильники разговаривать друг с другом», — решил Ванизетт. Вскоре он очень сильно удивил семью и друзей, уволившись с высокооплачиваемой работы. Молодой человек решил узнать побольше о новой для него идее социального бизнеса.

Кристиан Ванизетт забрал из банка свои сбережения и отправился в кругосветное путешествие. Он встречался с предпринимателями в Азии, Африке, Европе и обеих Америках, исследовал социальные и экономические проблемы в разных странах, разбирался в потребностях и желаниях бедняков и малоимущих. Вскоре у него родилась идея, которая, позволила объединить знания Кристиана в сфере высоких технологий и многочисленные возможности, который создает социальный бизнес. Так появилась компания MakeSense.

Сегодня Кристиан Ванизетт и его друзья по всему миру превратились в серьезную силу, оказывающую серьезную поддержку социальному бизнесу. В работе MakeSense участвуют 25 000 человек в разных странах.

Еще один пример роста популярности социального бизнеса — расширение сферы влияния Yunus&Youth (Y&Y) (Юнус и молодежь. — прим. T&P), международной организации, которая объединяет молодых людей, приверженных этой идее. Одним из ее создателей стала Сесилия Шапиро, энергичная молодая женщина с большим опытом работы в бизнесе и некоммерческих организациях. Y&Y родилась в результате знакомства нескольких молодых людей на Всемирном саммите по социальному бизнесу, который прошел в году в Куала-Лумпуре (Малайзия). Они хотели лучше узнать, что такое социальный бизнес, и увидели в этой концепции огромный потенциал. Кроме того, молодые люди поняли, что ведущие предприниматели в области социального бизнеса обладают большими знаниями и опытом, которые необходимы их начинающим коллегам. История Y&Y началась с появления этой идеи. Главная цель этой организации заключается в том, чтобы предоставить заинтересованным молодым предпринимателям консультации, обеспечить их методологией ведения бизнеса. В конечном итоге знания помогут им превратить мечты в реальность.

Сегодня офисы Y&Y работают в Соединенных Штатах, Бразилии и Марокко. Организацией руководит команда молодых профессионалов из восьми стран. Среди них есть студенты старших курсов и консультанты, журналисты и графические дизайнеры, в том числе работавшие в Google, McKinsey & Company и Grameen Bank, стипендиаты программ Фулбрайта и Родса, инженеры и поэты. Свою миссию они видят в отборе и воспитании будущих лидеров социального бизнеса. Молодых предпринимателей, которых выбрали эксперты Y&Y, обучают по уникальной программе. Им объясняют принципы функционирования стартапов, работающих с наименьшими затратами, что в будущем позволит построить успешный, стабильный и надежный социальный бизнес.

Во время полугодового обучения стипендиаты раз в две недели принимают участие в вебинарах бизнес-экспертов, входящих в глобальную сеть профессиональных менторов, получают необходимые материалы и персонализированную поддержку от команды Y&Y. Они тесно общаются с наставниками — успешными предпринимателями и профессионалами бизнеса, готовыми поделиться опытом, чтобы молодые люди максимально полно раскрыли потенциал своего социального бизнеса. Эти только что созданные компании стимулируют важные перемены, потому что их основатели хорошо знают проблемы своих регионов.

В группу стипендиатов Y&Y 2016 года входили двадцать шесть человек из семнадцати стран. Хочу представить вам некоторых из них.

  • Диего Падилья из Перу, основатель компании Recidar, идея которой базируется на модели повторного использования. Recidar собирает пригодные, но ставшие ненужными вещи в богатых домах, продает их по низким ценам в бедных районах. Полученная выручка направляется на запуск новых проектов. Их общей целью является сокращение отходов и развитие предпринимательства в районах, в основном населенных малоимущими людьми.

  • Валаа Самара из Палестины создала компанию по производству украшений Bella Handmade Jewelry, целью которой является создание рабочих мест в лагерях беженцев. Валаа мечтает дать женщинам, живущим в тяжелых условиях, надежду и обеспечить доход, который позволит улучшить жизнь их семей.

  • Хендрияди Бахтиар из Индонезии запустил социальный бизнес, связанный с производством индонезийской национальной закуски (снека) из рыбы. В компании работают жены рыбаков. В долгосрочной перспективе Хендрияди Бахтиар хотел бы избавить от нищеты 22 миллиона индонезийских женщин и их семьи, для чего дать им возможность зарабатывать сумму, эквивалентную минимум 3 долларам США в день.

  • Джезз Джао из Филиппин создал проект Carrier Pigeon Project — интернет-магазин, торгующий модными вещами. Вырученные средства идут на финансирование стипендий и образовательных программ для детей из бедных филиппинских семей. Глобальная цель Джезза заключается в использовании образования как важнейшего инструмента, который позволяет преодолеть бедность. […]

Джордж и Марта Джиггетс на ступенях с...

Джордж и Марта Джиггетс на ступенях собственного школьного автобуса. Сьюзан Левитас. 1994 год

Вторая молодость

[…] Сейчас мне идет восьмой десяток, и меня часто спрашивают, как я отношусь к глобальной тенденции старения населения. Обычно его формулируют как серьезную экономическую и социальную проблему: раз люди живут дольше, появляется необходимость заботиться о растущем количестве пожилых. Готово ли общество к этому?

Недавно в Германии я взял на телевидении интервью у пожилых людей и поговорил с ними об их жизни о проблеме старения. Я был очень удивлен, когда в студию привели двух дам в возрасте старше 100 лет. Одной из них — я буду называть ее Хельга — было 105 лет. Хельга рассказала истории из своей жизни, включая времена, когда она боролась против Адольфа Гитлера. Будучи одним руководителей Коммунистической партии, она много раз попадала за решетку, однажды в тюрьме ее чуть не убили, но ей удалось бежать.

Хельга прекрасно помнила каждую деталь из своего прошлого, вплоть до конкретных людей, мест и дат. В какой-то момент, когда я сказал, что ей надо бы написать книгу, она ответила: «Молодой человек, я написала двадцать восемь книг, вы хотите, чтобы я написала еще одну?».

На мой вопрос, что она думает о сегодняшней молодежи, Хельга сразу сказала: «Чем меньше я говорю о ней, тем лучше. Они думают, что знают все. Им неинтересно слушать других». Я поинтересовался, пришла ли она к такому выводу на основании личного опыта общения с молодыми людьми:

— Конечно. У меня есть дочь, и она меня выводит меня из себя. Она невыносима.

— А сколько ей лет?

— Семьдесят пять, — холодно ответила Хельга.

Тут я понял, что мы трактуем слово «молодой» совершенно по-разному. Я вспомнил, как удивлялся тому, что мы можем заставлять людей «уходить на пенсию» в шестьдесят пять лет. Хельга же воспринимала шестидесятипятилетнего человека как младенца!

Мне кажется, она правильно относится к старению. В течение ряда лет я призываю исключить из лексикона слово «пенсия, отставка» (retirement). По мере того как люди становятся старше, они начинают считать приближающуюся дату выхода на пенсию страшным днем, посланием: «Прощай — ты больше не нужен, ты не можешь приносить пользу».

Многие из тех, кто оказался на пенсии, не знают, чем себя занять. Для таких людей жизнь на пенсии выглядит как наказание.

Должен ли работодатель держать у себя человека, достигшего определенного возраста? Это его дело. Но я серьезно возражаю против использования слова «отставка» для конкретного переходного пункта в жизни. Я не понимаю, почему кого-либо нужно отправлять на пенсию, кроме как по здоровью. Как можно взять и просто отставить человека в сторону?! Ведь творческие способности человека не исчезают в день, когда ему исполняется шестьдесят пять лет.

Именно поэтому я настаиваю на том, чтобы слово «отставка» было исключено из нашего словаря. Его место должно занять новое понятие, которое констатирует непрерывность творческой жизни и делает акцент на возможности перехода от первого жизненного этапа ко второму. Второй этап — это время свободной жизни, когда человек, в конце концов, освобождается от обязательств, которые присущи периодам взросления, создания семьи и воспитания детей. […]

Пожилым людям необходимо участвовать в жизни общества, только нужно решить, как лучше воспользоваться преимуществами второго этапа. Когда я в очередной раз приехал в Германию, мой друг отвез меня в баварскую деревню с населением около трех тысяч человек. В ней были прекрасные школы, гимназии, огромные игровые площадки. Но все они большей частью пустовали: в деревне осталось мало детей, а с учетом сложившейся демографической тенденции в ближайшее время ситуация вряд ли бы изменилась.

С другой стороны, в деревне стабильно росло количество жителей в возрасте шестидесяти лет и старше. Большинство из них были одиноки, томились от безделья, много времени проводили в пивных, напивались и впадали в депрессию.

Мы встретились с жителями этой деревни, и у нас состоялся долгий и напряженный разговор. Вместе мы решили запустить новую программу. Ее суть заключается в том, что каждого человека, достигшего шестидесяти лет, будут приглашать поступить в школу. Там люди будут осваивать непростую науку, как начать жизнь заново, — у них не будет времени задумываться о прошлом. Кроме того, они будут общаться со школьниками.

Сотрудничество молодежи и пожилых людей может стать основой для новой «социальной гармонии» и придать новые силы имеющим большой опыт людям, которые оказались не востребованы.

Идея установления таких партнерских отношений могла бы также стать стимулом к решению проблемы финансовой поддержки растущего количества пожилых людей. Второй этап жизни — это хороший момент для создания фонда, деньги которого могут быть использованы для создания или расширения социального бизнеса. Вы можете вложить определенную часть своих сбережений в такой фонд и управлять ими самостоятельно. Когда вас не станет, управление фондом перейдет к вашим детям или друзьям. Причем для этого совсем не обязательно быть сверхбогатым человеком. Можно потратить на это свободные деньги или же завещать средства на создание такого фонда посмертно.

Чтобы оценить потенциал этой идеи, просто посмотрите на существующие в мире пенсионные фонды. Общий объем вложенных в них средств составляет примерно 25 триллионов долларов США и продолжает увеличиваться благодаря доходам от инвестиционной деятельности и новым ежегодным взносам. Вот вам огромная финансовая мощь, полностью обращенная на обеспечение благосостояния пожилых. Если мы вложим часть этих денег в социальный бизнес с целью решить проблемы людей старшего возраста, неважно, богатых или бедных, то старики больше никогда не будут социальным бременем. […]

В рубрике «Открытое чтение» мы публикуем отрывки из книг в том виде, в котором их предоставляют издатели. Незначительные сокращения обозначены многоточием в квадратных скобках. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Где можно учиться по теме #бизнес