Образования вокруг так много, что знания не только быстро устаревают, но и обесцениваются. Востребованным становится «дикое знание» — практические навыки, которые не успели еще превратиться в очередной онлайн-курс. Где их искать, как постигать и зачем при этом петь и танцевать — в отрывке из книги «Urban Express: 15 правил нового мира, в котором главные роли у городов и женщин».

Urban Express: 15 правил нового мира, в котором главные роли у городов и женщин

Кьелл Нордстрем, Пер Шлингман
Альпина Паблишер. 2019

Мы чувствуем все нарастающую угрозу

[…] Традиционные формы обучения, принимающие во внимание требования рынка труда, в условиях борьбы с элитарностью становятся все менее эффективными. Глобализация, цифровые технологии и урбанизация лишают национальную политику ряда ее ключевых механизмов. Одно из мощных орудий, которым политическая система, по ее собственному убеждению, еще располагает, — это образование. Именно поэтому все больше и больше людей все громче требует дать им больше образования, видя в этом решение многих проблем современного чрезвычайно урбанизированного общества. «Образование, образование, образование!» Мы слышим призывы расширить — и улучшить — образовательные программы по всему миру. Вашингтон не исключение, хотя более половины из 100 лучших вузов планеты находятся в США. Рынок труда все усложняется, требования на нем все растут — и мы считаем, что образование сможет решить все наши проблемы. Конечно, идея хорошая. Да и вообще, сложно отказаться от чего-то, что мы всю свою жизнь воспринимали исключительно как нечто хорошее и полезное. Но

проблема в том, что на самом деле мы все чаще и чаще испытываем отчаянную потребность в знании, которое еще не было задокументировано.

Лидеры нашего общества нередко поднимают этот вопрос в своих выступлениях. Как нам взрастить больше предпринимателей? В чем секрет Кремниевой долины и других подобных кластеров? Как научиться активнее задействовать свои творческие способности? Поиски всего того, чему не учат в школе, становятся все интенсивнее.

Если даже политика как система переживает тяжелые времена, то что говорить о нас, отдельных людях. Мы существуем в этих условиях изо дня в день. Теория становится жесткой практикой, когда миллионы мальчиков и девочек вступают в борьбу за хорошую жизнь. С дипломом в кармане и смартфоном в руке, все они хотят — и могут — бороться на равных. Свобода — для избранных. Еще более суровая конкуренция — для всех остальных. Все больше и больше людей вынуждены в корне перестраивать свои жизни. Но это не первый подобный случай в истории.

Индустриализация заставила миллионы и миллионы людей сняться с мест и оставить позади свою привычную сельскую жизнь. И вот теперь профессиональная жизнь вновь становится еще менее предсказуемой. В некоторых случаях даже вовсе непредсказуемой. Мы наблюдаем соседство маргинализации и неуверенности в завтрашнем дне с оптимизмом и ростом почти в каждой стране мира. Знание, которым мы обладаем сегодня, имеет ограниченный срок годности, и завтра оно может оказаться бесполезным. Технологический прогресс и международная конкуренция регулярно уничтожают целые сектора бизнеса. Дни печатных газет сочтены. Норвежская бюджетная авиакомпания Norwegian нанимает экипажи в Азии, а профессора университетов всего мира вынуждены осваивать МООК (массовые открытые онлайн-курсы), где их аудитория состоит из тысяч студентов. Конкуренция между лучшими вузами мира — факт нашей современной действительности. Ни Эдинбургскому, ни Токийскому университету от нее не спрятаться. Тому есть масса примеров в любой точке мира. Возможно, мы никогда еще не были столь уязвимы. Единственная наша защита — тонкая скорлупка из укрощенного, сформулированного знания, которая может треснуть в любую минуту. Побочный эффект всего нашего прогресса — то, что, как мы уже отметили, большой объем знаний очень быстро устаревает. […]

Итак, сейчас высокий уровень образования уже не так связан с успехом, как раньше. Для многих это пугающая мысль. Но есть свет в конце тоннеля.

Можно обрести дикое знание! Но точно так же, как это знание не желает облекаться в слова, обучение ему никак не вписывается в общие педагогические формулы.

Знание в своей дикой форме часто концентрируется в городе. Городская среда становится своеобразным рынком дикого знания. На этих густонаселенных территориях люди и компании находятся в постоянном контакте, существуя в непосредственной близости друг от друга. Французский промышленный дизайнер Филипп Старк — один из многих отдельных носителей знания, которое невозможно ни записать, ни выразить словами, но которое имеет высокую коммерческую ценность. Он разрабатывает все — от соковыжималок для лимонов и оправ для очков до целых гостиничных комплексов. В чисто практическом смысле коммерциализация этого типа знания часто требует особой самоотдачи. Старк проживает часть своей жизни на борту личного самолета, перелетая на нем от одного проекта к другому. Точно как авторы-исполнители из музыкального мира — например, Metallica или Тейлор Свифт, — он вынужден ездить на гастроли. Другой схожий пример — недавно скончавшаяся ирако-британский архитектор Заха Хадид, проекты которой, помимо архитектурных, включали оформление сцены для мирового турне Pet Shop Boys. Знание этого типа возможно передавать от одного человека к другому. Но для этого люди должны общаться друг с другом лично. И в большинстве случаев людей, вовлеченных в это общение, должно быть очень много.

Нет такого пособия, которое учило бы искусству обретения дикого знания. Но существует ряд базовых правил, которые могут здесь пригодиться. Необходимо, чтобы передающий и получающий дикое знание находились в тесном личном контакте. Разговоры и совместное времяпрепровождение — это обязательные «ингредиенты». И, что самое важное, между ними должно быть доверие. Доверительность. Чтобы освоить дикое знание, требуется также обладать определенным уровнем укрощенного, сформулированного знания. Проще добавлять дикое знание к укрощенному, чем пытаться обрести дикое, не будучи даже знакомым с укрощенным. […]

1. Беритесь за дело — и вперед

Самая главная особенность дикого знания — то, что в основе его лежит опыт. Хотите стать дизайнером одежды — шейте одежду. Хотите быть писателем — пишите. Заинтересовались работой сомелье? Пейте вино. Мечтаете стать актером? Соглашайтесь на любые роли, какие только предложат. Представьте, что вы подмастерье и обучаетесь ремеслу в процессе. Только набираясь опыта, можно обрести несформулированные знания и навыки. Через некоторое время вы начнете понимать, как тут все устроено, и, возможно, даже сможете предсказывать дальнейший ход событий. Начнет формироваться чутье.

Поэтому первое базовое правило таково: беритесь за дело — и вперед. Занимайтесь им снова и снова. Но одного этого мало. Периоды активной деятельности должны чередоваться с размышлениями. Достохвальная немецкая система ученичества включает в себя долгие фазы размышлений наравне с практическими заданиями. Зачастую для этого существует формальная программа, где практическая работа сочетается с теорией. У несформулированного знания всегда есть прирученная составляющая, которую можно выразить словами. Как правило, существует возможность зафиксировать и обсудить конкретные закономерности и опыт. Но, скорее всего, не всегда. В конце концов, на то оно и дикое знание. И все-таки есть шанс вычленить фрагменты и базовые принципы, которые можно будет свести в некую общую систему. Занимайтесь своим делом все больше и больше — в идеале совместно с кем-то еще. Задействуйте свои контакты и связи. Пользуйтесь возможностями соцсетей и по всем мыслимым каналам рассказывайте миру о своей работе. Со временем у людей сложится представление о вас и о ваших познаниях. Смело рассказывайте о собственных достижениях. Вы станете вызывать больше любопытства, а с этим будет расти и доверие к вам как к человеку, обладающему не просто обычным укрощенным знанием, и ваше собственное дикое знание.

2. Будьте там, где обитает дикое знание

Дикое знание заразно. Поэтому следующий шаг — находиться среди его носителей. Двигаться следует в двух направлениях — к людям и к местам. Есть отдельные личности, которые, как мы уже говорили, обладают диким знанием, но также

есть и места, где собирается особенно много носителей дикого знания в конкретных сферах. Такие места гарвардский профессор Майкл Портер называет «голливудами» или кластерами.

В них концентрируются компании и специалисты мирового класса. Чаще всего они располагаются в конкретном городе или части того или иного города. В мире множество подобных мест. Базовое правило здесь очень простое: общайтесь с нужными людьми и будьте в нужных местах.

Невозможно точно определить, кого или что считать нужным человеком или местом. Кроме того, для каждой сферы они свои. Но существует такая простая (даже слишком упрощенная) формула: ищите места и специалистов мирового класса. Разумно будет предполагать, что дикое знание, которого не найдешь ни в одной книге, сосредоточено вокруг них (и в них самих). Это вполне логично, ведь дикое знание зачастую становится ключевым фактором для достижения успеха. А значит, те люди, которые уже добились большого успеха, обладают, скорее всего, немалым его запасом. Так что, если хотите стать поп- звездой, общайтесь с нынешними дивами — от Имоджен Хип и Бейонсе до Кончиты Вурст. Если хотите создать бизнес в интернете, попейте кофе хотя бы с одним из братьев Замвер — Марком, Оливером или Александром — владельцами немецкой компании Rocket Internet. Всего за несколько лет они создали стремительно растущую «фабрику клонов», которая находит, копирует и развивает сайты. Их идея проста и заманчива. Никто из нынешних производителей авто не изобрел машину сам. Тот, кто был первым, не всегда оказывается лучшим. Копируйте все! А если вдруг захотите стать шеф-поваром, проводите время с испанкой Еленой Арзак или живущим теперь в США вундеркиндом Маркусом Самуэльссоном, которого порой можно застать на кухне Белого дома.

Правда, это не так просто — пройти на кухню Белого дома в поисках Маркуса Самуэльссона. И поболтать за чашечкой кофе с Леди Гага тоже трудновато. Однако сам принцип взять на вооружение нужно обязательно. Вы должны вращаться в тех кругах, где сконцентрировано дикое знание. Хорошие отношения и доверие здесь совершенно необходимы. Давняя, выдающаяся традиция исследований феномена, называемого рабочими связями, подтверждает эту формулу. Отношения важнее, чем финансовые взаимодействия.

Знание устремляется туда, где между людьми есть доверие.

В том числе в конкретные физические локации. Как мы уже не раз упоминали ранее, география играет в нашей жизни все более значимую роль. Несколько лет назад мы все были уверены, что технологии нас освободят. Во многих смыслах так и получилось — но не во всем. Об этом ясно свидетельствуют нынешние тенденции в жизни людей по всему миру. Мы массово стекаемся в города. Города стали гигантскими плавильными котлами, в которых мы перемешиваемся с миллионами своих соседей. И именно там — зачастую в самой гуще этой шумной толпы — возникают небольшие сгустки дикого знания. Взгляните хотя бы на Тридцатимильную зону в Лос-Анджелесе — центр кинопроизводства, развлечений и сплетен. Это место во многом напоминает Квадратную милю, также известную как Сити, — особый маленький район в самом сердце Лондона, пока еще укомплектованный всеми финансовыми организациями мира. Брекзит, разумеется, изменит ситуацию. Банковское дело и индустрия развлечений. Принцип один и тот же. У Индии есть свой собственный вариант Кремниевой долины — буйно развивающийся Бангалор, расположенный в южной части страны. В Берлине формируется сообщество художников, а квартал Квадрилатеро Д’оро в Милане соревнуется с Парижем за право определять будущее индустрии моды.

Термин «кластер» в этом контексте нов, но сам феномен — отнюдь нет. Он встречался по всему миру на протяжении веков. У концентрации производства схожих товаров и услуг в одной географической точке есть очевидные преимущества. Специализация и разнообразие позволяют каждому отдельному игроку использовать общие возможности себе на благо; это среда, в которой люди не только конкурируют, но и сотрудничают друг с другом. Хотя мы и живем в эпоху цифровых технологий и глобализации, рост всех наших «голливудов» и городов показывает, что самый главный фактор производства — мы сами — до сих пор очень статичен и социальный капитал никуда не сдвигается. И потому сейчас как никогда важно находиться в нужных кластерах и в окружении нужных людей.

3. Постигаем дикое знание в танце

На первый взгляд, предыдущие два базовых принципа могут показаться логичнее, чем этот. Но музыка и танцы стимулируют обучение. Даже у взрослых. Вопреки убеждениям, которых мы придерживались всего десять лет назад, сегодня ученые сходятся во мнении, что исполнение и прослушивание музыки влияет на наши когнитивные способности.

Люди, которые слушают музыку и играют сами (особенно с раннего возраста), обладают лучшими способностями к усвоению как прирученного, так и дикого знания.

Нервная система человека испытывает воздействие среды, которая его окружает, — и все больше и больше современных исследований указывают на положительный эффект от сенсорной стимуляции посредством различной культурной деятельности. Профессор Микаэль Нильссон из Гетеборгского университета занимается изучением того, как музыка, танцы, архитектура и социальные стимулы воздействуют на наш мозг. Окружной совет Стокгольма выделил средства на проект под названием «Культурный мозг», посвященный образовательному и лечебному потенциалу культуры.

То, как и чему мы учимся, а также как поддерживаем активность своего мозга, стало сейчас очень популярным направлением исследований во всем мире. Все чаще звучит предположение, что музыка, танец и другая культурная деятельность могут оказывать положительное воздействие на наш мозг в целом и в особенности на нашу способность к обучению. К примеру, в составе Гарвардской медицинской школы появился Институт исследований музыки и мозга. Институт занимается вопросом воздействия музыки на мозг человека. В его экспертно-консультативную группу входили такие величины, как продюсер The Beatles сэр Джордж Мартин и нобелевский лауреат Дэвид Хьюбел. Вывод: хотите стать умнее — еще и танцуйте на всякий случай!

4. Учитесь комбинировать то, что уже имеете

Каждый компетентный человек уникален и не похож на других. До сих пор советы были очень простые: учитесь на деле; знакомьтесь с теми, кто уже освоил какое-то дикое знание; будьте в правильных местах; танцуйте. На первый взгляд, все это похоже на понятную, линейную последовательность действий. Стандартизированный метод обучения. Универсальный рецепт. Но это не так. Дикое знание невозможно скопировать. В нем слишком много составляющих. Внутренние связи в нем слишком сложны. Поэтому вам нужно отыскать собственный уникальный подход. Ваш маленький мир несформулированного знания создается на базе ваших собственных уникальных характеристик.

Так как новое знание обычно генерируется на стыке разных типов знания, очень важно научиться комбинировать интересные и полезные сведения из разных сфер. Исследователи называют это междисциплинарным знанием. Не ограничивайте себя рамками дисциплин или схемами организационной структуры.

В мире полно более или менее произвольных разграничений.

Лагер и эль. Макроэкономика и микроэкономика. Поп и рок. Но если хотите стать гонщиком на ралли, попробуйте ознакомиться с волшебным миром балета. И то и другое сильно зависит от физических возможностей человеческого тела. Хотите быть профессиональным футболистом — почитайте о Древней Греции. Там придумали Олимпийские игры. Если мечтаете научиться жонглировать, займитесь также рыбалкой нахлыстом. Сможете лучше развить свою координацию. Идея самая простая. Никогда не знаешь, какие два навыка могут объединиться и породить что-то новое.

Именно в городах мы приобретаем самое важное знание — дикое.

В рубрике «Открытое чтение» мы публикуем отрывки из книг в том виде, в котором их предоставляют издатели. Незначительные сокращения обозначены многоточием в квадратных скобках. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Где можно учиться по теме #осознанность

Читайте нас в Facebook, VK, Twitter, Instagram, Telegram (@tandp_ru) и Яндекс.Дзен.