Новые технологии обещали освободить человека от автоматического труда, но на деле лишь сильнее привязали к рабочему месту. Трудовой день не заканчивается с уходом из офиса и наступлением ночи, а прекаризация и уберизация делают доходы все более нестабильными. Журналист и писатель Эрик Вайнер полагает, что такое положение вещей опирается на почти религиозную веру в ценность труда, а исправить ее можно, лишь пересмотрев отношение к безделью и буквально научившись лениться.

«Капиталистическая этика, жалкая пародия на христианскую этику, поражает своей анафемой плоть рабочего; ее идеал — свести производителя к минимуму потребностей, подавить его радости и увлечения, приговорить к роли машины, выполняющей работу без передышки и благодарности», — писал в 1883 году экономист и зять Карла Маркса Поль Лафарг.

Хотя формы труда с тех пор изменились, многое из этого все еще актуально. В ситуации гибких графиков, стирания географических границ и преимуществ постоянной связи переработки становятся нормой. Работа больше не измеряется в часах, а выражение «Наконец-то пятница» потеряло всякий смысл. Нам не обязательно идти на работу, потому что труд не имеет начала и конца.

Идеологи капитала создают и поддерживают миф о том, что работа приносит счастье, в частности Макс Вебер («Протестантская этика и дух капитализма»), писавший о влиянии религии на отношение к работе. Труд — для святых, лень — для грешников.

Тяжелый труд также рационализируется постоянным спросом на потребление, которое определяет нашу идентичность, приносит удовлетворение и одновременно обещает спасение от бесконечного круговорота производства.

Труд поглощает работника в обмен на пропитание и удовольствие, но из этого уробороса нет выхода до самой смерти.

Технологии освобождают от механической работы, но не от догматической веры в труд. Однако в век тотальной автоматизации нам не обязательно работать так же много, как сейчас.

Люди усваивают почти религиозную веру в труд в самом раннем детстве — сегодня школы воспроизводят экономическое неравенство, прививая убеждения и навыки, служащие интересам высшего класса. Но школы можно реформировать, изменив отношение к лени. Отказавшись от дисциплинарной культуры, учителя могут научить детей отдыхать, созерцать и получать удовольствие без чувства вины. Так школы станут местами, где поощряются творческие проекты, полные свободы и удовольствия, а работа не возводится в культ.

Вот несколько установок, которые помогут освободиться от догмы труда без реформы образования:

— Делайте меньше, будьте бо́льшим;

— Закройте глаза, и увидите бо́льшее;

— Создайте что-нибудь красивое с другим человеком;

— Меньше потребляйте, больше используйте повторно;

— Больше думайте, меньше говорите;

— Читайте больше, меньше пишите;

— Больше прикасайтесь, меньше печатайте;

— Больше двигайтесь, делайте растяжку, гуляйте, идите в неизвестном направлении;

— Думайте о времени, пустите корни;

— Бродите, а не ходите;

— Работайте хорошо, вкалывайте меньше.

Где можно учиться по теме #бизнес

Где можно учиться по теме #работа

Читайте нас в Facebook, VK, Twitter, Instagram, Telegram (@tandp_ru) и Яндекс.Дзен.