Как мы совершаем этический выбор — и есть ли он у нас вообще? По каким принципам мы строим социальную жизнь и что будет, если подвергнуть их сомнению? Задаем сложные вопросы и ищем ответы в книгах, лекциях и роликах с YouTube.

Вмешаться или промолчать? Версия Аристотеля

Протестуете ли вы, когда видите, как родители бьют детей или кричат на них? Молчите, когда мускулистый наглец проходит без очереди, оттеснив тщедушного пенсионера? Или когда молодой здоровый парень не уступает место в метро беременной женщине? Аристотель приравнивал нравственное бездействие к соучастию и говорил, что на смертном одре мы будем сожалеть отнюдь не о сделанном, а, наоборот, о несделанном. Отрывок из книги Эдит Холл «Счастье по Аристотелю» — о том, как эпикея, которую философ считал неотъемлемой составляющей абсолютной справедливости, может помочь нам в процессе принятия важных решений.

Свобода или безопасность? Объясняем главную дилемму человека на примере «Игры престолов»

Почему Санса Старк мечтала выйти замуж за Джоффри Баратеона даже после того, как он приказал убить ее питомца? Почему Теон Грейджой не воспользовался возможностью сбежать от садиста Рамси Сноу? Люди постоянно вынуждены выбирать между свободой и безопасностью — и в жестоком мире «Игры престолов» этот выбор стоит особенно остро. Мотивы героев проясняются, если взглянуть на них глазами философа Эриха Фромма, который посвятил этой сложной дилемме одну из своих самых известных работ. О том, чему мы можем научиться у персонажей саги Джорджа Мартина, — в статье «Преклонить или не преклонить колени» из книги «„Игра престолов“ и психология».

Страх и ненависть: почему мы презираем неудачников, а не злодеев

Начиная с Нового времени политика перестала восприниматься как «обитель добродетели и форма мудрости» и подчинилась принципу «победитель получает все». Заговорщики, сумевшие захватить власть, оставались в истории героями. Революционеры, потерпевшие крах, — «национальными предателями». Почему предательство стало благом, а следование моральным принципам — слабостью? И как популисты манипулируют общественным мнением, апеллируя к самым постыдным эмоциям? Об этом — отрывок из книги Зигмунта Баумана и Леонидаса Донскиса «Текучее зло: жизнь в мире, где нет альтернатив».

Просто есть, и все: почему мы верим в права человека и могут ли они быть универсальными

Спустя 50 лет после принятия Всеобщая декларация прав человека стала, по выражению писателя и бывшего узника Освенцима Эли Визеля, «общемировой секулярной религией». Но такое отношение делает права человека репрессивными по отношению к традициям Востока и Азии, полагает историк Майкл Игнатьев. Как реабилитировать их перед лицом убедительной постколониальной критики? Публикуем отрывок из Игнатьева, где он объясняет, почему права человека не противоречат «культурным особенностям» и чем индивидуализм полезен для традиционных обществ.

Против зла и посредственности: напутственные речи выпускникам от писателей

Писатели, приглашенные на выпускные церемонии колледжей и университетов, поднимают искусство напутственной речи до уровня шедевра. Прописные истины, библейские заповеди и жизненные уроки ложатся в основу своего рода литературных произведений. T&P выбрали десять таких речей.

Как аукнется, так и откликнется: откуда взялось наше представление о справедливости и почему мы все так ею озабочены

Животные умеют обменивать еду на секс или защиту на груминг, но только человек способен выстраивать гибкие системы обмена, следить, чтобы обмен был справедливым, и мгновенно вычислять халявщиков. А еще проявлять альтруизм, в том числе анонимно. О том, почему мы оставляем чаевые в ресторане, даже если не собираемся в него возвращаться, — в отрывке из книги французского антрополога Паскаля Буайе.

Побочный продукт мозга: как философия отменила свободную волю и величие человека

Последние достижения нейронаук всерьез подрывают представления о том, что человек обладает свободной волей, рационально принимает решения и в целом является хозяином своей судьбы. Так, ученые полагают, что мозг создает иллюзию рационального замысла, а на деле наши поступки являются результатом зачастую хаотичной активности нейронов. Казалось бы, философия, вооружившись наследием Декарта и Канта, должна упорно противостоять таким нападкам на личность — на деле же она отменила субъекта (осознанно мыслящего и действующего человека) задолго до нейронаук. Спросили философов, что они думают о том, как мы мыслим.

Кант в картинках: 9 научно-популярных YouTube-каналов о философии

Можно ли разобраться в Гегеле и Хайдеггере по веселым роликам в YouTube? На этот счет есть разные мнения, но попробовать точно стоит — хотя бы ради повышения качества жизни. Блогеры обещают, что Сартр поможет снизить тревогу от постоянного скроллинга соцсетей, Эпикур — справиться с грустью, а Ницше — лучше узнать себя. T&P собрали девять YouTube-каналов о философии, где найдутся ролики об одиночестве и нигилизме, Платоне и Аристотеле, капитализме и онтологии гендерных исследований.