Вслед за Томом Йорком и многими другими артистами с критикой стриминговых музыкальных сервисов выступил обладатель «Грэмми», «Оскара» и «Золотого глобуса» и основатель Talking Heads Дэвид Бирн. Он считает, что с такой моделью потребления интернет может быстро высосать из мира весь креативный контент и оставить его без новых артистов. Об этом британский композитор написал в The Guardian, а T&P выделили в его тексте самое главное.

Люди почти всегда начинают слушать артиста, узнав о нем от кого-то еще. Сейчас есть множество мест, где это можно сделать бесплатно, чтобы потом купить музыку — Bandcamp, Amazon, сайты групп. Но кто в здравом уме будет покупать музыку, если она без ограничений доступна на стриминговых сервисах? Дэвид Круковски (группы Galaxie 500, Damon&Naomi) опубликовал ужасающие данные по отчислениям от Pandora и Spotify для своей песни Tugboat, а гитарист Дэвид Ловери написал текст с заголовком «Моя песня была прослушана на Pandora 1 миллион раз, и все, что я получил, это $16.89 — меньше, чем от одной проданной футболки!». Главный летний хит Get Lucky к концу августа достиг отметки в 104 760 000 прослушиваний и принес каждому участнику дуэта Daft Punk не менее $13 000. Но и это, мягко говоря, не покроет все их расходы на запись альбома. А что делать группам, у которых нет больших летних хитов?

Spotify заплатил $500 миллионов для того, чтобы получить доступ к каталогам рекорд-лейблов, получив эти деньги в задаток против будущей прибыли. Лейблы стали партнерами и акционерами Spotify — компании, которая уже оценивается в $3 миллиарда. В это же время музыканты, который создают контент, не имеют возможности влиять на его распространение.

Существует ли честное решение всех этих проблем? И имеет ли оно значение? Исторически музыканты, которые не становились поп-звездами, никогда много не зарабатывали. Как писатели или художники, большинство из них не может себя обеспечивать, занимаясь исключительно тем, что им нравится. Даже Вагнеру приходилось все время влезать в долги и спать с богатыми женщинами, чтобы обеспечить себе финансирование — так что ничего нового, правда?

Самый важный вопрос заключается в том, станет ли бесплатный или дешевый стриминг основным способом потребления всей записанной музыки и другого креативного контента — телевидения, кино, игр, искусства, порно. Возможно, нам стоит остановится на секунду и представить возможный эффект перед тем, как продавать абсолютно все свои культурные активы, как это уже сделали музыкальные корпорации. К примеру, если будущее кинобизнеса будет зависеть от прибыли с $8, которые платятся за подписку на стриминг от Netflix, это быстро все поменяет.

Вся эта модель — очень неустойчива в контексте поддержания любой творческой деятельности. Не только музыки. Неизбежным результатом кажется высасывание интернетом креативного контента из всего мира, пока от него ничего не останется. Писатели, к примеру, не могут зарабатывать на живых выступлениях. Что делать им? Написать рекламный экземпляр?

Сейчас я говорю как настоящий луддит, но мне кажется, что если взять минуту на размышления о дальнейших последствиях своих действий перед тем, как нырнуть в них с головой, это будет очень неплохо. Без новых артистов будущее музыки видится мрачным. Культура блокбастеров — это очень грустно и определенно плохо для бизнеса. Это не тот мир, который вдохновлял меня, когда я был моложе. Многие фанатики (и я сам в их числе) говорили: «Музыка спасла мою жизнь», так что должен быть какой-то стимул сделать эту участь доступной и для будущих поколений.

Полностью прочитать обращение Дэвида Бирна можно на сайте Guardian.