Как управлять вдохновением в условиях стресса, использовать творческое мышление, чтобы добиться неожиданных результатов, даже если не хватает ресурсов? О творческих и жизненных принципах, которые пригодятся и в жизни, и в карьере, а также о своем изобретении — защитном костюме Micrashell, который может оказать большое влияние на ивент-индустрию — в рамках программы Moove от «Сколково» & МТС рассказал Мигель Рисуэньо.

Мигель Рисуэньо

Совладелец, креативный директор и руководитель отдела инноваций Production Club

Посмотреть презентацию к лекции.

Название моей лекции — «Как не потерять вдохновение в антиутопическом мире». На эту тему я выступаю уже где-то полтора года, и меня всегда спрашивают: «А откуда такой негатив, Мигель? Почему ты все время говоришь, что вокруг дистопия?»

И каждый раз я отвечаю, что даже в этой мрачности мы можем видеть какие-то плюсы, возможности для улучшения, даже изменения мира, а также возможности для вдохновения.

Но прежде чем мы про все это поговорим, дам небольшую справку о себе и своей компании. Вообще-то я родом из Испании, но где-то лет 7–8 назад я перебрался в США, в Лос-Анджелес, где вместе с двумя бизнес-партнерами создал структуру под названием Production Club, в которой являюсь и директором по инновациям, и креативным директором, и сооснователем, и совладельцем.

Моей основной работой до недавнего времени (пока не началась эпидемия и все не засели по домам. — Прим. ред.) были разные крутые фестивали, мероприятия, рейдовые, гейминговые и не только. Если коротко, мы в Production Club пытаемся проводить самые крутые спецмероприятия с самыми чумовыми вечеринками. Мы постоянно поднимали планку в смысле безумия собственной работы, и поэтому сейчас имеем дело только с самыми крутыми людьми. Мы также продюсируем шоу, турне и берем на себя, в общем-то, более или менее все.

Всех наших клиентов можно поделить на две категории: известные музыканты (например, мы работаем с ZHU и Skrillex, и, если вы увлекаетесь электронной музыкой, эти имена должны вам многое говорить) и технологические компании, а среди них — известные игровые студии.


Мы работаем и с «дочкой» Amazon Amazon Web Services, и с YouTube Gaming, и с Intel. Работаем с Epic Games (те самые ребята, которые запилили Fortnite), с Riot Games (это «Лига легенд», насколько я помню), а еще мы с большим удовольствием работаем с Маркусом Перссоном, он же Notch, разработчиком «Майнкрафта», который, как вы помните, в какой-то момент продал игру за двойку долларов с невозможным количеством нулей после нее.

Но рассказать я хочу не о наших проектах — это просто была такая нескромная справка обо мне, — рассказать я хочу о своем отношении к дизайну. Мне кажется потенциально полезным рассказать о том, как я вообще к нему подхожу и почему я считаю, что даже в работе художника процесс, определенная техника или процедура — штука очень важная.

О принципах

Вам может показаться, что я какой-то необычный художник, и это неудивительно: свое первое образование я получил в области компьютерных технологий и вычислительной техники в Барселоне. Я не сразу обратился к тому, чем занимаюсь сейчас, но хочу порассуждать на тему того, что люди очень часто не уделяют достаточно внимания процессной части своей работы.

У нас в Production Club есть особые принципы, которые я сам в какой-то момент сформулировал, и о них мы сегодня будем много говорить.

Во-первых, я утверждаю, что искусству и технологиям полезно пересекаться друг с другом чаще. Есть люди, которые говорят: «Я человек искусства, все эти технологические штуки не для меня». Или, наоборот, другие: «Я человек инженерного склада ума, поэтому все эти художества мне непонятны». Конечно, это какое-то совершенно неживое разделение. Мне кажется очень важным сначала придумать концепцию и только потом продумать возможный вариант ее реализации, не отталкиваться от конкретных технологических решений.

Сначала мы разрабатываем концепцию — так, чтобы она блестела и сверкала, и только потом уже думаем, можно ли ее реализовать хоть как-то. Вопросы внедрения в каком-то смысле вторичны

У Миядзаки был прекрасный фильм пару лет назад, где та же самая мысль была сформулирована примерно следующим образом: вдохновение открывает перед нами будущее, а технология в какой-то момент догоняет вдохновение. Наш опыт показывает, что мы всегда находим способ реализовать свои фантазии.

Дальше — принцип мультидисциплинарности: у нас в компании есть и архитекторы, и дизайнеры, и графические дизайнеры, и продюсеры. Также мы работаем в очень мультикультурной среде, и это дает нам массу преимуществ.

Наконец, мы стараемся не просто думать, но думать лучше, критичнее, креативнее и латеральнее. Я не утверждаю, что мы успешно решаем какие-то важные проблемы современного мира, но утверждаю, что большинство людей вообще плохо думает, и мы пытаемся этот недостаток исправить хотя бы в своей работе.

О работе и важных качествах

Меня воспитывали в очень простой логике: если не можешь себе что-то позволить, не можешь что-то купить и продолжаешь хотеть — сделай это сам. В таком режиме я смастерил себе свое первое пианино, потом сделал себе футбольный мяч и так далее.

Если говорить в общем, в любых моих заказах, контрактах нужно было найти красивое решение реально существующей проблемы. И если спросить, чем я отличался от других людей (потому что очевидно, что я не один в этой отрасли работаю), это, наверное, мой трудоголизм. Наверное, кому-то повезло и они родились очень умными; я же родился с достаточно средними интеллектуальными способностями, поэтому приходилось брать другим.

Я вкалываю достаточно, чтобы уравнять себя в шансах с теми, кого природа одарила большим количеством талантов

И к этому я добавляю навыки критического мышления. Часто люди считают, что они обладают критическим мышлением, потому что умеют все критиковать, но, конечно, под этим качеством понимается совсем другое. Я всегда говорю, что недостаточно просто критического мышления, нужно конструктивное критическое мышление. Критикуешь? Предлагай!

Ведь каждый может сказать, что, мол, вот тут у вас все плохо сделано и тут почему-то болтается. Но хороший человек должен сказать иначе: «У вас тут почему-то болтается — попробуйте сделать вот так. Может не сработать, но это идея». И это правильный подход — помогать разработать более удачное решение. Иначе креатор может легко уткнуться в стену непонимания, отсутствия поддержки, депрессии.


Но наиболее важным параметром я считаю творческое мышление — это, по сути, главная тема нашей с вами встречи. Как вы понимаете, творчество рождается в процессе, здесь тоже нужна практика. И мое преимущество, как мне кажется, всегда находилось где-то на стыке трудоголизма, конструктивной критичности и креативности.

Может быть, вы читали в свое время книжку прекрасного исследователя Эдварда де Боно «Шесть шляп мышления». Так вот, крупная проблема многих компаний, и в каком-то смысле невидимая, — то, что я называю неадекватным мышлением. Но ведь нельзя же просто прийти в какую-нибудь компанию и сказать: «Вы не умеете думать», — на тебя сразу все обидятся и выставят за дверь. Эту мысль нужно доносить, найти какой-то позитивный, вежливый способ ее передать, потому что большинство людей не готовы к такому откровению. Я стараюсь говорить примерно так: мол, если мы научимся думать еще эффективнее, мы поменяем мир, люди станут счастливее, наши продукты будут лучше продаваться, мы будем зарабатывать больше денег. Таким образом я передаю им свою идею, что мыслят они пока что плоховато.

Дело в том, что мы привыкли очень конфронтационным способом подходить к решению проблем

Мы пытаемся найти какую-то истину, опираемся только на логику, на рацио. Мы в каком-то смысле заложники греческой традиции Сократа и Платона, которые приучили нас, что правильные решения можно найти только через поиск правды. А ведь это не обязательно так. Установление какой-то единственной правды может быть очень интересным делом, но не самым продуктивным. Возможно, у заявленной проблемы есть не одно единственно верное, а десятки классных решений, а последовательный, линейный, в каком-то смысле редуктивно-дедуктивный подход к поиску может вывести нас только на одно решение.

Я часто использую аббревиатуру EBNE, которую придумал упомянутый де Боно, Excellent But Not Enough — прекрасно, но недостаточно. Например, какой-нибудь Skrillex говорит: «Хочу какое-то крутое шоу, где все будет очень красиво, но готовиться не буду» (потому что такой вот характер), и ты понимаешь: все должно быть здорово и структурировано, но репетировать с ним нельзя. Что мы делаем в таких ситуациях? Садимся и пытаемся найти решение.

Обычно, когда вы проводите подобные групповые обсуждения, наверняка кому-то в голову приходит умная мысль и он говорит: «Класс, ребята, мы придумали решение!» Но нельзя на этом останавливаться, ведь пока что это как раз такое EBNE-решение: классное, но недостаточное. Спасибо, здорово, что решение придумано, но оно не единственное, продолжаем работать. Когда вы продолжите, найдутся еще более классные и нелогичные решения, то есть не вытекающие из какого-то логического построения, и это не плохо. Латеральное мышление помогает нам находить какие-то идеи, не лежащие на торной логической дороге.

О конфликтах и поиске идей

Знаете, для испанцев и русских конструктивный конфликт — это какая-то совершенная идея, а потом, когда я приехал в США, вдруг выяснилось, что для них подобное явление — интеллектуальная пустыня. Считается, что конфликтов просто нет. Все говорят: «Все отлично, чувак, все нормально, никаких проблем».

Никому и в голову не приходит, что конфликты можно специально создавать, что их можно конструктивно использовать

Это я не к тому, что нужно постоянно с кем-то сражаться или спорить для того, чтобы продемонстрировать свою правоту. Однако конструктивный конфликт может помочь вам улучшить прорабатываемую идею, и здесь не должно быть места для бездумного соглашательства ради дружбы.

Еще один важный принцип состоит в том, чтобы не зацикливаться на том, что есть, а зацикливаться скорее на том, что мы можем сделать. Часто люди пытаются придумать какие-то решения в пределах привычного концептуального поля, где, может быть, и разумно говорить о единственной правде или единственно верном решении. Однако все это яйца выеденного не стоит, когда вы выходите в пространство возможного: для того чтобы эффективно в нем работать, надо не торопиться с оценочными суждениями.

Ведь очень легко, опираясь на привычные взгляды, сказать: «Твоя идея ***». Но лучше вместо этого, не торопясь, найти в идее что-то классное, а потом понять, а что тебя, собственно, бесит в предложенном, что не так, понять, с чем оно конфликтует. Такая рефлексия может привести вас к классной переработке исходной идеи — я следую ей и в профессиональной деятельности, и в личной жизни.

Так сложилось, что я работаю с большим количеством творческих людей, и все эти музыканты очень разные. Есть один диджей, который любит позвонить в 4 утра и сказать: «Давай, Мигель, пойдем по гамбургеру съедим! И заодно обсудим, мне идея пришла!» Другому же обязательно нужно согласовать и подтвердить время встречи по календарю, заранее, за месяц, чтобы было высечено в камне. А потом, уже после встречи, он будет по пунктам давать обратную связь: здесь сработало, а здесь не очень.

Люди разные, подход к ним нужен разный, но общая концепция у меня одна и та же, просто она гибкая и позволяет мне адаптироваться

Каждый раз, когда появляется проект, я в качестве директора, режиссера, креативного директора провожу большое количество мозговых штурмов с самыми разными специалистами.

Мозговые штурмы подчиняются определенным правилам. Например, нельзя просто так критиковать. Критика в пределах мозгового штурма — это в принципе дурно, не комильфо. Не бывает плохих идей на мозговом штурме, потому что даже, казалось бы, слабая идея может натолкнуть кого-то другого на мысль получше, и вот у вас уже идея на миллион.

Поэтому в мозговых штурмах мы часто задаем один вопрос: «Слушайте, а какая самая *** идея может быть у нас в этом проекте?» Иногда бывает и так, что дальше мы именно эту *** идею и реализуем. А иногда кто-то говорит: «Слушайте, классно будет, если мы начнем с того, что два наших виджея поцелуют друг друга взасос», — и мы понимаем, что не обязательно эту идею пускать в дальнейшую работу, но ее точно можно как-то развернуть. Думаю, стоит назвать такой подход концептуальный bullshit.

Попробую отметить какие-то отдельные элементы своего процесса, благодаря которому меня сейчас слушают люди.

Раньше, как я уже говорил, я жил в маленьком городке, но даже там меня никто не слушал. А сейчас я вроде в большом мире живу, и все прислушиваются. У меня была идея вместе с моим бизнес-партнером сделать шоу для Skrillex. Вместо того чтобы неделями сидеть с видео за компьютером и работать в рендере, мы решили, что будем использовать real-time рендеринг на игровом движке. То есть весь визуал не будет готовиться заранее, а будет рендериться и отображаться прямо во время шоу. Многие творческие решения родились из-за нехватки: нам тоже пришлось крутиться и придумывать, потому что у нас просто не было ресурсов, мы не могли закупить всю технику заранее.

В общем, в 2011 году мы придумали какое-то количество аватаров для первого шоу Skrillex, которыми он сам мог бы управлять. И это была бомба: никто до нас до этого не додумался. Мы связались с менеджером Skrillex, и он сказал: «Слушай, Мигель, я в первый раз про тебя слышу, но мне нравится твоя идея. Приезжай ко мне в Лондон, поговорим». Я приехал буквально на следующий день. На встрече был и сам Skrillex, я показал ему наши проекты, а тот говорит: «Парни, огонь! Приезжайте в Штаты». Вот так я и перебрался в США, так была создана компания Production Club. <…>

О вдохновении и принципах

Конечно, такие проекты вызревают долго, на них уходит очень много сил и времени, и найти вдохновение не всегда бывает легко. Ведь для того, чтобы заниматься какой-то творческой работой, вдохновение жизненно необходимо. Здесь мы возвращаемся к названию лекции: где же в нашем антиутопическом мире найти вдохновение?

Мир не конфетка. Отрасль жестит, все жалуются, все ругаются, люди в стрессе и не вовлечены в то, что они делают. Логичным образом в условиях дистресса человеческий мозг закрывается и перестает генерировать хоть что-то достойное — как минимум в креативном плане. Поэтому так важно уметь вводить себя в ресурсные состояния: без этого невозможно ничего изменить в позитивном направлении. Я вообще утверждаю, что, если не будет творческого мышления, мы загнемся и как креативная отрасль, и, возможно, как биологический вид. В нынешних условиях все только и могут что сильно стрессовать, переживать, говорить, что жизнь закончилась, подайте мне дополнительный белый саван (и я не говорю только про наши коронавирусные времена, а про тенденцию в целом — она была и до).

Знаете, часто бывает, что приходишь на работу и думаешь: «Классный будет день». А потом одна проблема за другой, и люди постоянно тебя чем-то отвлекают: то WhatsApp, то какие-то календарные обновления, Dropbox, iMessage и так далее. День прошел, а никакой нормальной творческой работы так и не было.

В какой-то момент я понял, что весь этот шум, что вся эта грязь реально мешает мне заниматься любимым творческим делом

Я пытаюсь и сам найти вдохновение, и вдохновлять окружающих меня людей, потому что им тоже это вдохновение необходимо, я это понимаю. И весь этот шум не дает мне возможности сконцентрироваться и добиться своего. В общем, недопустимая, неприемлемая ситуация, в которой у нас нет вдохновения из-за ощущения, что все идет через ***.


Тут вы можете мне сказать: «Ну да, ну да. Ну, положим, профессор. А что делать-то? Я тут застрял у себя дома на 2,5 месяца. Самые близкие люди потеряли работу, родители потеряли работу, девушка потеряла работу. Бабушка старенькая, а я не могу с ней встретиться. Вообще жизнь пошла под откос. Где тут искать вдохновение?» Я очень надеюсь, что это не прозвучит как какой-то урок или мастер-класс, потому что я просто пытаюсь сформулировать то, что пригодилось лично мне, а дальше вы сами решайте, нужно ли оно вам.

Я считаю, что важная штука — это принципы. Может быть, это даже не идеальные принципы, они могут быть вообще случайными, но они обязательно должны у вас быть.

Иногда говорят: «Мигель, а почему ты такой принципиальный?» И я отвечаю: «Алло, чуваки, я готов поменять свою позицию, если со мной поговорить». Принципы помогают принимать решение. Если их нет, у вас начинаются дискуссии на 50 часов. Знаете, люди бывают так демократически настроены, что не могут вообще ничего согласовать. Я же за свои принципы готов умереть.

О первом я уже сказал раньше: это объединение творческого мышления с критическим, объединение искусства и технологий. Еще один важный принцип — если человек перестает учиться, он перестает жить, поэтому, когда у меня есть свободное время, я хватаю первую попавшуюся книгу и стараюсь ее понять. У меня даже есть проверочный вопрос: когда я последний раз выучил что-то, чем я горжусь? Если я задумался и не знаю, что на него ответить, — это тревожный звоночек. Значит, я замшел.

Дальше. У нас в команде 50 человек. В современном эгоцентрическом мире каждый испытывает соблазн быть зацикленным на себе, поэтому мой третий принцип — мы гораздо больше, чем «я». Да, может быть, я работаю с крутыми людьми и могу чувствовать себя голливудской звездой, но я искренне верю в то, что в одиночку я никогда не смогу сделать так много. Вместе мы всегда придумаем лучшее решение — более творческое, более интересное, поэтому старайтесь окружать себя людьми, которые могут вас поддержать, с которыми вам интересно.

Когда вы нашли кем вдохновиться, общайтесь с этими людьми. Если вас вдохновляют люди, до которых не дотянуться, посмотрите внимательнее на свое окружение: наверняка найдутся те, кто делает что-то классное, кто заслуживает вашего восхищения, слов одобрения и поддержки.

Если вы посмотрите по сторонам и не найдете ни одного человека, который бы вас вдохновлял, — это беда. Это значит, что вы в ***

Ненормально, когда вы чувствуете себя самым умным человеком в своей компании. Всегда нужно окружать себя более талантливыми, более умными людьми, чтобы было стремление и желание тянуться выше.

Еще я утверждаю, что каждому человеку нужно иметь хобби. Я, например, люблю машины и люблю заниматься своей машиной. Наличие хобби помогает отслеживать прогресс вашего улучшения и придумывать что-то новое даже в профессиональной деятельности. Ведь если уж мечтать, так мечтать о большем, нужно использовать весь свой потенциал. И нет ничего страшного, если кто-то посчитает вас иррациональным человеком — знаете, таким безумцем в плане амбициозности. Я считаю, что, если никто не жалуется и не говорит мне, что я пытаюсь прыгнуть выше головы, это значит лишь одно: я недозамахнулся, надо повышать градус безумия.

Важно записывать свои цели — звучит очевидно, но мне это реально помогло. Дальше нужно начинать с самых краткосрочных целей — это точно имеет смысл делать не только в рамках составления плана на один день, но и на семестр. Цели здорово бы приклеить куда-нибудь на видное место, чтобы про них не забывать, чтобы они все время были перед глазами.

Не бойтесь настаивать, формулировать свое мнение, высказываться, даже когда не спрашивают. Бить по столу, если вас не слушают, тоже не бойтесь. Настойчивость позволяет добиваться большего. Мне кажется, что ожидание — не очень полезная штука, но, может быть, это особенность моей отрасли.

Конечно, я стараюсь не винить окружающих за то, что не в порядке в моей собственной жизни. Если тебе что-то не нравится в окружающем мире — поменяй себя.

Еще мне кажется полезным совет составить и регулярно обновлять список собственных навыков, чтобы знать, сколько ты реально стоишь. Огромное количество хороших художников, инженеров, творческих людей реально не понимают, сколько нужно брать денег за свою работу, потому что не знают, какими навыками обладают. Попробуйте составить для себя такой список навыков: там могут быть и конкретные умения, и какие-то большие группы навыков.

Старайтесь пробовать разное, проявлять понимание и без предвзятости относиться к другим людям. Но не позволяйте им определять то, кем вы можете быть. С какой стати другой человек должен говорить вам: «Да какой из тебя фэшн-дизайнер!» — или: «Вы получили техническое образование, поэтому сидите в своем НИИ и продолжайте делать свои непонятные инженерные дела». Если бы я верил не себе, а кому-то еще, я бы, наверное, так и остался в своей первой профессии.

На очень важном этапе вашей карьеры обязательно будет какое-то количество людей, которые будут вам желать не поддержки и удачи, а ровно обратного. В этот момент нужно уметь закрыться от них, перестать слушать и просто работать дальше

Кстати, я часто пользуюсь разными саундтреками для разных состояний: они помогают мне лучше работать. Если я чувствую, что хороших идей что-то не осталось, я обычно включаю соответствующий саундтрек, расслабляюсь, и мозг тут же входит в нужное ресурсное состояние. Поэтому очень полезно уметь просто расслабляться — некоторых людей нужно этому учить специально. Кстати, уже доказано, что, когда вы ничего не делаете, не смотрите телевизор, не читаете, у вас в мозге высвобождается пространство для того, чтобы случайным образом стали выстраиваться новые нейронные связи, и чем их больше, тем выше будут креативные прыжки вашего мышления. Обязательно ищите вдохновение в других сферах, в других темах и в других дисциплинах: в прошлом мне это сильно помогло.

Сейчас, думаю, будет уместно рассказать про Micrashell — костюм химзащиты, который мы придумали вместе с командой. Мне кажется, он бы не появился без такого концептуального подхода.


Когда началась пандемия, у нас за две недели отменились все проекты на 2020 год, но осталась компания в 50 человек. Что делать? Можно было всех уволить, а можно — придумать что-нибудь классное. Я собрал людей и сказал: «Есть хорошая новость. Все проекты, которые у нас были на этот год, отменены. Давайте проведем мозговой штурм на несколько тем. Первая — как бы мы могли помочь нашим сотрудникам не потерять работу и как мы вообще можем помочь отрасли». (Отрасль, кстати, большая — счет идет на миллиарды долларов, которые сейчас закончились. Ни конференций, ни концертов, стадионы пустуют, в турне никто не ездит.) И вот кто-то сказал: «Давайте заляжем на дно и просто дождемся, пока пандемия закончится». Но если ждать придется долго, надо же будет всех уволить, ведь никто не знает, сколько времени все это займет: два месяца, двадцать или двести.

Поэтому я назначил время для официального мозгового штурма. Мы договорились встретиться в воскресенье и придумали 20 разных идей на тему того, как помочь отрасли. Честно скажу, что многие идеи были так себе, но среди них была одна идея про создание костюма, который позволил бы людям общаться друг с другом. Таким образом можно было бы снова проводить концерты и мероприятия и, соответственно, отрасль бы не накрылась, ведь по нынешним правилам даже там, где разрешаются какие-то мероприятия, реальная пропускная способность площадок упала в пять раз. Вероятно, из-за этого и билеты станут дороже.

В общем, пока все остальные придумывали виртуальные мероприятия, мы придумали Micrashell — костюм, который позволяет вам поддерживать почти человеческий контакт, специальный скафандр с двумя фильтрами, защищающими вас от вирусов. В него встроены и другие решения: вы можете в нем и есть, и пить, и курить, и много чего другого делать. Мы придумали Micrashell как своеобразное творческое упражнение, просто для того, чтобы напомнить отрасли — да, компания у нас небольшая, но зато сейчас подходящий момент для придумывания новых идей.

Конечно, мы не можем всерьез конкурировать с компаниями по 5–6 тысяч человек, однако мы можем быть резвее, чем они, и мы можем придумать что-то классное, пока они просто сокращают персонал

Но мы не просто придумали концепцию — мы начали придумывать прототип, и тут мир сошел с ума. С нами стали связываться, нас стали спрашивать: «Можно уже купить? Можно мы будем применять ваши костюмы в наших отраслях? А можно мы встроим наши канистры в ваш костюм?» И Fast Company, и New York Post, и Los Angeles Times и даже «Поп-механика» про нас написала, медиашторм длился около двух недель.

Над проектом мы работали в 24-часовом режиме, потому что у нас одна часть команды в Испании, а другая — в Лос-Анджелесе. И я все это говорю, чтобы донести одну простую мысль: делай. Все сейчас попали в ситуацию, в которой мы видим, как многие нормальные, талантливые люди просто решили ничего не делать, подождать, пока волшебным образом тучи рассеются и все станет как прежде. Мы же собрались и замутили проект. И, как я уже сказал, в тот момент мир взорвался. Наверное, это что-то значит и чего-то стоит.

Вопросы и ответы

— На каком этапе сейчас находится проект с Micrashell?

— Как я и говорил, текущий этап — это прототип. Мы апробируем разные фильтры, на 3D-принтерах печатаем отдельные элементы. Пока работали, нашли разные девайсы, которые хотелось переделать, адаптировать. Пока мы делаем свой страшненький прототип, ведем переговоры с разными компаниями в поисках оптимального партнера, который мог бы сделать больше, чем демоверсия, то есть мог бы сделать уже пилотный производственный образец, так, чтобы костюм можно было запустить в мелкосерийное производство. Общаемся сейчас с компаниями из Германии и из Китая. Поскольку мы дизайнерская компания, мы вряд ли будем заниматься крупномасштабным производством сами. И мы уверены, что если не в эту пандемию, так в следующую уж точно люди будут использовать подобные костюмы.

— Вы сказали, что перебрались в США. И как? Переезд улучшил вашу социальную сеть контактов, позволил развить новые навыки? Что вы вообще думаете об эмиграции?

— Как эмигрант я считаю, что миграция — очень полезная штука для эволюции общества. Мне кажется, что это даже история доказывает. Я вырос в достаточно деструктивной среде, меня постоянно критиковали, говорили, что можно было бы лучше. И вот это ощущение, что я недотягиваю, что я недостаточно хорош, со мной осталось, но оно же помогло мне добиться успеха в США.

Опять же, система общества в маленьком испанском городке, из которого я уехал… Я так себе говорю по-английски, но открытость общества в США позволила мне достаточно легко интегрироваться. Мне кажется, для моей профессии это был правильный ход, эмиграция позволяет быть более творческим человеком.

— Вы описали классную технологию, она сейчас ужасно актуальна. Хочется узнать, сколько это стоит и кого вы видите в качестве потребителей. Есть уже компании, готовые вкладывать деньги в ваше технологическое решение? Например, есть надежда, что коронавирус рано или поздно закончится — скажем, через полгода. Кто-то готов покупать такие костюмы уже сейчас?

— Давайте честно скажем, что никто не гарантирует, что коронавирус закончится за полгода. Если он закончится, я буду рад, но сейчас я просто пытаюсь помочь в решении этой большой проблемы. Если она решится сама собой, я не буду против. Про затраты ничего сказать не могу: мы все еще находимся на этапе прототипа, экспериментируем с разными технологиями и материалами.

Опять же, мы не разрабатываем какие-то собственные решения. Скажем, мы могли бы собственный динамик придумать, но нет, пока что просто взяли готовый с рынка. Хотя какая-то кастомизация могла бы на определенных объемах дать нам возможность снизить затраты.

Обратите внимание, что эти костюмы у нас разрабатываются для B2B-модели, чтобы их не рядовые граждане покупали, а организаторы мероприятий, чтобы можно было заполнять концертные площадки на 100%, а не на 20%. Выигрыш в 80% достаточен, чтобы бизнес мог такие костюмы купить.

— Вы говорите, что готовите прототип. А до прототипа у вас что было?

— Пару дней назад мы сделали то, что называется PRD (Product requirements document), то есть список минимальных технических требований к продукту, потому что у разных производителей разные возможности. Мы, конечно же, в любом своем проекте стараемся оценить потенциальную рентабельность, но здесь такой возможности просто не было, потому что все случилось неожиданно.

MVP (minimum viable product)Минимально жизнеспособный продукт — продукт, обладающий минимальными функциями, тем не менее достаточными для удовлетворения первых потребителей. выглядел гораздо проще. Он предполагал костюм без освещения с динамиком и минимальным набором баллончиков. То есть костюм химзащиты, в котором вы просто можете общаться с другими людьми и воспроизводить музыку или речь.

— На какие рынки и в каком порядке вы собираетесь выходить?

— В первую очередь, конечно, нас интересуют наш рынок, то есть концерты, live show, experiential мероприятия, рейвы, большие выставки и конференции. Конечно, есть масса других рынков, которым костюм может пригодиться: хоть на стройке, хоть в кинематографе. С нами уже связывались представители других отраслей, но мы для себя четко расставили приоритеты. Сначала убедимся, что решение классно работает для нашей отрасли, а потом уже будем смотреть какие-то другие возможные use cases.

— А географические рынки вы рассматриваете? В какую страну нам перебираться, чтобы надеть такой костюм?

— Мне кажется, что такие костюмы можно использовать в любой стране. Вы, кстати, знаете, что во многих странах уже зарегистрирован прирост случаев домашнего насилия, депрессий, других психических отклонений? По-моему, такой инструмент, как наш костюм, позволяет бороться и с этими явлениями тоже. Вообще не вижу географических исключений.

Но мы пока мало занимаемся изучением других рынков. Мы пытаемся как можно быстрее сделать демопродукт для американского рынка, хотя у нас очень много совместных проектов и с европейскими площадками и компаниями. Если с нами свяжется кто-то из какой-то другой страны, мы, конечно же, не откажем, а будем рады поддержать успешное использование нашей продукции и в других странах. Может быть, мы даже не сильно будем на этом зарабатывать, у нас есть и другие способы заработка. Поэтому никаких географических ограничений я не вижу.

— У меня вопрос про популярность костюмов по окончании пандемии. Когда уйдет коронавирус, будут ли ваши костюмы каким-то атрибутом уникальных вечеринок, или они найдут свое место в музеях?

— Если я правильно понимаю ваш вопрос, вы спрашиваете, что произойдет с Micrashell, когда закончится пандемия. Поверьте, этот вопрос нам задают многие. Но я уже слышал, как некоторые говорят: «Я хочу ходить в этом костюме на вечеринки, потому что он крутой». То есть мало того, что в нем классная защитная система, он еще и выглядит модно.

Знаете, если бы мы были умными, мы бы придумали этот костюм пять лет назад, но мы, к сожалению, не такие умные, как хотелось бы. Впрочем, нам кажется, что рано или поздно появится очередная беда, очередной вирус и здорово, если у нас будет такой костюм. Ну и даже если пандемия уйдет, наш мозг все равно поменяется. Я думаю, например, что даже через два года многие люди будут продолжать носить маски, потому что им это будет давать какое-то психологическое ощущение лучшей защищенности.

Люди, может быть, станут по-другому относиться к вопросам безопасности, будут покупать больше безопасных автомобилей. Мне кажется, что такой костюм действительно может оказаться чем-то полезным.

— Значит, у вашего продукта есть и B2C-перспективы? Все это время вы говорили, что это B2B-проект.

— Я думаю, что во время пандемии это B2B-проект, потому что только крупные операторы могут нормально выстроить процедуру регулярной очистки, стерилизации этих костюмов. Но когда пандемия закончится, мне кажется, кто-то захочет покупать такие костюмы — так же, как люди покупают новый iPhone или велосипед. Я могу сказать, что к нам приходят запросы и от корпораций, и от частных лиц.

— Есть ли какие-то специальные датчики, встроенные в этот костюм? Датчики температуры тела, например. Ведь такой костюм может надеть и больной человек, который этого еще не знает, а тут ему костюм подскажет.

— Пока что мы думали только об одном датчике (хотя там есть камера, ее тоже можно в каком-то смысле назвать датчиком) — физической близости, proximity-датчике, тут можно даже Bluetooth использовать.

Понятное дело, что, когда носишь такой скафандр, если много двигаешься, становится теплее. Поэтому мы сейчас думаем о том, как бы встроить туда температурный датчик, который бы регулировал скорость вращения вентилятора, обеспечивая постоянство внутренней температуры. Можно еще поставить датчик качества воздуха, хотя мы не уверены, что эта штука будет нужной. То есть нам точно нужен мониторинг состояния батареи, расстояния и температуры.

— Кажется ли вам, что сейчас, когда люди чаще используют стриминговые платформы для прослушивания музыки, можно говорить об этом как об окончательном изменении предпочтений? Или все обратно поменяется по окончании пандемии?

— Вопрос на миллион долларов. Да, мы придумали Micrashell не случайно: мы знали, что многие работают в виртуальной сфере, и мы, наоборот, решили запустить что-нибудь в физическом мире, потому что это как бы контринтуитивно. С этого начался мозговой штурм, с этого появился Micrashell.

Лично мне кажется, что люди готовы участвовать в виртуальных мероприятиях, но я не думаю, что они смогут полностью отказаться от офлайна. Все-таки человек — социальное животное и хочет контакта с другими людьми.

Конечно, большое количество мероприятий сейчас и даже по окончании пандемии будут реализовываться гибридно, то есть будут проходить и в цифре, и в офлайне одновременно. В этом смысле пандемия ускорила процесс, который бы иначе занял 4–8 лет, а сейчас люди, у которых нет денег на билет на какой-то далекий концерт, будут гораздо лучше относиться к идее принять в нем участие виртуально.

Поэтому я думаю, что гибридных шоу после пандемии будет много, но их не станет больше офлайновых по той простой причине, что люди испытывают более сильные эмоции в компании других людей. Восприятие другое, эмоциональный заряд другой. Но это касается музыкальной отрасли.

В мире конференций или выставок, каких-то других мероприятий, не музыкальных по своей природе, мне кажется, пандемия может изменить многое. Я думаю, большое количество проектов окончательно перейдут из офлайна в онлайн, те же технологические конференции.

— Какие препятствия вы видите сейчас в плане внедрения этого решения в клубах, например? Что сейчас мешает?

— Мы в свой костюм уже встроили большое количество features, и можно добавить еще, но тогда он станет дороже и изготавливать его надо будет еще дольше, поэтому хотелось бы найти какую-то золотую середину.

Понятное дело, что прикол нашего костюма не в том, что он вас защищает: профессиональный костюм химзащиты или медицинский специальный костюм в этом плане гораздо лучше. Но они вызывают совершенно не те ассоциации, они мрачные. Нам же хочется сохранить модность, какой-то такой передовой характер нашего костюма, не жертвуя при этом его свойствами как средства индивидуальной защиты.

Сразу пытаюсь себе представить версию этого костюма для Burning Man, которая как раз может быть менее технологичной, учитывая культуру этого мероприятия.

— Сколько часов подряд можно использовать ваш костюм?

— Мы стремимся к восьми часам. Пока мы размещаем аккумуляторы так, чтобы их можно было легко поменять. Вот такой аккумулятор поддерживает работу костюма максимум три, даже четыре часа при минимальной скорости. Хотя на самом деле ни шесть, ни восемь часов для большинства шоу не нужно. Лично я считаю, что достаточно было бы 4–5 часов, и пусть тогда костюм будет чуть полегче. Вышел попить, заодно и аккумулятор поменял.

— Но вы же знаете этих рейверов с Burning Man — они могут отжигать долгими часами.

— И все же участники Burning Man ходят с телефонами и эти телефоны где-то заряжают.

— Есть какая-то технология, которую вы терпеть не можете?

— Я раньше много чего ненавидел — Facebook, например. Нет, я им иногда пользуюсь, но вообще я много технологических решений раньше терпеть не мог. А со временем понял, что важно просто научиться их использовать.

Я обычно без симпатии отношусь к технологиям, которые разделяют людей, например, на богатых и бедных в силу своей недоступности. Меня часто впутывают в какие-то споры про то, что эволюция и инновации — это зло. Говорят что-то вроде «Зачем нужны эти ваши инновации? Раньше люди общались, а теперь все уткнулись в свои телефоны, никакого общения». Но мне кажется, что инновации здесь ни при чем: это про то, как вы используете продукт инноваций.

Мне кажется, я могу ненавидеть какие-то военные технологии, но, с другой стороны, очень часто военные разработки являются ледоколом для разработки уже мирных решений. Поэтому навскидку я даже не знаю, что сказать. Мне кажется, что зашоренность некоторых производителей компьютеров меня реально бесит, эти их проприетарные стандарты, невозможность самостоятельно что-нибудь починить, потому что они со всех сторон патентами обложились. Когда компании закрываются и из каждого своего продукта делают черный ящик, это бесит. Но «бесит», наверное, сильное слово. Расстраивает.