О них появляются статьи в Forbes, The Guardian, Medium, Worldcrunch, Daily Nous и многих других изданий. О пользе философов для бизнеса говорят уже даже в стенах Института философии РАН. Но кто они и как применимы в бизнесе? Разбираемся вместе с Еленой Задорожной, философом, консультантом, автором методологии рефлексии и проекта International Reflection Center.

Елена Задорожная

Философ, консультант, автор методологии рефлексии и проекта International Reflection Center

Основные понятия

Прежде чем приступить к изложению истории формирования и текущего положения корпоративных философов (Chief Philosophy Officers), следует описать ту базу, на которую я опираюсь.

На мой взгляд, философия — это отрефлексированная авторская космология. Что значит: я как-то вижу этот мир и несу ответственность в слове, мысли и действии за каждый аспект своего видения.

Философия не наука. Любая наука имеет конкретный объект исследования, философия же может быть о чем угодно на усмотрение самого философа. Это мысль А.М. Пятигорского.

В этой статье, используя слово «философ», я буду иметь в виду широкий круг специалистов, деятельность которых в общественном сознании так или иначе связана с философией. Но нужно понимать, что определений философий и деятельности философа существует в мире сколько угодно.

Академизм и практическая философия

Также важно отметить «философский ландшафт», который нас окружает.

  • Во-первых, существует академическая философия, которая во всем мире имеет единственную цель самовоспроизведения.

  • Во-вторых, есть практическая философия, пионеры и последователи которой зачастую противопоставляют себя академикам и убеждены, что философские идеи должны помогать людям.

В первом случае философы (и их возможности) ограничены требованиями академизма, кругом научных интересов и периодичностью публикаций, а во втором — требованиями рынка, необходимостью соблюдать этический кодекс и внутренние правила профессионального сообщества.

Но если область практической философии создавалась как противоположность академизма, чтобы применять знания из этой области, помогать людям и зарабатывать деньги, то с деятельностью философов в бизнесе нет однозначности.

Как работают философы-консультанты в бизнесе

Независимые философы-консультанты предоставляют компаниям услуги в виде консультаций, воркшопов, лекций, интенсивов и т. д. Одним из популярных методов является так называемый сократический диалог, в ходе которого обнаруживаются противоречия и заблуждения в рассуждениях участников. Также есть философы, которые читают лекции или обучают авторскому методу. Как правило, они работают с определенным запросом.

Например:

Американская компания BABL занимается этической экспертизой искусственного интеллекта. Их Chief Ethics Officer специализируется на прикладной этике и праве, этике алгоритмов и войны, а главный консультант по этике — на эпистемологии и этике алгоритмов. Они предлагают консультирование и алгоритмический аудит, чтобы убедиться, что алгоритмы не компрометируют доверие, выстраиваемое с клиентами и сотрудниками. Такая консультация позволяет компаниям уменьшить репутационные и правовые риски.

В канадской компании Lenker, которая помогает бизнесу в трансформациях, есть должность Chief Knowledge Officer. На этой позиции работает философ с академической философской подготовкой. В работе он использует свои «навыки как писателя, исследователя, аналитика и философа, чтобы помочь бизнесу достичь практических и желаемых бизнес целей и позитивно повлиять на мир».

Вынесенность философа за пределы организации — его самое важное преимущество. Это позволяет ему делать свою работу, не будучи зависимым от личных отношений и внутренних политических игр. Обсуждение норм, ценностей, принципов — плодотворное пространство для манипуляций и путаницы, поэтому философ, который решит работать с бизнесом, должен иметь действительно ясное мышление и моральную устойчивость, чтобы сохранять нейтральность. В сущности, философ не должен действовать ни в интересах компании, ни в личных интересах. Он должен только мыслить и быть преданным истине (как он ее понимает).

Другой случай, пока более редкий, — это штатный философ, Chief Philosophy Officer. Его полномочия и рабочие задачи могут чрезвычайно широко варьироваться.

Первый CPO появился в Google. Это был Дэймон Горовиц, технический директор, имевший степень PhD по философии. В 2011 году он выступал на TEDx в Стэнфордском университете и указал на то, что технологическим компаниям необходимо брать на себя ответственность за свои разработки, поскольку у них очень много власти.

Норвежский пенсионный фонд пользовался услугами философа Хенрика Сюсе (Henrik Syse) для того, чтобы тот помог с определением статей расхода.

В 2018 году тенденция к найму штатных философов стала заметна, Google начал активно нанимать гуманитариев, а Forbes предложил включать их в топ-менеджмент — о чем написал Worldcrunch. В той же статье привели результаты с сайта сравнения зарплат. PayScale обнаружил, что выпускникам с дипломами по философии платят больше, чем их коллегам по управлению бизнесом.

Каким бы новым ни казалось взаимодействие философов и бизнеса, фактически в России уже есть для него мощная база. Я имею в виду методологическую и лекционную работу Г.П. Щедровицкого. Он начал проводить мыследеятельностные игры в 1954 году, а с 1979 года организовывал их осознанно. Мыследеятельностные игры проводились на предприятиях и позволяли эффективно перестроить их работу. Сейчас эту работу продолжает его сын, П.Г. Щедровицкий.

Чем занимается философ в компаниях?

Большинство статей не дает никаких определенных ответов. Фактически они представляют собой манифестацию важности философов для бизнеса, а не объяснение того, что, как и зачем делает человек в должности CPO. Любопытно, что даже работающие в должности CPO зачастую не могут объяснить, что именно компания получает в результате их работы и за что платит деньги. Вкратце их видение можно свести к следующему: результат неизмерим, но точно ощущается.

Кроме очевидной нехватки рефлексии, у философов относительно своей работы, возможно, есть и другое основание для этой расплывчатой картины. На него указывает автор статьи «Секретные философы Кремниевой долины должны делиться своей работой». В своей работе он упоминает определенные требования конфиденциальности, которые ограничивают возможности философов в области распространения информации о своей работе.

«Местному [живет в Кремниевой долине] философу из Apple, Джошуа Коэну, бывшему профессору Стэнфордского университета и автору книги „Дуга моральной вселенной и другие эссе“, запрещено говорить публично о своей работе в компании. Совет по этике ИИ компании DeepMind окутан тайной с 2014 года. Соответствующий совет Google, в который входил известный оксфордский философ техники Лучано Флориди, был распущен уже через неделю после своего запуска, оставив нас гадать о его роли (хотя совету так же не дали бы возможность обсуждать работу публично). Также комитет по контролю этики ИИ в Microsoft не раскрывает свое мнение о наложении вето на продукты и клиентов».

Несмотря на то что автор не приводит никаких доказательств существования подобных запретов, вопрос о прозрачности работы философа и его этической позиции стоит особого внимания.

В последнее время можно наблюдать как осознанность, толерантность и экологичность отождествляются с этичным. С такой же скоростью, с какой раньше на продуктах начали ставить маркировки «без ГМО», компании маркируют себя экологичными и этичными. Наличие этического кодекса и этических комитетов (или хранителя кодекса) в компаниях, особенно крупных, постепенно становится нормой. Но если открыть какой-нибудь этический кодекс, встретим ли мы определение того, что такое этичное, справедливое, толерантное? Каковы критерии для их распознавания? Какую этическую и духовную подготовку прошли члены этического комитета для того, чтобы быть способными выполнять наблюдающую, оценивающую и карающую функцию?

Вот один из ответов на вопрос, для чего компаниям философ. Именно он должен отвечать за максимально прозрачный, всем понятный, применимый этический кодекс, а также за подготовку и консультирование этического комитета.

Комитеты по этике давно стали нормой для медицинских и научных учреждений. Они начали появляется во второй половине XX века как способ ограничить бурно развивающуюся науку, отдельные достижения которой представляли угрозу для человека. В первую очередь они появились в США, затем в Европе и России.

Имея долгую историю этической проверки новых разработок, неудивительно, что именно в США, в компании Google был нанят первый философ

Технологические возможности — это новая генетика. Искусственные системы, с которыми мы взаимодействуем каждый день, должны соответствовать стандартам этики и морали той аудитории, на которую они рассчитаны. Здесь же вопрос о защите персональных данных, кибербезопасности и т. д. Искусственная система содержит только то, что в нее включил человек, поэтому добавление морального компонента — это способ очеловечить, «онормалить» эту систему, сделать ее соразмерной и поэтому безопасной.

В описании должности этика по вопросам техники приводятся такие задачи:

«Что должен делать разработчик приложений, если новое приложение окажет негативное влияние на личное взаимодействие с людьми? Следует ли разрешить нам исправлять гены младенцев? Как должен реагировать автомобиль без водителя, если у него есть выбор между травмированием пассажира автомобиля или группы пешеходов?»

Следующий интересный вопрос, который стоит задать: а на каком основании нужно выбирать этические системы или конструировать их, скажем, для голосового помощника или чат-бота? Если речь идет о глобальной компании, будет ли она учитывать местные моральные нормы своих потребителей или будет продвигать свою «корпоративную этику»? Этими вопросами должен заниматься философ в компании.

Возможные задачи CPO

  • Помощь в планировании, построении долгосрочных программ развития, формировании методологической базы

  • Интеграция ценностей и норм в работу компании

  • Концептуализация, проблематизация, вопрошание, рефлексия

  • Этический анализ

  • Проверка деятельности на соответствие ценностям и нормам

  • Помощь в формулировке целей и задач, обнаружение ограничений и ресурсов

  • Составление, проверка образовательных программ

  • Составление, проверка этического кодекса

  • Индивидуальное консультирование

  • Диагностика и корректировка мыслительной деятельности

  • Создание, определение, проверка методов и инструментов

  • Обучение таким навыкам, как слушание, вопрошание, понимание, рефлексия

В статье «О компетенциях философов-консультантов», которая была опубликована в журнале «Практическая философия» в 2010 году, Питер Хартело перечисляет в том числе такие задачи философов-консультантов: стимулировать личностное изменение, выявлять пресуппозиции, перевод вопросов или проблем в философское поле, обучать думанию, анализировать мышление, прояснять формулировки проблемы или мыслей.

Еще одно описание обязанностей CPO нам доступно благодаря гипотетическому офферу, который многие соискатели приняли за реальный. Среди обязанностей автор указал обучение коллег методам и моделям принятий решений, анализ этических и социальных последствий решений, установление связей с академическими и исследовательскими институтами, поддержку исследовательской группы в определении будущих сценариев и макротрендов.

Возвращаясь к Г .П. Щедровицкому, отмечу обязанности, которые он видел для оргуправленца. По его мнению, философ в компании должен быть методологом, чтобы выстраивать отношения и процессы согласно своим идеям.

«…размышлять, определять стратегические и перспективные линии» (с. 109), «должен иметь ясную голову и держать определенную цель. При изменении условий — менять цели, перестраиваться» (с. 126). Оргуправленец «имеет за своей спиной принятые в данном сообществе методы и способы работы. В тот момент, когда сообщество заходит в тупик, он должен выйти в рефлексивную позицию, рассмотреть, как здесь работают, и описать саму работу — это и есть анализ ситуации. Потом он должен начать смотреть вперед… должен увидеть то, чего еще нет. Он должен это увидеть в воображении, или сконструировать как идеальный объект» (с. 149–150).Г .П.Щедровицкий. Методология и философия организационно-управленческой деятельности: основные понятия и принципы (курс лекций) / Из архива Г.П. Щедровицкого. Т. 5. ОРУ (2). М., 2003. — 288 с.

Ответственность CPO

На CPO, в сущности, лежит невероятная ответственность. Он обеспечивает целостность всей компании и работает в нескольких плоскостях.

Для работы CPO нет жесткого стандарта — и, пожалуй, он и не требуется. Работа философа, даже если он работает в бизнесе, — это полностью мыслительная работа. Ее нельзя автоматизировать или делегировать. Она является продолжением самого человека, его стиля жизни, привычек и интересов. Философ действительно может заниматься чем угодно. Кому-то угодно этикой, кому-то — философией моды, политики, экологии, кому-то — методологией. Основания у философов также разные. Кто-то — последователь неомарксизма, кто-то — ницшеанец, а кто-то и вовсе аналитический философ. И эти три философа будут мыслить по-разному, предлагать разные решения и аргументы. Поэтому так важно найти своего философа и дать ему возможность самому выстроить свою работу.

CPO видит происходящее со стороны и целостно. Он понимает, какие идеи, нормы, ценности, методы, убеждения, стереотипы создают такие отношения, конфликты, продукцию, рекламные компании и т. д. Поэтому он может улавливать тупики и проблемы до того, как они возникнут, и предлагать варианты для их предотвращения.

Разумеется, это некая идеальная картинка того, как я представляю себе CPO в полной его мощи. Но на нее можно ориентироваться и компаниям, и философам, которые хотели бы поработать на такой должности.

В России не существует программ подготовки корпоративных философов, но есть некоторое количество философов-консультантов и значительное количество выпускников философских факультетов, которые представляют собой ценный и незамечаемый ресурс для бизнеса.

Также и компаниям может потребоваться разная помощь. В силу этого и компаниям, и философам стоит озвучивать свои необходимости и возможности исходя не из стандартов, а из действующего запроса.