В сегодняшней производственной среде наибольшее значение имеют навыки и способности, а не академическая «родословная». Пришло время обновить подход к рабочей силе, который делит людей на «синие и белые воротнички». Перевели статью, в которой рассказывается, что приходит на смену старому делению рабочей силы.

Может ли целое движение начаться с одного письма? Бывший генеральный директор IBM Джинни Рометти считает, что да. 14 ноября 2016 года она направила в то время президенту Дональду Трампу письмо о новом подходе к поиску работы, в котором представила несколько ключевых положений о том, как IBM может помочь в достижении цели «использовать творческий талант людей на благо каждого».

Одним из ее предложений было создание рабочих мест для «новых воротничков»

«Для того, чтобы устроиться на работу в IBM, не всегда требуется высшее образование — в некоторых наших центрах в США до одной трети сотрудников не имеют степень. Гораздо более важны соответствующие навыки, иногда получаемые в результате профессионального обучения. Кроме того, мы создаем и нанимаем людей для заполнения рабочих мест типа «новые воротнички» — это совершенно новые роли в таких областях, как кибербезопасность, наука о данных, искусственный интеллект и когнитивный бизнес».

Зачем нужно давать имя этому новому типу работы? Затем, что изменение слов может привести к изменению мышления. Для этих должностей «новое» отражает потребность в навыках в области информационных технологий, которые сегодня являются частью всех рабочих мест в производственных компаниях, в том числе и непосредственно в производственном цехе.

По словам Келли Джордан, директора по вопросам карьеры и навыков в IBM, кампания Рометти для новых сотрудников имеет успех: «Термин становится общепризнанным во всей отрасли». Термин «новые воротнички» появился в ответ на проблему, над решением которой IBM работает с 2016 года.

«Тысячи рабочих мест в нашей компании оставались незаполненными, поэтому мы хотели создать новые пути и возможности для поиска талантов, — пояснила Джордан. — Рассматривая различные варианты, мы можем найти кандидатов с любым бэкграундом и любым уровнем образования, которых мы, возможно, не рассматривали раньше».

Идея состоит в том, чтобы смотреть на способности, а не на академическую подготовку. «У нас много рабочих мест, которые не требуют дипломов, но требуют навыков», — говорит Джордан. Каждый год на «новых воротничков» приходится около 15% всего найма IBM в США.

Этот мощный конвейер в IBM отчасти связан с системой школ P-Tech, которые компания открыла в 2001 году в Бруклине, Нью-Йорк. И это модель, которую Рометти предложила президенту Трампу в своем письме:

«Вы говорили о важности профессионального образования, и мы согласны. IBM отстаивает новую образовательную модель для Соединенных Штатов — шестилетние государственные средние школы, сочетающие традиционное образование с лучшими практиками общественных колледжей, наставничеством и реальным опытом работы. Первая из этих школ открылась при поддержке IBM 5 лет назад в Нью-Йорке».

Компания продолжает развивать эту концепцию — еще в 2017 году она запустила программу обучения персонала IBM, и с момента запуска программа росла вдвое быстрее, чем компания изначально планировала: к концу 2019 года IBM наняла более 450 учеников. На сегодняшний день трудоустроено более 90% выпускников производственного обучения. Уже в 2020 году компания наняла еще 100 учеников и планирует нанять тысячи в течение следующих нескольких лет.

Семена, посеянные IBM, распространились по всей стране и прижились прямо в кампусах общественных колледжей.

Одной из программ общественного колледжа является Центр производственных технологий Tri-C, расположенный в Кливленде. «Хотя мы не используем термин “новый воротничок”, мы включили эту концепцию в наши программы обучения персонала, — говорит Уильям Гэри, исполнительный вице-президент подразделения Tri-C по персоналу, сообществу и экономическому развитию. — В течение многих лет мы тесно сотрудничали с компаниями, слышали их потребности и адаптировали программы для их удовлетворения, особенно в передовом производстве».

И это работает: «Мы сокращаем разрыв в навыках», — сообщает Гэри. «Хотя не многие об этом говорят, — добавляет Гэри. — И немало еще предстоит сделать, но, сотрудничая с различными заинтересованными сторонами, мы обеспечиваем обучение людей, необходимое для удовлетворения текущих потребностей бизнеса. Наша программа — это программа по запросу».

И это обучение (как техническое, так и мягким навыкам) — именно то, что необходимо для заполнения многих рабочих мест со средним уровнем квалификации, которые часто остаются в производственных компаниях незаполненными. «Работодатели зачастую не могут дождаться, пока работники или студенты получат необходимую степень, поэтому эти программы восполняют пробел, — говорит Гэри. — И если человек хочет продолжить обучение, получив двухлетнюю степень, наше учреждение предоставит ему кредиты за обучение, которое он прошел по этой программе».

Знак почета?

Для решения этой проблемы существует и другая программа — «новые значки для воротничков», которые подтверждают прохождение обучения, необходимого для этих работников. И она, кажется, становится популярной, объясняет Сара Бойсверт, соучредитель компании Potomac Photonics, которая занимается коммерциализацией продуктов лазерной микрообработки. В 2012 году совместно с Центром битов и атомов (CBA) Массачусетского технологического института она создала Fab Lab Hub: ее лаборатория является частью международной сети Fab Lab.

«Сегодняшние условия требуют новых возможностей и моделей обучения, — объясняет Бойсверт. — Поскольку рабочие места для «синих воротничков» превращаются в новые цифровые рабочие места, четырехлетняя или даже двухгодичная степень больше не требуется, что открывает возможности для программ обучения».

Бойсверт пришла к такому выводу после того, как опросила 200 американских производителей о навыках, необходимых для интеллектуального производства, и написала книгу The New Collar Workforce в 2018 году.

K-AMPUS  — это набор методических инструментов для построения индивидуальных планов развития каждого члена команды. Помогает запустить развитие по собственному пути, пройти обучение по рекомендации руководителя или получить план по итогам диагностики, встроенной в платформу. Полный цикл администрирования обучения от заявки до обратной связи.

Новая рабочая сила должна обладать цифровыми навыками, необходимыми для запуска автоматизации и программного обеспечения, проектирования в CAD, программирования датчиков, обслуживания роботов, ремонта 3D-принтеров, а также для сбора и анализа данных. «Эти навыки сделают возможным цифровое производство для появления индустрии 4.0», — говорит Бойсверт.

Fab Lab Hub, будучи членом Североамериканского альянса цифрового производства, разработала первые значки New Collar Workforce для аддитивного производства. По данным New Collar Network, скоро появятся и новые цифровые значки, в том числе значки безопасности лабораторий, созданные Национальной лабораторией Лос-Аламоса и финансируемые Департаментом экономического развития Нью-Мексико. Другие значки, которые уже маячат на горизонте, связаны с лазерной обработкой, сваркой, дизайн-мышлением и предпринимательством.

«Эти значки дают прекрасную возможность узнать, что им нравится, а что нет, — говорит Бойсверт. — Некоторые дети предпочитают управлять машинами, и это дает им возможность сделать карьеру. Они могут найти интересную работу, которая позволит им в конечном итоге содержать свои семьи».

По словам Бойсверт, цель программы значков — сделать ее доступной как с точки зрения затрат, так и времени. И это то, какой она и является: в среднем это шестинедельная программа, которая стоит 250 долларов. Бойсверт также создала сеть New Collar Network, которая представляет собой группу преподавателей, работодателей, заинтересованных граждан, родителей и политиков, которые стремятся изменить мир к лучшему с помощью новых моделей образования и экономического развития.

Время для новой государственной политики?

Формирование новых моделей взгляда на рабочую силу — это миссия Джейн Оутс, президента WorkingNation, некоммерческой организации, занимающейся вопросами рабочей силы. Оутс, которая работала помощником секретаря в Управлении занятости и обучения при министре труда Хильде Л. Солис в администрации Обамы, сказала, что заявление Рометти, сделанное в 2016 году, было крайне важным.

«После рецессии люди изо всех сил пытались найти новые способы для обретения навыков и моделей поведения, необходимых для новых рабочих мест, которые были созданы с помощью технологий или которые изменились в результате автоматизации, — объясняет Оутс. — Термин «рабочие места для синих и белых воротничков» не имеет смысла на сегодняшнем рынке труда. Он устарел».

Оутс отмечает, что в США степень бакалавра де-факто использовалась как инструмент для измерения чьей-либо способности к обучению. «Поэтому для Джинни было важно сказать, что у нас есть и другие способы измерения компетенций, которыми обладают люди».

Хотя она считает, что с тех пор, как был изобретен термин «новый воротничок», идея стала яснее, многое все еще предстоит сделать. Текущие экономические факторы, однако, лишь помогают найти новых сотрудников, что связано с высокой стоимостью диплома о высшем образовании, который, в свою очередь, приводит к возникновению большого долга.

Выпускники колледжей и программ, поддерживающих идею «новых воротничков», в свою очередь, работают на должностях, для которых не требуется ученых степеней

По словам Оутс, производство — одна из отраслей, которые решают проблемы образования. Многие компании предлагают стажировки и другие возможности обучения, чтобы привлечь новых людей в эту область, что значительно улучшило ее имидж. «Я приветствую работу Национальной ассоциации производителей по изменению восприятия отрасли от чего-то темного, опасного и грязного к чистому, высокотехнологичному и захватывающему», — говорит она.

Еще одна желанная тенденция — это появление региональных партнерств для учеников и других учебных заведений. «Нам особенно нужно обращать внимание на мелких работодателей, поскольку они формируют новые рабочие места и встраиваются в сообщества. Они получат большую выгоду от такого государственно-частного партнерства».

Лучший путь для подобного партнерства — тесное сотрудничество с компаниями для определения конкретных потребностей в работе. Общественное образование должно быть согласовано с навыками, требуемыми на существующих открытых позициях.

«Когда люди самостоятельно идут получать свои сертификаты, в конце их далеко не всегда ожидает работа», — объясняет Оутс

Она также говорит, что наши взгляды на рабочие места и работу должны расширяться. Оутс хотела бы, чтобы вакансии для «новых воротничков» рекламировались в таких местах, как LinkedIn — это побудит людей задуматься о том, какие сертификаты им могут понадобиться и как их можно применять в разных отраслях.

Система образования может сыграть важную роль в том, как воспринимаются новые рабочие места. Привязка навыков, полученных в школе, к конкретной работе может помочь учащимся принимать более обоснованные решения в отношении более широкого разнообразия вариантов для карьеры. Объединение учебных заведений, компаний и агентств экономического развития приведет к тройному эффекту повышения квалификации кадров.

IBM с этим точно согласится. «Мы ищем возможности, чтобы поделиться тем, что мы узнали о моделях ученичества и трудоустройства, с компаниями и организациями», — говорит Джордан. Оутс добавляет, что для еще большего расширения этого круга влияния необходима государственная или общенациональная политика, в основе которой лежит обучение на протяжении всей жизни.

Подобная перспектива воплощает само определение «нового воротничка». И Рометти, безусловно, одобрит эту цель и будет более чем гордиться тем, что ее письмо произвело революцию в сфере трудовых ресурсов.